Главная страница Защита прав Кто убил 10-летнюю Настю?

Кто убил 10-летнюю Настю?

16.10.2013
Наталья ФОНИНА.

фото

Участница «Пусть говорят» Екатерина Побережная: «На меня оказали давление, и я призналась в убийстве»

Громкая история об убийстве 10-летней девочки Насти из поселка Лазо, который находится неподалеку от Дальнереченска, потрясла всех. 26 августа, примерно в 16.10 мама девочки – Анна Ульянова – вернулась домой и нашла тело мертвой дочери, лежащее поперек двухъярусной кровати. Как потом сказали врачи, девочка была кем-то удушена.

Сразу после происшествия я побывала в Лазо и опросила всех, кто мог пролить свет на случившееся. На тот момент в поле зрения сотрудников полиции подозреваемых не было. Соседи и потерпевшие предполагали, что это сделали неизвестные парни, которых среди бела дня видели соседи.

Соседи говорили, что парни выбежали из подъезда в спешке, как им показалось, в каком-то нервном состоянии, матерясь, сели в машину и на всей скорости тронулись с места. По словам потерпевшей, примерно в это же время в окно Настиной квартиры на первом этаже стучались подруги – соседские девочки. Но на зов подруг Настя не откликнулась, как оказалось позже, она была мертва.

С самого начала следствие зашло в тупик, все версии, как говорила, Анна Ульянова, рассыпались одна за другой. В поселке Лазо опрашивали всех, кто хоть каким-то образом соприкасался с семьей Ульяновых. Со слов бабушки девочки, сотрудники полиции оказывали давление на ее зятя, отца погибшей девочки, который являлся потерпевшим.

Через неделю, уже поздним вечером, знакомая семьи Екатерина Побережная принесла странную записку. В ней был выдвинут «ультиматум», что якобы она должна образумить потерпевшего, которого звали Ульяном, чтобы следующей жертвой не стал его сын.

23-летнюю Екатерину Побережную задержали на следующий день по подозрению в убийстве. Потерпевшая семья Ульяновых и Екатерина Побережная стали героями передачи «Пусть говорят». И теперь в эфире мама и бабушка убитой Насти утверждали, что уверены в виновности Екатерины, что на следственном эксперименте Катя показала, куда выбросили ключи от их квартиры. Попавшая под подозрение Катя Побережная утверждала, что в день убийства в квартиру потерпевших заходила, чтобы посмотреть каталог «Эйвон», но девочку не убивала.

Как участница конкурса «Мисс Дальнереченск-2012» оказалась в СИЗО?

Со слов следствия, ключи без особых затруднений нашли в ближайшем озере, сотрудник полиции якобы нащупал их на дне, в метре от того места, на которое указала Екатерина Побережная. Именно это утверждение насторожило меня больше всего.

Без привлечения специалистов и, может быть специальной техники, найти ключи в озере поселка Лазо так быстро, по моему мнению, просто нереально.

Как все происходило на самом деле? Разобраться в трагедии – задача сложная. Могла ли Екатерина Побережная, которая, кстати, в прошлом году стала победительницей конкурса красоты «Мисс Дальнереченск-2012» (см. снимок), совершить это преступление?

Как оказалось, следствие до сих пор не выдвинуло Екатерине Побережной обвинение. Со слов Ирины Мишиной, мамы Кати, сотрудники уголовного розыска до сих пор пытаются добиться от Кати признательных показаний, применяя физическое и психологическое давление.

– Их не устраивают те показания, которые на первоначальном этапе под их же давлением дала им Катя, – говорит Ирина Мишина. – Считаю, у них просто разваливается версия убийства ребенка моей дочерью, и они хотят получить новые показания – такие, какие им нужно. Катя не признана обвиняемой, следователь говорит, что она задержана для выяснения обстоятельств. Но моя дочь длительное время находится в СИЗО-1 города Владивостока. На каких основаниях в таком случае ее держат в стенах СИЗО?

– Через неделю после убийства Насти ко мне в квартиру пришли сотрудники полиции, – сообщила Катя. – Они сказали, что у нас дома будет проводиться обыск, что мне с ребенком лучше выйти из квартиры. Вместе с сыном Костей я вышла в коридор, ожидала окончания обыска, со мною рядом находились несколько сотрудников полиции. Сначала меня попросили предъявить паспорт, потом выйти на улицу. Ничего не подозревая, я повиновалась. Потом подъехала полицейская машина, меня насильно усадили в машину и увезли, я знала, что в подъезде остался мой ребенок и очень переживала. Меня привезли в отделение полиции города Дальнереченска, завели в кабинет, где началось такое, что я не могла понять, где нахожусь – в полиции или в гестапо, потому что сотрудники полиции надевали мне на голову пакет, лишая доступа кислорода, кричали в ухо, что якобы я тварь и убийца, потом говорили, что если я сознаюсь, то большой срок не получу, потому что у меня имеется ребенок, а если буду упорствовать и не сознаваться, то со мною случиться самое ужасное. Самое страшное, что мне стали угрожать групповым изнасилованием. Я находилась в стрессовом состоянии, мне давали подписывать какие-то бумаги, и я подписывала. Со мною рядом не было адвоката. Какой-то пожилой адвокат подошел, когда все бумаги были подписаны. Завтра меня собираются везти в ОРЧ на улицу Карбышева, в котором, как мне известно, пытают людей. Я боюсь ехать с оперативными сотрудниками, потому что представляю, как будет вестись допрос. И как всегда, при допросах, не присутствует адвокат, он приходит гораздо позже, когда допрос окончен.

Оперативный сотрудник ОРЧ: «Без психологического давления не обойтись»

Девушка написала заявление о том, что отказывается выезжать в ОРЧ (ныне отдел по линии уголовного розыска) на Карбышева, 4, потому что на нее оказывают психологическое и физическое давление, и передала его дежурному СИЗО. Но все-таки Екатерину Побережную на допрос повезли.

В отдел по линии уголовного розыска прибыла и я. В кабинет, где проводятся допросы, меня не впустили, но сказали, что Екатерины Побережной в кабинетах ОРЧ нет. Девушку привезли чуть позже – к обеду. Разве сотрудник ОРЧ-4 не знал, что предстоит допрос Екатерины Побережной?

Я вновь отправилась в отдел по линии уголовного розыска для повторной беседы.

– По имеющимся у меня сведениям, в здании УВД по городу Дальнереченску ваши сотрудники применяли к Екатерине Побережной запрещенные законом методы следствия, – сказала я, – в частности, надевали на голову целлофановый пакет, угрожали изнасилованием. Я настаиваю на том, чтобы вы вели допрос в рамках закона. Поэтому сейчас, когда Екатерину Побережную привезли для допроса, фиксирую время. Если после допроса у нее появятся следы пыток и побоев, я напишу официальные обращения об этом, вплоть до федеральных структур. Оперативный сотрудник пообещал, что пыток применять не будут.

– Попрошу вас также не применять психологическое давление, – продолжила я, – потому что оно иногда может быть более сильным, чем физическое.

– У нас работа такая, мы работаем с таким контингентом. Без психологического давления порой никак нельзя, – сказал оперативный сотрудник. – Ведь иногда это способ защиты такой у них…

– Значит, нужно искать доказательства, – сказала я, – вы, извините, но психологическое давление иногда хуже физического, вообще – это запрещенные законом методы…

Как мне стало известно позже, физических мер к Екатерине не применяли, а вот психологически, видимо, давили так, что после допроса Екатерина некоторое время находилась в подавленном состоянии и даже высказывала намерения о самоубийстве, в случае если ее опять повезут в ОРЧ-4.

В какую пропасть катится наше следствие, если считает, что без психологического давление следствие вести невозможно. Получается, что приходить в отдел полиции, в том числе в качестве свидетеля – вообще опасно…

На фото: Екатерина Побережная, «Вести Приморья».

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Какую женщину вы хотели бы видеть президентом России?

Всего проголосовало
10 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года