Главная страница Вкусные рецепты Как приготовить блюда из морепродуктов?

Как приготовить блюда из морепродуктов?

21.11.2017

Вкусные суши несложно приготовить и самостоятельно на собственной кухне, не забыв купить нужные ингредиенты.

Ни один праздник не обходится без красной рыбы. Но в этом рецепте я ввела маленькое новшество.

Ароматный, сочный лосось обжаренный на сковороде в миндальной стружке. Способ приготовления очень прост, даже новички смогут без лишних проблем приготовить этот вкусный лосось. Если вам не по вкусу оладьи из кабачков - замените их, на картофельных или другие.

Скажу честно: салат приготовила импровизируя. Да так на импровизировала, что он понравился всем моим близким, и посетителям в моем ресторане. Здесь используется заправка на основе базилика. В принципе можно использовать заправку по вкусу, так будет даже лучше.

Довольно простой рецепт, не смотря что с рыбой бывает сложно работать. Хочу заметить что рыба которую я использую является весь доступной, цена не ударить по кошельку среднестатистического гражданина.

Эта закуска просто находка для занятых людей. В ней очень мало ингредиентов, но по мимо этого она очень быстро готовится. Как-раз успеете к приходу гостей.

Спринг-роллы - целая группа азиатских закусок, которые заворачиваются в рисовую бумагу, тесто или блинчик. Начинки могут быть самыми разными, а ролы как свежими так и жаренными.

Аромат чая дает рыбе характерный привкус. Который никого не оставит равнодушным. Блюдо получится красивым не хуже чем в дорогих ресторанах.

Рецепт этого салата к нам пришел из Италии. В рецептуре нету ничего заумного и сложного: томат, салатные листья, тунец и моцарелла, но вместе получается очень вкусно!

Фаршированные кальмары. Начина состоит из варенного риса, жареных грибов и срыра.

Теги:

Комментарии

грипп 16:27, 22.11.2017
ВОТ ВАМ РЫБА. Пора по крабам
Дата 26 июня 2017 г.
Пора по крабам
Пора по крабам
Кто зарабатывает на морском деликатесе.

Краб не селедка, должен стоить дорого. Сформулировав этот постулат, Росрыболовство поставило рекорд по сборам на крабовых аукционах, а новые компании, вышедшие на этот рынок, готовы воплощать решения в жизнь. Турбаза «Аквамарин» расположилась прямо на берегу Охотского моря в часе езды от Южно-Сахалинска. Внешний вид довольно спартанский: построенный в духе советских пансионатов гостевой дом с бильярдом и баней, несколько простеньких катеров, грузовик, чтобы подтаскивать катера к воде.

Но туристы приезжают сюда охотно, и едут они за роскошью другого рода: за сахалинской рыбалкой. На стенах «Аквамарина» — фотографии, от которых у любого завзятого рыбака может случиться припадок. Вот хозяин базы, приятный мужчина Валерий Черномаз, держит в объятиях рыбу-собаку — чудище разевает пасть, в которую легко поместится голова Черномаза.

Вот какие-то счастливчики впятером тянут бесконечные гроздья каменного окуня. Ловят здесь также трубача, осьминога, терпуга и, конечно же, краба. Точнее, ловят краб. На профессиональном сленге краб не склоняется: «ходить на краб», «биться за краб». Звучит диковато, но к сленгу быстро привыкаешь, как и к самому «краб», которого здесь море — в одной ловушке, поднятой со дна, сразу несколько видов: ярко-оранжевые (камчатские), сочного чернильного цвета (синие), колючие и волосатые. Ради свежевыловленных крабов, вкус которых не идет ни в какое сравнение со сколь угодно дорогими консервами, в этот регион и едут рыбаки и гурманы. — Но сейчас — увы! — разводит руками Валерий Черномаз.— На все лето любительскую ловлю краба запретили. Такие вот новые «правила любительского рыболовства».

В прошлом году еще можно было несколько недель летом ловить, а с этого года — все три месяца запрещено. Валерий пускается в долгий рассказ о том, как в последнее время госслужбы ужесточили контроль за рыбаками. — Конечно, то, что прежний беспредел прикрыли,— это хорошо. Тут ведь каждый первый в девяностые промышлял контрабандой. И ладно бы на продажу, но ведь просто истребляли и рыбу, и крабов, и моллюсков. Того же гребешка, например, чуть было совсем не извели.

Но сейчас уж так гоняют — жуть. Гребешка выбрасывает штормом, так его даже с берега нельзя подбирать! Он лежит, гниет, а если подобрал — все, ты браконьер. А уж по крабу — само собой гайки завернули. Краб — это сейчас для избранных промысел. 18 мая в здании Росрыболовства в Москве, на Рождественском бульваре, выдалось жарким: это был первый день аукциона по распределению прибрежных крабовых квот на юге Приморского края — от Золотого мыса до корейской границы. В этой зоне вылавливают не так уж много, чуть больше 10% от общего российского вылова, и тем не менее в этот и следующий день Росрыболовству удалось выручить за сегмент существенно больше денег, чем за все остальные участки.

Последние аукционы по этим квотам проходили в 2010 и 2012 годах, и заканчивались они довольно быстро: пришло два-три участника, тот, кто предложил цену, на 2% отличающуюся от начальной, и становился обладателем квот. Позже конкурсы признали недействительными — был доказан картельный сговор (все участники принадлежали одному лицу — приморскому бизнесмену Дмитрию Дремлюге). Последовали отставка главы Росрыболовства, арест руководителя приморского отделения ведомства, уголовные дела, объявление в федеральный розыск самого Дремлюги и много других событий.

И вот через столько лет квоты удалось продать, причем, как говорили потрясенные участники, поздним вечером выходившие из здания на Рождественском бульваре, баснословно дорого. Квоты, за которые Дремлюга заплатил 371 млн руб., были проданы в 33 раза дороже — за 12,4 млрд, а всего в ходе этих аукционов за те же квоты, что и в 2010–2012 годах, государство получило сумму, выросшую в 57 раз,— 22,9 млрд руб. вместо прежних 408,8 млн, что, даже с учетом изменившегося курса рубля, впечатляет. На сей раз в зал набилось полсотни человек, и торг за каждую квоту шел часами. Кому что досталось в пылу сражения, стало понятно лишь по итогам. И это был очень интересный итог: основные деньги, как выяснилось, заплатили новички — компании, ранее в крабовом бизнесе не участвовавшие, но наслышанные о баснословных прибылях. Больше всех потратила компания «Турниф», входящая в холдинг «Русская рыбопромышленная компания» (РРПК), который принадлежит зятю Геннадия Тимченко Глебу Франку и Максиму Воробьеву.

За право на вылов 2,4 тыс. т краба компания заплатит более 10 млрд руб.— цифра для рынка удивительная, тем более что квоты РРПК достались главным образом на краба-стригуна опилио. Штука тут вот в чем: по вкусовым качествам опилио не уступает камчатскому, но поскольку он существенно мельче, то и стоит чуть ли не вдвое дешевле (экспортеры в последнее время продавали камчатского краба в среднем по $23 за килограмм, а краба опилио — по $12–13). «Они прям как дети миллионеров в магазине игрушек»,— хмуро комментировал события один из участников тех аукционов, вспоминая прежние ошибки «новичков» рынка и сомневаясь в нынешнем успехе. У акционеров РРПК действительно уже случались неудачи на рыбном рынке.

Созданная ими в 2007 году для производства лососевых компания «Русское море» оказалась финансово неуспешной: из-за массовой гибели рыбы и других проблем к 2015-му ее чистый убыток вырос до 1,9 млрд руб. Правда, деятельность партнеров, связанная с минтаем, развивается более успешно — последние годы РРПК активно скупает предприятия данного профиля и уже стала крупнейшим в России добытчиком этой рыбы. На втором месте по инвестициям на аукционе оказалось ПАО НБАМР (подконтрольно бывшему губернатору Приморья Сергею Дарькину).

Предприятие когда-то занималось небольшим крабовым промыслом, но в последние годы, как и РРПК, специализируется на вылове минтая. Так или иначе, ПАО НБАМР приобрело за 2,1 млрд руб. квоты на того же краба опилио. Третий «новичок» — Преображенская база тралового флота, связанная с семьей губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко. База заплатила за квоты на краба опилио 1,9 млрд. «Компании, входящие в ассоциацию,— крупнейшие добытчики краба на Дальнем Востоке, между тем из 15 лотов подзоны Приморье, которые дали основную выручку аукциона, члены ассоциации выкупили всего два лота,— осторожно делится соображениями глава Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков.— Это не случайно: по моему мнению, многие лоты оказались сильно переоценены.

Если для членов ассоциации приобретение лотов по такой цене еще может быть оправдано в силу диверсификации промысла, то для новичков, не имеющих не только других крабовых квот, но зачастую и соответствующего флота, причины приобретения лотов по такой цене непонятны хотя бы в силу сроков окупаемости». «Бывалые» действительно больше интересовались лотами на камчатского краба — их приобрели компании, связанные с сахалинским крабовым королем Олегом Каном, с компанией «Антей» Ивана Мехнова и даже с тем самым Дмитрием Дремлюгой, который со времен провалившихся аукционов находится в федеральном розыске. Его представители тоже избыточно увлеклись аукционной игрой: одна из фирм, которую приписывают Дремлюге, «Краб Марин», купила на аукционе лот на вылов камчатского краба за 1,8 млрд руб., хотя такой же лот структура Кана приобрела за 1 млрд, а «Антею» чуть больший лот достался за 1,2 млрд.

Огорченный неосмотрительностью своих представителей Дремлюга хочет результаты аукциона оспорить и вернуть залог — подконтрольное ему ПАО «ХК “Дальморепродукт”»: через три недели после аукциона в Арбитражный суд Москвы был подан иск к Росрыболовству с требованием отменить результаты торгов. В Росрыболовстве бушующие на рынке страсти вызывают истинный восторг: вот она, настоящая конкуренция. «Конечно, 10–15 лет назад невозможно было представить, что участники российского крабового рынка будут делать гигантские инвестиции в бизнес,— говорит Василий Соколов, замруководителя Росрыболовства.— Заходить с такими деньгами было просто бессмысленно — они бы никогда не отбились.

На рынке тогда орудовали сотни браконьеров, и они уронили мировую цену на краба до минимальных значений. Сейчас совсем другое дело, выход на внешние рынки для российских браконьеров в значительной степени перекрыт. Мировая конъюнктура очень хорошая: вылов в США сравнительно низкий, и Россия по таким видам краба, как камчатский и синий, является мировым лидером. А в качестве нового рынка сбыта помимо традиционных США, Японии и Республики Корея появился Китай с быстро растущим потреблением, в том числе и деликатесов. В результате цена на российского краба на международном рынке выросла в разы по сравнению с началом 2000-х, и даже такие инвестиции при хорошем управлении в итоге могут окупиться». Приключения «Чатки» Осенью 2010 года в одном из лучших ресторанов Южно-Сахалинска московская компания La Maree устраивала грандиозный банкет для местного истеблишмента, состоящего главным образом из владельцев рыбных компаний. Яства предлагались в традициях высокой кухни — завиток чего-нибудь в центре тарелки, но перемен блюд при этом было аж восемнадцать.

Сахалинцам подали их родные морепродукты — осьминога, краба, спизулу, анадару, морского петушка, кукумарию, корюшку, устриц, но в совершенно неопознаваемом виде. «Народ говорил: “Надо же, мы привыкли, что из кукумарии можно разве что скоблянку сделать, а тут севиче, карпаччо, по-арабски, по-итальянски!” —вспоминает гендиректор La Maree Азамат Юсупов.— А мы как раз хотели показать, что можно делать из сахалинских морепродуктов, какие шедевры». Демонстрация сахалинских возможностей понадобилась крупнейшему российскому импортеру морских деликатесов в связи с его намерением импортозаместить некоторые позиции в своем ассортименте.

«Мы выходили на сахалинский рынок, и нам важно было дать почувствовать местным игрокам, что мы ценим их продукт, ценим их опыт,— подчеркивает Юсупов.— Потому что без опыта на этом рынке делать нечего — там столько специфики! Вот, например, сахалинская корюшка — вкуснейшая вещь. Но, если вы вздумаете попробовать ее летом, больше в жизни в рот не возьмете. Потому что летом она вся червивая!» Азамат Юсупов приехал открывать представительство один и провел на Сахалине полгода. По его словам, это было самое начало «цивилизации» на крабовом рынке. Крабовые короли только-только вернулись из бегов, создали официальные холдинги и начали работать над репутацией.

Истории про рыбаков, которых брали с десятками тонн крабов на борту, а они потом в суде доказывали, что «везли крабов выпускать на территорию, свободную от браконьеров» (скорее всего, в Японию), про крабовую империю «чукотского бизнесмена Козлова» или американца Евгения Гонтмахера постепенно стали уходить в прошлое. Зато цена на краба, которая в результате небывалой активности всех этих персонажей упала чуть ли не до $10 за килограмм, казалась очень интересной.

К настоящему времени процесс импортозамещения в La Maree набрал хорошие обороты: из 320 т продукции, которые компания продает на российском рынке за год, треть — российские деликатесы. Для этого компании пришлось построить на Сахалине логистический центр с аквариумами и морозильными камерами, добиться хороших тарифов на перевозки и наладить отношения с поставщиками. Таким образом, по некоторым позициям у La Maree произошло полное импортозамещение, в том числе и по камчатскому крабу. А до 2010 года краб этот в самые дорогие московские рестораны попадал из Норвегии. Собственно, он все равно был, строго говоря, российский: история о том, как во времена СССР ученые решили разнообразить биологию северных морей и заселили туда этих ракообразных, довольно известная.

Краб тогда был одним из главных экспортных советских товаров. Консервы «Chatka» (если верить легенде, на этикетке не поместилось слово Kamchatka) брали за границей охотно и помногу, хотелось увеличить производство и сэкономить на транспортировке. Прижился завезенный в северные моря краб как раз к моменту развала СССР, а спустя еще десятилетие добрался до норвежских вод. Сейчас Норвегия экспортирует камчатского краба десятками тысяч тонн, но по-прежнему в местных газетах считается хорошим тоном писать, что для морской акватории завезенный вид — животное вредное, нарушает экосистему и выедает треску (что, кстати, справедливо лишь отчасти: краб, если сможет, треску действительно съест, но и она обидчика ест активно — правда, лишь пока он растет и меняет панцирь).

Покупать краба на Сахалине и везти его за тридевять земель в Москву La Maree решила не от хорошей жизни: норвежский страшно подорожал. Впрочем, и налаживание госконтроля на цене товара отразилось самым непосредственным образом. За последние десять лет Росрыболовство вместе с погранслужбами ввело по-настоящему драконовские меры: за отключение средств контроля на двое суток — отлучение от квот всей компании, за два крупных ущерба — то же самое, недоставление на таможенную территорию — снова лишение квот. Кроме того, была проведена большая работа по международным соглашениям: браконьерского краба больше не берут в Европе, США, почти не берут в Южной Корее и Японии. «Остался только один очаг браконьерский в Северной Корее, где действует международный синдикат, но в целом на цену российского краба браконьерский бизнес уже практически не влияет»,— утверждает Василий Соколов.

Последние аукционы по крабу глава Росрыболовства Илья Шестаков комментировал в том духе, что, согласно новым правилам, обладатели прибрежных квот на вылов краба должны будут доставлять его на берег того региона, где квоты выделены, а это значит, что краб будет ориентирован на внутренний рынок, и легальные производители и здесь станут задавать тон, тесня браконьеров. «Краб — это не селедка, в смысле не народный продукт… Должен стоить дорого»,— настаивает Шестаков.

В целом, по всем оценкам, браконьеров уже сейчас стало меньше в разы — цены на рынке тоже поднялись в разы. «Наша принципиальная позиция — покупать только у легальных продавцов, иметь дело с браконьерами — ниже нашего достоинства,— категоричен Азамат Юсупов.— Но сейчас один из наших постоянных партнеров предлагает нам колючего краба, а на вкус владельца Lа Maree Меди Дусса, колючий — самый вкусный, по $45. Это в два раза дороже, чем в прошлом году…» Тем не менее менять логистику уже никто не собирается. На Усачевском рынке в Москве открылся корнер Lа Maree. Там можно купить камчатского краба по 3200 руб. за килограмм, и руководство компании утверждает, что дешевле не привезешь в Москву легального краба. К радости менее принципиальных граждан, водится пока в столице и нелегальный. На других рынках живой краб стоит от 1500 руб. за килограмм — скорее всего, везли его не с Дальнего Востока, а из Баренцева моря и никаких отчислений государство за вылов не получило. Но скоро, обещают власти, эта лазейка прикроется.
ГРИПП 19:19, 22.11.2017
Виталий Орлов и молчание рыбы
Дата 01 марта 2017 г.
Виталий Орлов и молчание рыбы
Виталий Орлов и молчание рыбы
Путь «Норебо» к успеху через тюрьмы и откаты.

Главный "рыбный олигарх" России Виталий Орлов недавно полностью выкупил 39-й этаж в самом высоком жилом здании Великобритании – башне St. George Wharf за £13 млн (933 млн рублей). Соседями Орлова по St. George Wharf являются курдский нефтяной магнат, египетский крупный производитель снеков, индонезийский банкир, уругвайский тренер, бывший пилот «Формулы-1», а также семья заместителя главы совета директоров «ФосАгро» экс-сенатора Андрея Гурьева.

Рыба ищет, где глубже, а Орлов — где рыба
Он может себе это позволить: агентство Блумберг, которое каждый год пересчитывает миллиардеров, нашло в России еще одного бизнесмена с десятизначным состоянием. Как Виталий Орлов заработал свой первый миллиард, рассказывается в расследовании.

– Очень таинственная фигура. Даже среди рыбаков нашего города, которые знают друг о друге всё – кто сколько и какой рыбы ловил, кто на ком женат, кто с кем и как ходил в море, – об Орлове молчок, – рассказала обозреватель одной из мурманских газет Нина Антонян, которая 20 лет пишет о проблемах рыбной отрасли.

– Я думал, он уже давно в долларовых миллиардерах, а его только сейчас внесли в список? – удивился бывший председатель одного из рыболовецких колхозов Севера, который попросил не упоминать его имени в «этой теме».

Широкая общественность Орлова до сих пор не знала. Но специалисты отрасли уже давно шепотом называли его «морской царь» – холдинг Орлова, по оценкам экспертов, вылавливает 15% всей российской трески, минтая и сельди и является одним из крупнейших добытчиков белой рыбы в мире. Годовая выручка его компаний оценивается в $500–600 млн.

«Тресковый пират»
Виталий Орлов родился в «морской столице» Севера – Мурманске. Профессию выбрал романтичную и для этих мест вполне логичную – поступил в мореходку, на специальность «судовождение».

– Это было давно, он сам не поддерживает отношения с учебным заведением, да и его преподаватели и сокурсники уже разлетелись кто куда, – рассказал начальник судоводительского отделения Мурманского морского рыбопромышленного колледжа Валерий Векличев.

Сам выпускник мореходки Виталий Орлов в 1993 году «разлетелся» в шведскую компанию, которая имела эксклюзивное право на вылов российской рыбы. Поговаривали, что глава фирмы из Швеции был связан с российскими спецслужбами, поэтому к нему было особое отношение. Орлова взяли крепить связи между российскими рыбаками и шведским бизнесом.

Треска и минтай из российских вод прямиком отправлялись на скандинавские прилавки. На работе Орлов познакомился с одним из топ-менеджеров и морским офицером в прошлом – Магнусом Ротом. Сотрудники подружились и решили, что настал момент отправиться в самостоятельное плавание – создать собственную компанию Ocean Trawlers.

–Я слышал, что Магнуса Рота еще в 90-е годы прозвали «тресковый пират» за рискованные и не всегда дружившие с законом операции, – напомнил один из морских экологов, попросивший не ссылаться на него.

–В 90-е был, как сейчас говорят, дикий рынок, но Орлову хватило чутья и упорства выплыть в нужном направлении. Он сделал ставку не только на добычу, но и на развитие флота, – говорит рыбопромышленник Владимир Ляпунов.

Мурманские рыбаки помнят, что Орлов сумел занять выгодную нишу – пригонял подержанные норвежские суда в российские воды. Взамен рыбаки часто сгружали улов компании Орлова. Это и называлось развитием.

К тому времени удачливый рыбак и будущий олигарх уже перебрался на «норвежскую Рублевку» – в живописный старинный городок Дрёбак на фьорде, который считается теплой гаванью Осло. С обжитого европейского места мурманского рыбака согнал международный скандал.

Война с викингами
К 2004 году маленькая Норвегия взбунтовалась против чужаков. Оказалось, что Ocean Trawlers контролирует уже до 80% рынка трески. Норвежские налоговики взялись проверять операции компании, а национальный телеканал показал расследование, в котором обвинил успешных бизнесменов в участии в коррупционных схемах и нелегальном вылове рыбы. Фильм назывался «Хищные рыбаки».

Больше всего досталось третьему собственнику Ocean Trawlers – Александру Тугушеву, который со своей компанией влился в российско-норвежский бизнес. В 2003 году Тугушев стал заместителем руководителя Госкомрыболовства (ныне – Росрыболовство) Евгения Наздратенко, и норвежские журналисты прозрачно намекнули, что Тугушев из своего высокого кресла продолжал покровительствовать компании Орлова и бывшие партнеры по-прежнему работали в одной связке. Одно из доказательств – скан факса, который есть у журналиста Руне Етреберга, о переводе €20 тыс из бухгалтерии Ocean Trawlers на имя мисс Тугушевой в роскошный кипрский отель.

Компании Орлова удалось отбить все обвинения, которые они назвали инсинуациями конкурентов.

Непотопляемый
С начала 2000-х компания Орлова стала холдингом, занимаясь скупкой рыбодобывающих и мореходных компаний на Севере и Дальнем Востоке. Правда, архангельские рыболовецкие колхозы отстояли независимость, подняв шум из-за попыток обанкротить предприятия с целью дальнейшей скупки. Давний друг и партнер Орлова – зам. главы Госкомрыболовства Тугушев – тогда требовал от архангелогородцев продавать всю рыбу конкретно Ocean Trawlers. Письмо с его подписью наделало тогда много шума.

Карьера чиновника завершилась, но по другой причине: Тугушева отправили на 6 лет в колонию за вымогательство взятки при распределении квот на вылов рыбы. Но квоты ужетогда распределялись по «историческому» принципу, и не в силах одного чиновника было это изменить.

Когда «любовь» с Норвегией прошла, компания Орлова переехала в Гонконг и стала работать с крупнейшим китайским переработчиком Pacific Andes. В 2012 году китайцы гордо заявили, что контролируют 60–70% вылова российского минтая.

– Российская рыба попадает на прилавки через Китай, с международной наценкой! – возмущались и рыбаки, и потребители, и, конечно, конкуренты Орлова, среди которых есть очень могущественные игроки – «Гидрострой» члена СовФеда РФ Александра Верховского и «Русская аквакультура» брата подмосковного губернатора Андрея Воробьева - Максима Воробьева и зятя Геннадия Тимченко Глеба Франка.

Директор Мурманского рыбкомбината Михаил Зуб говорил, что большая часть рыбы «уплывает» в Гонконг и Китай. Правда, сейчас его пыл остыл: на просьбу прокомментировать эту тему ответил отказом.

В 2016 году Орлов открыл перерабатывающую фабрику в Мурманске. На мероприятие приехал глава Росрыболовства Илья Шестаков, сын спарринг-партнера Владимира Путина Василия Шестакова.

Рыбак рыбака
К 2017 году Виталий Орлов стал полным владельцем холдинга, сменившего название на новое – «Норебо». Но если Магнус Рот достаточно тихо передал свои акции Орлову (сумма сделки не разглашается), то разбирательства с другим компаньоном напоминают остросюжетный триллер.

Когда Тугушев вышел из колонии, он вернулся в компанию на должность вице-президента – дорога на чиновничью службу была для него закрыта. Еще раньше, при переходе на службу в Госкомрыболовство, Тугушев написал отказ от своей доли в компании. Отсидев, он стал уверять, что отказ был чисто формальным, но устные договоренности к делу не пришьешь. Дальнейшие события легли в основу уголовного дела по вымогательству у Орлова 5 млрд рублей (так Тугушев оценил свою долю).

«У тебя времени до вечера... Не решишь вопрос по-нормальному, я тебе и твоей семье ноги вырву, – якобы говорил нанятый Тугушевым «переговорщик», чеченец Усман Джамалдаев. – Если ты акции не перепишешь, то голову потеряешь...»

От предложенных отступных в $60 млн Тугушев отказался – в итоге получил уголовное дело и новый срок. Так закончился передел самого успешного рыболовного холдинга: один из компаньонов пошел на дно, второй уверенно выдержал курс на список миллиардеров
грипп 15:52, 23.11.2017
ФСБ предложила реформировать рынок дальневосточного краба
Интересантами считаются бизнесмены Борис и Аркадий Ротенберги
23 ноября 00:51Ирина Синицына, Маргарита Папченкова, Екатерина Бурлакова / Ведомости
1

Краб привлекает быстрым оборотом: выловил, за неделю продал, как правило, за доллары, говорит председатель совета директоров Fishnews Эдуард Климов
Краб привлекает быстрым оборотом: выловил, за неделю продал, как правило, за доллары, говорит председатель совета директоров Fishnews Эдуард Климов
Лев Федосеев / ИТАР-ТАСС
Президенту Владимиру Путину предложено пересмотреть принцип распределения квот на вылов краба, говорится в записке «О совершенствовании законодательства о рыболовстве». Ее автор не указан. Путин направил бумагу советнику Андрею Белоусову: «Прошу рассмотреть и доложить ваше мнение».
Федеральный чиновник подтвердил письмо и резолюцию Путина. По его словам, инициатива исходила от ФСБ. Один из участников рыбного рынка, видевший письмо, уверен, что оно исходило от ФСБ. Представитель ФСБ отказался от комментариев, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заметил: «Это служебная переписка». Официальная информация по данному вопросу в Росрыболовство не поступала, заявил его представитель.
10-летние квоты на вылов утверждены в 2008 г., они учитывают историю промысла предыдущего периода. В апреле стартует заявочная кампания на 15 лет с 2019 г., говорят в рыбодобывающих компаниях: комиссия вынесет решение, осенью рыболовы переподпишутся на новый срок. Документ предлагает Путину после 31 декабря 2018 г. заменить исторический принцип распределения квот аукционами.
На «Адмиралтейских верфях» РРПК намерена строить траулеры по программе инвестиционных квот
Зять Тимченко и брат губернатора Подмосковья хотят получить спецквоты на вылов рыбы Для этого их компания закажет российским верфям не менее шести новых траулеров
Деньги у краболовов есть: в 2017 г. Росрыболовство продало с аукциона права на добычу 5000 т краба за 24,8 млрд руб. – это больше, чем все налоги рыбной отрасли за год.
Путина также просят исключить крабов из перечня биоресурсов, квоты на добычу которых можно получить через инвестиции, т. е. строительство судов на российских верфях. Спрос есть или на живого краба, или на краба с минимальной переработкой, сказано в документе, этот промысел не создает предпосылок для развития высокотехнологичного судостроения.
Бизнесом интересуются новые игроки, говорят собеседники «Ведомостей». Федеральный чиновник называет Бориса и Аркадия Ротенбергов. Ротенбергам интересна добыча, около года назад рассказывал другой федеральный чиновник. Об интересе Ротенбергов к отрасли известно также двум собственникам компаний с квотами на биоресурсы и одному топ-менеджеру такой компании. Ротенберги – в санкционных списках, ищут возможности для инвестирования, полагают три человека из рыболовецких компаний. Представитель Ротенбергов заявил: ни сами они, ни их структуры этим бизнесом не интересуются.
«Коммерсантъ» узнал о поручении Путина по правилам выдачи квот на вылов краба
«Коммерсантъ» писал, что реформа может быть интересна Русской рыбопромышленной компании (РРПК) брата губернатора Подмосковья Максима Воробьева и Глеба Франка, зятя Геннадия Тимченко. В 2017 г. она впервые купила квоты на 2500 т краба за 10 млрд руб. Рассмотрим целесообразность участия, обещает гендиректор РРПК Андрей Тетеркин. Человек, знакомый с менеджерами РРПК, считает, что на крабы банально нет денег – недавно компания сообщила о контракте с «Адмиралтейскими верфями» на 37 млрд руб.
Глеб Франк и Максим Воробьев подтвердили свой статус – крупнейших добытчиков минтая в стране
Глеб Франк и Максим Воробьев увеличивают улов Они купили контрольный пакет добытчика минтая и сельди у приморского бизнесмена Дмитрия Дремлюги
Человек из компании, добывающей краба, уверен, что владельцы исторических квот пострадают: «Люди вкладывали средства, у них просто возьмут и отнимут [краба], не факт, что квоты вернутся».
Высокорентабельны не все промысловые виды краба, знает президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков. Краб привлекает быстрым оборотом: выловил, за неделю продал, как правило, за доллары, говорит председатель совета директоров Fishnews Эдуард Климов.
Исторический принцип распределения квот давал бизнесу гарантии стабильности, позволял планировать на 15 лет, говорит Дупляков. Сейчас государство предлагает повторно заплатить за те же квоты, ориентируясь на последние аукционы, где цена была явно завышена. Такой сценарий приведет к банкротству многих компаний, занимающихся промыслом краба, заключает он.
В подготовке материала участвовали Светлана Бочарова и Алексей Никольский

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Как быть с охраной в детсадах, школах, техникумах, вузах...?

1. Вернуть бабушек-вахтерш: они глазастее и бдительнее, мышь не пробежит!
2. Пусть Росгвардия охраняет, а то ей заняться нечем, только беспорядки на улицах устраивает.
3. А как же мы жили и выжили без всяких охранников? Убрать их вообще как бесполезных – вот экономия будет!
4. Педагогам надо лучше вникать в жизнь школьников и студентов, пресекать всякую травлю в самом начале, иначе никакой охранник не спасет от стрельбы.
5. Да вы посмотрите на этих охранников – это же неудачники, ничего не умеющие, в том числе и охранять.
6. От сумасшедших все равно не спасешься, несмотря ни на какую охрану.
7. Выключить телевизор (там сплошная злоба и пропаганда ненависти), тогда и охрана не будет нужна.
 

Всего проголосовало
17 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года