Главная страница Экономика У Кубая не климатит

У Кубая не климатит

28.01.2021
Надежда Алисимчик.

фото

Как вы считаете, уважаемые читатели, коль Золотой Рог – самая грязная бухта России, то измерения температуры и солености ее вод, начало которым положили российские моряки в 1860 году, нужно прекратить и перенести их в чистые воды?

ЭТИХ ПОМЫТЬ ИЛИ ДРУГИХ РОДИТЬ?

В системе Гидрометслужбы, кроме метеостанций на побережье всех морей России, создана сеть прибрежных гидрометпостов (ГМП), которые ведут наблюдения за состоянием прибрежных вод (уровень, температура, соленость, лед, волнение). Эти посты, как и метеостанции, созданы для двух целей – составления прогнозов погоды и изучения климата. Эти наблюдения должны быть однородны, то есть измеряться одинаковыми приборами, в одном месте, в одно и то же время ВСВ (скоординированное всемирное время).

В настоящее время на приморском побережье такие наблюдения выполняются на семи ГМП (Посьет, Токаревский, Владивосток, Находка, Преображение, Рудная пристань, Сосуново). Однородность, но это трудно соблюдать. Поэтому из всей сети выделены специально климатические посты, к наблюдениям на этих постах очень жесткие требования, они «вечные», и их нельзя закрывать, переносить на другое место, а также менять приборы и методы измерения до тех пор, пока новые средства не будут официально прописаны в руководящих документах Росгидромета. ГМП Владивосток как раз является таким климатическим постом.

В 2010 году на побережье дальневосточных морей была введена в эксплуатацию сеть автоматизированных постов службы предупреждения цунами (АП СПЦ), на которых измеряется только уровень моря. Это автономная система с отдельной информационной базой. Эти посты находятся в тех же местах и пунктах, где и гидрометпосты. В официальных документах различить их можно только по аббревиатуре, например, гидрометпост – ГМП «Владивосток», а пост цунами – АП «Владивосток». На этом посту датчик АП поставили в колодец самописца уровня гидрометпоста и стали с этого датчика значения уровня помещать в климатическую базу. На неискушенный взгляд выглядело это суперово. Это очень понравились экс-министру Минприроды Кобылкину.

СИАМСКИЕ БЛИЗНЯШКИ

Прошло немного времени, и начатое скрещивание интересов ГМП Владивосток и АП Владивосток решили продолжить. Для этого взяли несколько метров кабеля, просунув его в полую металлическую трубу, поместив на конце этого сооружения автоматический датчик измерения температуры и солености и уровня. Втрой конец кабеля присоединили к линиям связи поста цунами, и начали проводить сравнительные измерения температуры и солености морской воды по этому датчику и традиционным способом. В марте 2015 года начальник совмещенного отдела цунами и группы режима (климата) моря, Евгений Примачев, написал рапорт, что можно переходить на измерение этих величин автоматикой. Что и было сделано, наблюдатель был уволен, традиционные наблюдения отменены, зато сам Евгений Примачев в августе того же года получил пост в департаменте Росгидромета при ДВФО.

После перевода на автоматику измерений температуры и солености получился уже автоматизированный совмещенный пост АП и ГМП Владивосток. Все это здорово, полная автоматика и экономия средств! Датчик температуры и солености мог быть куплен как для АП, так и для ГМП Владивосток, он – типовой и измеряет все три характеристики, включая уровень. Но это без намеков, просто ремарка, суть в другом.

ПО СЛЕДАМ ПРИМАЧЕВА

В 2018 году я начала выполнять анализ значений температуры и солености, измеренных автоматическими датчиками на ГМП Владивосток. Стали выясняться интересные вещи. Во-первых, переход измерений на автоматически датчики выполнен без разрешения головного института, во-вторых, расхождения между показаниями традиционных приборов и датчиками при проведении сравнительных наблюдений температуры воды во многих случаях превышали точность измерения и имели большие вариации.

Что касается солености, то эти расхождения просто зашкаливали в изрядном количестве случаев. На автоматический датчик явно нельзя было переходить, но в Приморском УГМС упирали, что срок сравнительных наблюдений 1.5 года, это куда больше, чем положено по руководящему документу. Это так, но это не значит, что выдержав срок, можно переходить на датчик, показания которого «не бьют» в унисон с прежним методом. Далее было установлено, что нарушен главный принцип для климатических измерений, их однородность, так как значения получены не со стандартной глубины 0.5 м, а вообще, неизвестно, с какой.

Дело в том, что способ установки датчика был тупо скопирован со способа установки датчика АП цунами, которые имели жесткое крепление. Уровень моря над неподвижным датчиком все время колеблется, и он не может держать стандартную глубину, ныряя при больших нагонах на глубину более метра, и может «выпрыгнуть» на поверхность при сгонах воды. Отсюда и расхождения в показаниях датчика и традиционных измерений на глубине 0.5 м. Чтобы избежать этого, нужен поплавковый метод установки, а он пока только на устах.

С соленостью дело обстояло еще хуже, датчик не был предназначен для теплых вод с большим количеством гниющей органики вод Золотого Рога. Уже в мае при начале интенсивного прогрева датчик обрастал и выдавал искаженные значения электропроводности, через которую (и температуру) рассчитывается соленость. Его поднимали, чистили, глубина установки все время менялась.

С каких глубин добывал датчик информацию о температуре и солености для Примачева на климатическом посту Владивосток – неизвестно, но данные отправлялись в информационную базу Приморского УГМС и России, начиная с апреля 2015 года. При этом, с 2013 года датчик работал без проверки, при межповерочном периоде 1-2 года. А если учесть, что он каждое лето врал соленость...

ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР

Я долго ломала голову, как определить в реальном времени, с какой глубины поступает информация с датчика. Наконец, в голове щелкнуло, что меня и погубило – слишком просто, никаких высоких технологий. Взяв кусок веревки и школьную линейку, с коллегой из Приморского УГМС мы отправились на пост. Отыскали там глазами в воде этот самый датчик и измерили его глубину от поверхности воды. Дальше было минутным делом выполнить нехитрые расчеты, чтобы сидя за компьютером, в любую минуту знать «назад и вперед» с какой глубины поступает информация. Заодно, без всяких поверочных средств, протестировали работу датчика температуры, опустив термометр рядом с ним, он был в порядке. Словом, способ проще хозяйственного мыла. Но нужно было выполнить большую работу, чтобы специалисты технического отдела всегда ставили датчик на нужную глубину. Эта работа была выполнена, рекомендации составлены и направлены в Приморское УГМС.

Но это вовсе не значило, что можно продолжать помещать данные в климатическую базу. Напротив, эта работа показала, что значения температуры воды, измеренной датчиком, неоднородны, а солености – сомнительны. И нужно срочно возвращать наблюдателя.

Но дело выглядело безнадежным. Специалист по уровню моря куда раньше меня забил тревогу о том, что нельзя данные с автоматических датчиков помещать в климатическую базу. Датчики работают без поверки, вырабатывая ресурс, они начинают тихо врать, имеются и другие причины. Он опубликовал десяток статей со своими доказательствами, сделал несколько докладов на ученом совете, где присутствовал и Борис Кубай. Но все это было, что горохом об стену, данные продолжали публиковаться в Ежегодниках.

При этом, контрольные измерения еще осенью 2018 года показали, что значения и температуры по датчику уже имеют расхождение в 1 градус, что вносило еще большие искажения в значения солености. К этому времени произошли перемены в ДВНИГМИ, об этом я писала в «Арсеньевских вестях» за 13-19 января 2021 года («Временно исполняющий обязанности защитника отечества»). Волков был снят с поста директора и уволился из института, а другой энтузиаст-теоретик автоматизации, зам. директора Соколов, перешел работать к Борису Кубаю главным технологом.

НЕУДОБНЫЙ АКТ

В сентябре 2019 года я с коллегами проводила плановую инспекцию ГМП Владивосток, для которой исполняющий обязанности директора института Александр Дунаев выделил нам необходимое оборудование для выполнения контроля значений солености, измеряемой датчиком. Наконец, можно было получить конкретные цифры! Мы привезли батометр изрядного объема. К этому времени по показаниям датчика вода уже была близка к пресной, и расхождения с реальной соленостью вод Золотого Рога уже можно было определить на вкус, не будь она такой грязной. И тут нам сообщили, что накануне молния и вырубила датчик. Во что я совершенно не поверила, имея на то основания. Пробы мы все равно взяли, отправили в лабораторию, из результатов которой было ясно, что регистратор электропроводности в датчике давно и безнадежно тихо подыхал, снижая значения, а значения температуры, напротив, завышались.

Я составила Акт, в котором привела все расчеты об выявленной неоднородности температуры воды, сомнительности значений солености за весь период измерения датчиком (01.04.2015 – 03.09.2019 гг.). Мои выводы были однозначны: данные за 2018 год недостоверны. И вскоре к Александру Дунаеву пришел Борис Кубай с просьбой отозвать Акт из Росгидромета, но получил отказ, что потом очень «аукнулось» Александру Леонидовичу.

ИЗМЕРЕНИЯ НЕ КЛИМАТЯТ, КОГДА ДЕНЬГИ РАСТВОРЯЮТСЯ

В это время во Владивостоке находился по своим делам представитель Росгидромета. Узнав о разногласиях, он решил выяснить, в чем дело. Меня позвали в кабинет директора, где я объяснила, в чем суть. Разговор шел на человеческом языке, и мы прекрасно понимали друг друга. После чего мой визави спросил, нельзя ли что-то исправить, ввести какие-то коэффициенты, иначе госзадание для поста Владивосток за 2018 год будет не выполнено и придется возвращать государству выделенные на него деньги. А это очень непростая процедура для Росгидромета. С моей точки зрения был только один способ что-то исправить – прекратить помещать эти данные в климатическую базу и вернуть на пост наблюдателя. Еще он недоуменно спросил что-то типа того, а для каких целей, вообще, эти измерения, если они не климатят? Я ответила, что, наверное, для улучшения прогнозов, и мы оба рассмеялись от этой нелепости.

Из разговора я сделала вывод, что деньги для наблюдений на ГМП Владивосток выделяются отдельно от финансирования АП Владивосток. Это навело меня на размышления, а на что же они тратятся, если датчик, присоединенный к линиям связи АП, даже не поверялся с 2015 года? Визуальные наблюдения за льдом отменены, хотя они входят в комплекс климатических наблюдений. И вообще, этот датчик температуры и солености, когда и где был куплен? Или он еще со времен установки постов цунами заначен? Но тут я поймала себя на мысли, что это уже не исследование, а типа расследования, что не моя область…

Не знаю, разделил ли представитель Росгидромета мое убеждение о том, что все прогностические методики и высокие технологии временны и быстро меняются или требуют корректировки. А натурные данные вечны, и ценности никогда не теряют. Что я имею в виду? Представьте, если бы до нас дошли сведения, хотя за один год наблюдений, выполненные в Золотом Роге одну или две тысячи лет назад, какую бы они имели ценность сейчас? А какую будут иметь ценность автоматические датчики ГМП Владивосток через тысячу лет, если они через 6 лет работы гнали полное фуфло и бесславно издохли? Мы беззастенчиво оставляем нашим детям в придачу к до безобразия грязным водам еще и искаженные сведения об этих водах, измеренные самыми современными средствами!

АКТ – ПЕРЕПИСАТЬ!

В ответ на мой Акт из Росгидромета от Анны Быстрамович, начальника управления научных экспедиций, пришло письмо, в котором сообщалось, что данные с ГМП Владивосток нужно помещать в климатическую базу (Морские ежегодники), а Акт – переписать. Следом прилагалось 3 страницы полной муры, среди которой и предложение закрыть наблюдения на посту Владивосток, потому что место стало нерепрезентативном из-за грязи.

Переписывать Акт я и не подумала, вместо этого потратила почти три недели на развернутый ответ по каждому пункту присланной бессмыслицы. Пока писала ответ, в Росгидромете поменяли руководителя, вернулись члены предыдущей команды Фролова, к которой принадлежала Быстрамович, как и зкс-директор ДВНИГМИ Волков.

Вскоре мне сообщили, что в Приморском управлении сами напишут правильный Акт, если я для облегчения дела пришлю им свою электронную версию. По дошедшим слухам, этим собирался заняться Соколов. Это обнадеживало, потому как Соколов, работая в ДВНИГМИ, был соавтором статьи о том, что значения уровня моря, полученные автоматическими датчиками, нельзя помещать в климатическую базу. Но с какой стати, находясь на противоположной стороне, думать по-прежнему? Кубай благополучно отчитался в Росгидрометете, и все заглохло.

Год 2019 был очень загружен работой, нужно было завершать трехлетние темы, заявлять темы на следующие 5 лет. Первую заявку на пятилетку я писала в отпуске почти в дороге. Сформулировала суть двух основных задач, которые сами собой вытекали из всех предыдущих лет работы. Потом непрерывно шла доработка и переработка, которая выполнялась вместе с коллегой, которую я пригласила в 2019 году в тему с тем, чтобы ввести ее в курс и передать для дальнейшего выполнения, т.к. собиралась, доделав кое-что, уйти на отдых. Коллеге досталось много технической работы, так как у меня не очень со зрением и слухом, ей пришлось делать звонки и следить за почтой кроме нашей общей работы над планами. Поскольку техническое оформление отчета за прошедшие 3 года для меня было трудновато, то я написала заявление, чтобы вместо меня с октября ответсвенным исполнителем была назначена коллега. Что и было сделано. Благодаря этому я смогла хоть что-то подготовить в свою часть отчета, поскольку работа по датчикам отняла очень много времени и зрения. В декабре готовить мою часть отчета мне стала помогать Светлана Кислова, которая должна была продолжить заявленную тему.

О том, что было дальше, я уже писала в «Арсеньевских вестях». Среди оценщиков моей профнепригодности был и Соколов. Всегда приятно видеть человека, знакомого с двух сторон!

НАУКА «ВРАТЬ ПО-УМНОМУ»

Но дело не во мне. Дело в том, что климатических наблюдений на прибрежной сети Приморского УГМС по сути нет, есть только внешняя форма их с большими понтами, поскольку в год датчики выдают офигенное число значений температуры и солености: 60 (минут) Х 24 (часа) Х 360( дней) наблюдений в год… Это типа обуви уссурийской фабрики, от которой ломились магазины уценки. При этом пост Владивосток нужно перенести в чистые воды, не задаваясь вопросом, а почему в 2007-2012 годах закрыты на глубокой чистой воде климатические посты Гамов и Золотой? Почему перенесены климатические наблюдения за льдом в Находке, что запрещено руководящими документами? Климатические наблюдения температуры воды в Рудной Пристани перенесены в нерепрезентативное место, зато датчик там также удачно подсажен к АП цунами. При этом неведомо, с какой глубины он дает данные, не успела разобраться.

ГМП Посьет и Находка также совмещены с АП цунами, как и Владивосток. В бухте Находка вода столь же грязная, как в Золотом Роге, и датчик обрастает, и лектропроводность врет.

На 2020 год была намечена инспекция этого поста, там датчик солености – без поверки с 2015 года, было решено проверить его, захватив батометр. В декабре я прочитала акт этой инспекции, потому как он направлен в несколько адресов. Никакого батометра там не упоминается. Зато написано, что контрольные пробы на соленость берутся, а также взяты и во время инспекции. И ни одного значения солености. Пробы есть, а результатов нет! По-моему, это называется «врать по-умному», то есть блефовать, как в казино. Собственно, этот Акт побудил меня написать обе статьи. Теперь жду, когда пришлют отчет по теме за 2020 год из информационного центра! Привыкла у Волкова работать за даром, не могу остановиться!

Словом, вернулась в институт прежняя власть, и все хором любят Бориса Кубая, включая Примачева, Быстрамович! Если так дело пойдет дальше, то скоро его родственников в Приморском УГМС будет больше, чем гидрометпостов, которых пока 7!

Надежда Алисимчик.

P.S. Все же, где закупаются автоматические датчики, совершенно не пригодные для измерения солености? У ООО «Метеосервис» Дмитрия Борисовича Кубая нет ли лицензии на их закупку? Хотя, едва ли, валютные закупки Москва выпустит из своих рук, но все же такое обильное снабжение импортными датчиками Приморского УГМС выглядит очень странно при сущей нищете назниц остальной прибрежной дальневосточной сети. Там даже на АП отечественные датчики не везде стоят, а у Кубая – гирляндой в колодце самописцев!

Рисунок runaruna.ru

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Bellingcat с The InsideR провели расследование и считают, что Дмитрия Быкова отравили тем же, что и Навального. Что думаете об этом?

Всего проголосовало
27 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года