Главная страница Защита прав Осужденные вскрыли вены и животы в ИК-33

Осужденные вскрыли вены и животы в ИК-33

18.09.2013
Наталья ФОНИНА.

фото

О том, что происходит за высокими заборами, окутанными колючей проволокой – в следственных изоляторах и колониях – сотрудники ФСИН предпочитают не распространяться. Расследование по случаям нарушения прав осужденных проводят редко. По словам тех, кто содержится в местах лишения свободы, часто их жалобы и письма уходят в корзину. А если по их жалобам начинается проверка, то, полагаю, ФСИН старается свести все к тому, что никаких нарушений не было. В прошедшую пятницу осужденные ИК-33, которая находится неподалеку от города Спасска-Дальнего, устроили акцию протеста. Они требовали прекратить избиение осужденных.

«Началось все с того, что сотрудник колонии, который, кстати сказать, является сыном судьи районного суда, зверски избил двух осужденных, которые находились в изоляторе, – рассказывает информатор, который пожелал на страницах «АВ» не называть свое имя. – Подобные случаи в ИК № 33 – не редкость. Дежурный помощник начальника ИК-33 и другие сотрудники колонии нередко пробует особые «методы» на заключенных. Избитые сотрудником ИК находятся в тяжелом состоянии.

Двоих избитых посадили в клетку, которую между собой заключенные называют «стакан». Нахождение в такой клетке-«стакане» – особая пытка. «Стакан» – клетка маленьких размеров, где нет возможности лежать и неудобно сидеть. Быть в таком неудобном положении длительное время – невыносимо, тем более, для изувеченного человека, которому требуется медицинская помощь.

ИК-33 начало лихорадить. 12 заключенных в знак протеста вскрыли себе вены и животы. Семь из них нанесли себе порезы лезвиями от бритвенных станков. Многие осужденные направились к администрации, требуя прекратить избиение людей.

Никакого расследования по поводу избиения осужденных дежурным помощником начальника ИК № 33 проведено не было. Мы требовали соблюдения наших законных прав.

Вообще у нас в колонии нет никаких условий для более-менее человеческого содержания – нет нормального медицинского обслуживания и лекарств, корреспонденцию отправить невозможно, в результате мы не можем оспорить решения судов или обжаловать какое-либо постановление. Нам выдают одежду такую, которую порою носить невозможно.

Провоцируют на конфликты, ситуация внутри колонии напряженная. Все это происходит с подачи администрации колонии. Часто работники колонии провоцируют осужденных, чтобы потом закрыть в изолятор или отправить в СУС (строгие условия содержания), относятся к нам так, будто мы не люди.

Находиться в СУС – значит, быть приговоренным к медленной смерти. На территории СУС нет никаких условий для нормальной человеческой жизни. У осужденных, попавших в СУС, отнимают одежду, не дают теплой, соответствующей погодным условиям, говорят, что не положено. Через небольшой промежуток времени те, кого содержат в СУС, заболевают туберкулезом и другими недугами. Это – настоящий ад.

Сотрудники колонии просто отмахиваются от нас, как от назойливых мух. Говорят, что якобы не имеет значения, одним трупом больше или меньше. Нас просто за людей не считают.

Ситуация в ИК № 33 обострилась в конце рабочего дня – в пятницу. Впереди выходные – пресс-службы прокуратуры и ФСИН не работают. Узнав в субботу о случившемся, редактор «АВ» позвонила руководителю ОНК (общественной наблюдательной комиссии) В.Н. Найдину. Он обещал позвонить начальнику колонии. Но через некоторое время сообщил, что не дозвонился и до понедельника больше звонить не будет.

Через некоторое время я позвонила помощнику господина В.Н. Найдина А.М. Смышляеву. Он живо откликнулся, но сказал, что о бунте в колонии ему пока ничего не известно. Обещал все узнать.

В воскресенье он побывал в колонии и сообщил, что двое из избитых, переведены в ИК № 27. Их на месте не застали. На теле других избитых, по словам Смышляева, он не увидел особенных побоев.

О «мастерах пыток», которые бьют и не оставляют следов, те, кто побывал в заключении, рассказывают много историй. Не так давно в «АВ» сообщали о применении спецсредств в одной из колоний центральной России. От такого избиения спецсредствами человек скончался.

– Сами сотрудники ИК № 33 говорят, что они проводят обыски, продолжает А.М. Смышляев, – потому что на территории колонии не должно быть запрещенных предметов.

Например, не так давно изъяли блокнот с записанными телефонами и Коран, потому что он без перевода. Что касается медицинского обслуживания, то мы выявили недостатки. Действительно, нескольким заключенным не оказывали медицинскую помощь, в частности, из-за того, что в ИК № 33 нет врача-стоматолога. Мы настаивали на том, чтобы их вывезли в гражданскую клинику.

По сообщениям пресс-службы краевого ФСИН, 12 сентября 2013 года в исправительной колонии № 33 (г. Спасск-Дальний) был проведен плановый обыск помещения отряда со строгими условиями отбывания наказания (СУС) и были изъяты запрещенные предметы. Пресс-служба сообщала, что якобы физическая сила и специальные средства к осужденным не применялись.

В исправительное учреждение ФКУ ИК № 33 прибыли начальник ГУФСИН России по Приморскому краю генерал-лейтенант Федор Кренслер и его заместители, а также представитель Приморской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях.

В воскресенье еще один неофициальный источник сообщил другую информацию, не соответствующую комментариям ФСИНа. Согласно этим неофициальным сведениям, в колонии крайне напряженная обстановка, осужденные бунтуют против избиений и издевательств со стороны администрации ИК-33 и они подозревают, что над бунтарями будет расправа.

«АВ» следит за развивающимися событиями в ИК-33 и требует прокуратуру провести объективную проверку.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему госдума собирается дополнительно засекретить данные о госслужащих и силовиках?

Всего проголосовало
3 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года