Главная страница Защита прав Власть или не знает о государственном бандитизме или отмалчивается

Власть или не знает о государственном бандитизме или отмалчивается

01.08.2018
Александр Минкин

фото

Банда особо опасных вооружённых людей пытает человека. Он орёт, воет, молит о пощаде.

Палачи, напротив, совершенно спокойны, никуда не торопятся, пытают буднично, привычно. Одеты они в форму сотрудников ФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний). Дело происходит на территории России.

Если бы какие-то наши спецслужбы поймали террориста, заложившего бомбу в самолёт, то пытки были бы оправданны. Ведь надо как можно скорее узнать: в каком самолёте бомба? где сообщники? — речь шла бы о спасении сотен людей, кто бы осудил пытающих.

Но пытают не спеша и не террориста, а заключённого, который совершенно безопасен, ни для кого никакой угрозы не представляет. И спрашивают его не о бомбе, а о том, почему он плохие слова сказал про начальника.

Эта история происходит в самом социальном низу, на дне, в зоне. И вся сенсация в том, что теперь мы это видим. 10 минут видеодоказательства.

Прошло 6 дней с того момента, как это видео опубликовано. На самом социальном верху — на государственном уровне — ничего не произошло.

ФСИН подчиняется Министерству юстиции. Министерство юстиции подчиняется президенту. Министр юстиции — один из тех силовых, которых назначает лично Путин.

Директор ФСИН не подал в отставку. Министр юстиции не посоветовал директору ФСИН подать в отставку. Президент России не посоветовал министру юстиции подать в отставку. И сам пока ни слова не сказал. Хотя многие помнят его слова «в России президент отвечает за всё».

Как видите, мы недаром в самом начале сказали, что банда преступников в форме ФСИН пытает человека на территории России. Это именно тут президент отвечает за всё.

...На видео ни аварии, ни террористов, вообще никаких врагов. То ли 12, то ли 15 мужчин в форме пытают одного беззащитного человека. Новость ли это?

Постоянно, год за годом, день за днём идут сообщения о смерти заключённых в СИЗО или в зоне. Официальные документы гласят: такой-то упал с кровати, причинив себе несовместимые с жизнью повреждения: перелом позвоночника, пролом теменной кости, пролом затылка, пролом лба, сломанные рёбра, следы ожогов и электрошокера, синяки не в счёт. Так падают с кровати в наших тюрьмах те люди, которые чего-то почему-то не хотели по-хорошему. И все вопли матерей, жён и правозащитников разбиваются о спокойный ответ: ваши голословные обвинения ничем не доказаны, а рассказы тех, кто якобы перенёс пытки и остался жив, вызваны мстительностью и лживостью этих зэков.

Новость в том, что теперь доказано. Теперь это увидела вся страна.

Увидела вся страна? Конечно, нет. Это увидели те, кто открывает сайты «Новой газеты», «МК» и т.п. Но телезрители, которых в нашей стране большинство и из которых главным образом состоит надёжный электорат, ничего этого не увидели. По государственным телеканалам это не показали.

Если открыть сайт одного из таких каналов и в поиске набрать слово «пытки», то вы увидите сообщение от 4 августа 2015 года о том, что «в интернет попали кадры пыток, которым, возможно, подвергается сын Муаммара Каддафи, и о том, что мировые СМИ и правозащитные организации обеспокоены кадрами издевательств и пыток». Или более свежий материал от 4 июля 2018 года: «письмо российского лётчика, отбывающего 20-летний срок в США, о пытках и лишениях в американской тюрьме».

А если откроете другой сайт и наберёте в поиске «пытки», там тоже получите важнейшие данные о пытках. Первыми вылезут «Пытки холодом» («Джулия Ормонд намёрзлась в Гренландии, где снималась в «Снежном чувстве Смиллы». А Шон Бин познавал ужасы сурового климата на норвежском острове Шпицберген»)». На втором месте «Генерал» — фильм посвящён Александру Горбатову. Он прошёл лагеря, пытки и унижения. А впоследствии был удостоен звания Героя Советского Союза. Как такое могло произойти?»

Как видите, за минувшие дни телевизор не рассказал про государственную катастрофу России. Потому что если правоохранители превратились в бандитов, это, безусловно, государственная катастрофа. Телевизор же часами со страшной силой рассказывает, какие плохие слова сказал какой-нибудь футболист или какой-нибудь киноартист.

Статья 209 УК РФ. Бандитизм.

Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой) наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет. Совершенные лицом с использованием своего служебного положения наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет.

...Чтобы высшая власть могла отвечать, она должна хотя бы знать. Знают ли в Кремле о пытках? Телевизор им этого не сказал. Молчит и назначенный президентом министр юстиции. И сайты их молчат. Если зайти на сайт ФСИН и набрать в поиске слово «пытки», первый ответ будет о том, что в какой-то Северо-Осетинской колонии состоялся показ фильма «Война в Донбассе. Круги ада» — первая российская документальная лента, рассказывающая о пытках, побоях и издевательствах, которым подвергаются жители Донбасса, захваченные украинскими силовиками. Что может быть важнее для зэков Северной Осетии?

…А в среду, 25 июля, пришла сенсационная новость: ТАСС: «Третий подозреваемый по делу об избиении в Ярославской колонии признал вину и арестован».

Третий?! Вы им, что ли, нарочно даёте время разбежаться и попрятаться? Как только видео было обнародовано, следовало немедленно арестовать всех 12 (или 15), кто там в кадре. Арестовать и рассадить по одиночкам, чтобы они не могли сговориться, не могли согласовать свои лживые показания. А что они будут лгать — никаких сомнений нет. Люди, которые группой зверски пытают одного беззащитного человека, не имеют ни чести, ни совести. А значит, лгать будут обязательно. Им ещё и помогут начальники и адвокаты. Возможно, они уже выработали общие «правдивые» показания.

Самое жуткое в этом видео: абсолютное спокойствие палачей. Это не эксцесс, не случайность. Эти люди ведут себя обыденно, у них рабочий день, рабочий процесс. Они зарплату получают. А потом — полные сил и опыта — на пенсию в 45 лет. Пенсионных денег им вряд ли хватит. Но с их навыками и понятиями они, конечно, работу найдут. Угадайте какую.

Александр Минкин

Комментарии

фсб 13:02, 03.08.2018
Без хозных убивают в подвале и сжигают в тюрьме.
фсб 20:37, 03.08.2018
Экс-мэр Ярославля Урлашлов подтвердил изнасилования заключенных
фсб 20:40, 03.08.2018
Заключенные в Забайкалье пожаловались на пытки после проигрыша сборной России
фсб 20:41, 03.08.2018
Во владимирском СИЗО нашли пыточную, где насиловали заключенных
Довганюк 07:58, 07.08.2018
В Приморском крае ВСЕМ хорошо известен адрес-Владивосток, Карбышева 4. Кстати, подконтрольный СУ СК по Первореченскому району. В ответе мне прокурор называет фамилии сотрудников Миляева, начальника ОРЧ-4 \ теперь УУУР УМВД\ -Иваровский, Тейхреб, Кудашов, Хан, Мун и других. Именно здесь подчинённые генерала Афанасьева обеспечивают стопроцентную раскрываемость преступлений известными ВСЕМ методами. И этих как бы людей полковник Долгий \ныне начальник полиции на Сахалине\ называет офицерами. Об этих методах газета "АВ" опубликовала ранее 9 статей под названием ПЫТКИ 1, 2, 3.....9 за подписью Лиры Ивлевой. За эти статьи по статье КЛЕВЕТА СУ СК по Партизанскому району \начальник Пикульский\ попыталось привлечь Ивлеву к ответственности. Но не рискнули дальше продолжать. Тогда был, фактически, на Карбышева 4 убит житель с. Сергеевка Буритов. Я регулярно получаю подтверждения за подписями разных прокуроров о том, что " ...на теле подсудимого Коэна, Николаева, Новикова, Соболева и т.д. обнаружены гематомы, кровоподтёки, ссадины ....". А К. Сетова вообще искалечили. И ЭТО на телах ОСОБО охраняемых государством во главе с гарантом конституции путиным жителей Приморского края. С помощью депутата ГД Глубоковской удалось добиться возбуждения уголовного дела по фактам пыток К. Сетова. Но на этом ВСЁ и закончилось. СУ СК по Первореченскому району сдало уголовное дело в архив. А Сетов остался инвалидом.
фсб 11:27, 07.08.2018
Пытки электротоком в РФ - это классика. А вот когда человеку в задний проход втыкают шланг...
Дата 06 августа 2018 г.
Пытки электротоком в РФ - это классика. А вот когда человеку в задний проход втыкают шланг...
Пытки электротоком в РФ - это классика. А вот когда человеку в задний проход втыкают шланг...
Больше 70 % россиян считают допустимым применение пыток и насилия полицейскими в отдельных ситуациях.

Исследования, проведенные Социологическим институтом РАН, показывают, что пыткам и жесткому обращению со стороны полицейских подвергался каждый пятый гражданин России. Глава «Комитета против пыток» — о том, какие пытки считаются классикой и как правильно себя вести, чтобы не избили.

В издании The Village пообщались с правозащитником и главой «Комитета против пыток» Игорем Каляпиным и узнал, какие пытки считаются классикой, почему полицейские перестали бояться оставлять следы побоев и как правильно себя вести, чтобы тебя не избили.

— КАКИЕ НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ ВИДЫ ПЫТОК, КОТОРЫЕ ПРИМЕНЯЮТ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ В РОССИИ?

— Ничего экзотического: банальные избиения, удушения надетым на голову пакетом, надевание на привязанного к стулу человека противогаза, в который также могут впрыснуть — в зависимости от фантазии — нашатырь или газ из баллончика. Также могут применить электроток. В 90-е электричество было особенно популярным способом пытки, потом его популярность снизилась, а сейчас мы наблюдаем ренессанс этого явления. Бывает, конечно, что людей ставят в растяжки (растяжка — поза, похожая на шпагат, при которой человека бьют по ногам, чтобы он опустился ниже. — Прим. ред.), связывают в неудобной позе и подвешивают.

Бывают и выдающиеся случаи. Вообще, при разговоре о пытках нормы, конечно, не существует, но некоторые способы пыток, которые еще вчера считались эксцессом, сегодня становятся повседневностью. Например, когда к пальцам прикручивают провода и пускают ток — это уже классика. А вот когда на зоне человеку в задний проход втыкают шланг и под давлением пускают ледяную воду — это уже эксцесс. Причем все это дело снимают на камеру и угрожают, что видео покажут блатным. Или эксцессом можно назвать, когда человеку загоняют в задний проход шланг с колючей проволокой. Шланг вытаскивают, а проволока остается. Другой эксцесс — это когда во время сексуального насилия — или, другими словами, ритуальных действий по опусканию — в помещении присутствует начальник колонии, а его заместитель по безопасности и оперативной работе снимает процесс на видео. Причем опускают они заключенного не за какую-то провинность, а за отказ строить дачу гражданину начальнику. Я рассказываю реальные истории — по последней осуждены начальник колонии и его заместитель в Оренбурге.

Также хочу сразу пояснить, что мы имеем в виду под словом «пытка». Пытка — это преступное действие, которое попадает под несколько статей Уголовного кодекса. Это тяжкое преступление не только против человека, но и против государства. В России сотрудники полиции, ФСИН, ФСБ и другие почти никогда не несут ответственности за пытки. Шансы на расследование есть, только если на стороне пострадавшего работает компетентная команда юристов. Потому что предельно тяжело собирать доказательства, не будучи следователем, не зная, как это делать, и не имея возможности вызвать на допрос должностных лиц и проверить документацию.

— РАНЬШЕ ВЫ ГОВОРИЛИ, ЧТО ПОЛИЦЕЙСКИЕ СТАРАЮТСЯ НЕ ОСТАВЛЯТЬ СЛЕДОВ НА ТЕЛЕ ПОСТРАДАВШЕГО, ТАК ЛИ ЭТО ДО СИХ ПОР?

— Еще лет пять назад правоохранительные органы все-таки побаивались оставлять следы и боялись ответственности, но года с 2012-го пошла новая тревожная тенденция. Бьют, не думая о следах и даже особо не скрываясь. Сотрудников полиции и ФСИН, на которых больше всего жалуются по поводу пыток, я по старинке называю ментами. Менты в моем понимании — это не полицейские, а любые люди в погонах, которые используют пытки. Хотя «менты» — это еще, конечно, мягкий термин. Так вот, менты обнаглели, они перестали бояться ответственности и почувствовали безнаказанность. Они говорят людям: «Да жалуйся ты кому угодно, да хоть президенту, мне все равно ничего не будет». И весь жизненный опыт мента и его коллег подсказывает, что ему действительно ничего не будет. Нынешняя тенденция говорит о том, что количество пыток будет только возрастать. Полицейские снова почувствовали себя самыми важными людьми в государстве.

Пытки электротоком в России считаются классикой. А вот когда человеку в задний проход втыкают шланг и пускают ледяную воду — это уже эксцесс
— КТО ЧАЩЕ ВСЕГО ПЫТАЕТ?

— Чаще всего пытают самые обычные полицейские из уголовного розыска. Не потому что они выдающиеся звери, а потому что это подразделение чаще всего принуждает людей давать информацию или в чем-либо сознаваться. Фээсбэшники, по моему опыту, пытают меньше: за 20 лет работы из 2 тысяч жалоб на насилие лишь две-три штуки касались ФСБ. Хотя сейчас их стало больше.

Наверное, не все полицейские пытают задержанных, наверное, кто-то брезгует. Насколько я знаю, это считается не очень почетным, но необходимым занятием. Но никто из коллег не бросит камень в сотрудника, которого судят за пытки. И это очень важный фактор в воспроизводстве пыток, которые они, кстати, называют не пытками, а, скорее, люлями.

— ПОЧЕМУ ПОЛИЦЕЙСКИЕ ПЫТАЮТ? ДЛЯ НИХ ЭТО СПОСОБ ДОБИТЬСЯ ПРАВДЫ ИЛИ ИНСТРУМЕНТ ФАЛЬСИФИКАЦИИ?

— Пытки применяются, чтобы человек оговорил себя либо кого-нибудь другого. Большинство людей не понимают логики, по которой работает территориальный уголовный розыск в районе. Допустим, у вас в районе существует преступное сообщество. Это плохие люди, которые пьют, занимаются вымогательством, гаражными кражами и так далее. Местный участковый и местный опер знают этих людей. Информация о них есть, доказательств нет.

Цель полицейских — ликвидировать это сообщество. Поэтому, когда на их территории происходит грабеж, скорее всего, его совершил кто-то из этих нехороших людей. Может быть, и не они его совершили, но ведь они все равно совершили кучу других преступлений, за которые их не наказали. «Я мент, я за ними слежу и точно знаю, что они плохие люди и их надо посадить». Дальше менты поговорили с потерпевшим, а он нормальный мужик и готов опознать того, на кого укажут. Теперь не хватает только признания подозреваемого. А если будет признание соучастника, то вообще замечательно.

С точки зрения опера, он не совершил преступления, а с точки зрения закона, это фальсификация, превышение должностных полномочий, преступление против правосудия, преступление против порядка управления, преступление против личности — то есть в сумме лет десять точно. Менты считают, что они очищают территорию и делают хорошее дело. Конечно, случаются сбои и сажают невиновных — ну, что поделать, бывает.

— ВЛИЯЕТ ЛИ ПАЛОЧНАЯ СИСТЕМА (система полицейской отчетности, при которой обязательно нужно раскрыть определенное количество дел — палок — в месяц. — Прим. ред.) НА КОЛИЧЕСТВО ПЫТОК?

— Да, конечно, но в любом случае лучшим опером будет считаться тот, который раскрыл больше всего преступлений. Приведу простой пример из моей практики. У меня когда-то был друг, который после окончания Нижегородской полицейской академии, попал на престижную службу — в РУБОП (региональное управление по борьбе с организованной преступностью. — Прим. ред.) в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, а это — элита элит. Мы с ним в свое время много разговаривали на тему насилия, и он говорил, что пытают прежде всего дураки, которые плохо учились и не умеют работать по-другому. А он умеет работать по-другому, и рано или поздно такие, как он, придут и поменяют систему.

Так вот, через некоторое время я захожу вечером к нему на работу, слышу вопли в коридоре и спрашиваю его, как же так. И он мне объяснил: «Я обычное преступление буду раскрывать в лучшем случае месяц, потому что нужно будет заказать экспертизы, а их долго делают. А мой однокашник из той же академии, который окончил ее по блату и ни разу не открывал учебник, раскроет преступление к утру. Он разведет по кабинетам подозреваемых, которые, с его точки зрения, больше всего подходят на роль преступника. Одному пальцы в тиски зажмет, к другому ток подключит — и к утру у него все сознаются. Ему только останется определить, кто из них паровозом пойдет, кто соучастником, а кто свидетелем. Этот человек сделает карьеру и через десять лет станет полковником, а меня со своей криминалистикой вышибут в звании капитана».

Одному пальцы в тиски зажмет, к другому ток подключит — и к утру все сознаются. Останется определить, кто из них паровозом пойдет, кто соучастником, а кто свидетелем
— В КАКИХ ПОМЕЩЕНИЯХ ЧАЩЕ ВСЕГО ПРОХОДЯТ ПЫТКИ? МАРЕМ ДОЛИЕВА РАССКАЗЫВАЛА, КАК ЕЕ ПЫТАЛИ В КАБИНЕТЕ НАЧАЛЬНИКА РОВД. НАСКОЛЬКО ЭТО РАСПРОСТРАНЕННАЯ ПРАКТИКА?

— Если пытки происходят в кабинете начальника, то он плохой начальник. Обычно все же пытают в служебных кабинетах оперов, о чем все в отделе знают, потому что слышно. Мимо этих кабинетов ходят следователи, которые стыдливо отворачиваются и прекрасно знают, как получаются чистосердечные признания и явки с повинной.

Я критически отношусь к идее сделать у нас в отделах опенспейсы, как в американской полиции, или понатыкать везде камеры. Некоторые считают, что тогда в нашей полиции не будут бить. Но дело ведь в людях, а не в условиях. К примеру, у полицейского нет никаких доказательств и он официально не может ни задержать, ни арестовать подозреваемого, но ему нужно, чтобы человек оговорил сам себя. Для этого он незаконно тащит человека в отдел и там бьет в своем рабочем кабинете. Неважно, пять или десять камер будет висеть, опер найдет угол, где избить человека. В полицейских участках, где часто бывают проверяющие, ОНК, журналисты и правозащитники, опера не пытают подозреваемых — они отвозят их в ближайший лесок и бьют там.

— НАСКОЛЬКО ЭФФЕКТИВНЫ ПЫТКИ И ИЗБИЕНИЯ И ЧТО ПРОИСХОДИТ, ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК НЕ СОЗНАЕТСЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ, КОТОРОЕ НА НЕГО ХОТЯТ ПОВЕСИТЬ?

— Обычно пытки всегда приводят к какому-то результату, например чистосердечному признанию. Но бывает, что человека просто отпускают из отдела. Я — живой пример. В далеком 1992 году, пока меня били и я сидел в следственном изоляторе, полицейские поймали настоящего преступника. Хотя, если бы меня еще пару раз потрепали, я бы сознался в убийстве. После того случая я понял, что правозащитная деятельность важнее, чем бизнес. Если этим не займусь я, то государство совсем оскотинится.

Москва — это зона бедствия. Здесь много и часто пытают. Следственный комитет в городе вообще не работает — только в ручном режиме. Законы для Москвы не писаны
— В КАКИХ РЕГИОНАХ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ПЫТАЮТ ЧАЩЕ ВСЕГО?

— Хуже всего ситуация с пытками обстоит на Кавказе. Чечня — это эпицентр неблагополучия. Там все настолько плохо, что даже нет жалоб. Приведу пример: если в колонии куча жалоб на отсутствие в душевых кабинках резиновых ковриков и на малое количество мяса, то это хорошая колония. А если из колонии жалоб нет вообще и при этом она вся в мраморе и зеркалах, значит, все плохо. Я таких колоний знаю три, и все три были образцовыми концлагерями.

Одна из особенностей Северного Кавказа — это похищение или насильственное исчезновение. Сотрудники полиции приезжают к вам домой или выдергивают прямо из автобуса. Зачастую они не скрываются и даже представляются. Задерживают, и все — вы исчезаете. Потом через несколько дней вас находят в отделе полиции уже во всем сознавшегося. В Чечне и Кабардино-Балкарии ни разу не осудили полицейского за пытки.

— ЧАСТО ЛИ ПЫТАЮТ В МОСКВЕ?

— Мы начали работать в столице три года назад, и я могу сказать, что Москва — это зона бедствия. Здесь много и часто пытают. Причем уровень насилия и произвола определяется еще и тем, насколько Следственный комитет эффективно расследует жалобы на пытки. В Москве СК вообще не работает — только в ручном режиме. Законы для Москвы не писаны. Для того чтобы Следственный комитет возбудил дело на должностное лицо, нужно, чтобы другое должностное лицо с большими погонами дало на это указание.

Обычно Следственный комитет отказывает в возбуждении уголовного дела против сотрудника полиции — так происходит всегда и везде. После этого наши юристы собирают доказательства, идут в суд и опровергают отказ. Потом снова отказывают, и мы снова идем в суд. В обычном российском регионе уголовное дело удается возбудить раза с пятого или шестого, а в Москве можно в суды ходить хоть 25 раз, и ничего не произойдет. Здесь со всеми документами и с кучей судебных решений нужни прийти либо к генералу полиции, либо в Генеральную прокуратуру, либо к какому-нибудь деятелю из Общественной палаты. В Москве все процедуры соблюдаются еще хуже, чем в Чечне. В Чечне хотя бы есть обратная связь: на ходатайство мы получаем отрицательный ответ, а в Москве можно написать ходатайство и никогда не получить на него ответ. Можно сходить в суд, а СК наплюет на суд.

— ВЕЛИКА ЛИ ВЕРОЯТНОСТЬ, ЧТО ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ В МОСКВЕ МЕНЯ БУДУТ ПЫТАТЬ?

— Люди почему-то считают, что если они не бомжи, не имеют отношения к криминальным структурам, не оппозиционеры, не наркоманы и не ссорятся с начальством, то они находятся в абсолютной безопасности. Наша многолетняя практика показывает, что почти все жертвы пыток — это обычные люди, которые просто оказались не в том месте не в то время.

Наша многолетняя практика показывает, что почти все жертвы пыток — это обычные люди, которые просто оказались не в том месте и не в то время

В качестве примера приведу историю дедушки — заслуженного ветерана атомпрома. На старости лет он заболел и сидел как-то на остановке возле больницы с большим красным носом. Мимо проезжал патруль ППС: «О, дед, да ты у нас бухарик». Дедушка оскорбился до глубины души: «Да как вы смеете со мной так разговаривать?» Деду вломили, не отходя от кассы, скрутили и в машине еще раз дали как следует. В итоге он получил 25 тысяч рублей компенсации, но возбуждения уголовного дела мы так и не добились.

Расскажу другую историю. Однажды в выходной день военный летчик Сергей Санкин поссорился дома с женой. Она вызвала полицию. Менты ему говорят: «Майор, слушай, поехали лучше, а то у вас тут до мордобоя дойдет». По-хорошему довезли его до отдела, закрыли в камеру и сказали, что через три часа отпустят. Вскоре эти менты уехали, приехали другие и стали с ним грубо разговаривать. Он им что-то в ответ сказал. Они его избили — теперь он инвалид второй группы.

Еще один случай — шел честный работяга Александр Аношин с завода вместе с друзьями. По дороге они крепко выпили и запели песни. К ним подъехали полицейские, его выдернули, посадили в машину. Он пьян, и, наверное, были основания для его задержания и доставки в вытрезвитель. А дальше слово за слово, и его задушили полицейские. Дело было в Нижнем Новгороде. Я сейчас говорю только о делах, которые мы дотащили до суда и которыми занимались несколько лет. И таких историй очень много.

— КАК НУЖНО СЕБЯ ВЕСТИ С ПОЛИЦЕЙСКИМИ, ЧТОБЫ НЕ БЫТЬ ПОДВЕРГНУТЫМ ПЫТКАМ?

— В первую очередь ведите себя грамотно. Не ведите себя как в роликах с названиями типа «Как опустить гаишника». Демонстративный троллинг с использованием правовых норм ничем хорошим не закончится — это очень рискованное развлечение. Когда вы вступаете в конфликт, не надо удивляться, что вас тащат в отдел и проявляют агрессию.

К полицейским нужно относиться так же, как вы бы хотели, чтобы они относились к вам — с презумпцией невиновности. Если вас остановил полицейский и просит показать документы, которые у вас с собой есть, — покажите. Он имеет право у вас их спросить. Если у вас нет оснований считать, что полицейский враждебно к вам настроен, не надо демонстративно снимать его на камеру или включать диктофон — вы только разозлите человека. Если вы опасаетесь сотрудника полиции, то включите диктофон незаметно в кармане.

Если чувствуете, что может начаться что-то неладное, привлекайте внимание и оставляйте следы. Если пошла кровь — измажьте ей все что можно. Если вас бьют, кричите как можно громче — вас должны увидеть и услышать не только оперативники, которые ходят по коридору, но и случайные люди. Если вас посадили в камеру административного задержания, расскажите всем, кто там сидит, о том, что вас били, потому что потом этих людей можно будет найти.

— ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ МЕНЯ ПЫТАЛИ, НО НЕ ОСТАЛОСЬ НИКАКИХ СЛЕДОВ И СИНЯКОВ?

— Во-первых, вы точно никогда не узнаете, остались следы или нет, это должен сказать специалист. Вам нужно не просто прийти в травмпункт, а организовать грамотное медицинское освидетельствование, чтобы справки можно было приобщить к материалам дела. Во-вторых, не поленитесь и пригласите хорошего адвоката, потому что далеко не каждый адвокат вообще знает, как привлечь к ответственности сотрудника полиции. Также обратитесь к правозащитникам, к друзьям в полиции или СК.

Стоит найти свидетелей. Например, человека избили во дворе девятиэтажного дома, а он говорит, что этого никто не видел. Так не бывает, нужно просто сделать то, что следователь никогда не будет делать сам, — провести поквартирный обход. В лучшем случае следователь поручит сделать обход участковому, который тоже этого делать не будет и через три дня напишет рапорт, что очевидцев не обнаружено. На самом деле свидетели точно есть, нужно просто поискать. Также нужно срочно осмотреть место происшествия — там наверняка остались следы.

Никто из коллег не бросит камень в сотрудника, которого судят за пытки. И это очень важный фактор в воспроизводстве пыток, которые они, кстати, называют не пытками, а люлями
— ЧАСТО ЛИ ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ПЫТОК СО СТОРОНЫ ПОЛИЦЕЙСКИХ ОТКАЗЫВАЮТСЯ БОРОТЬСЯ И ПОДАВАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ?

— Каждый пятый успешный случай в нашей практике заканчивается тем, что, когда мы собираем доказательства и сотрудника привлекают как обвиняемого, полицейские предлагают потерпевшему какую-то компенсацию: снятие всех обвинений, деньги, бонусы. Потерпевший говорит: «Да, меня били, но мне сказали, что дадут не 15 лет, а восемь, и это меня устраивает». И в каждом пятом нашем успешном расследовании, несмотря на огромное количество времени, которое мы потратили на расследование, заявитель нас продает. И дело даже не в деньгах и времени, а в том, что доказать удается примерно один случай из 20 — в остальных просто невозможно собрать доказательства. Благодаря одному такому делу сотня-другая человек будет безнаказанно подвергнута пыткам.

Многие отказываются еще до начала нашей работы, потому что боятся за свою жизнь и не верят в справедливость. Череда нападений на наших сотрудников в Чечне была направлена именно на устрашение людей, с которыми мы работаем. Местные жители видели, как наших юристов избили и несколько раз подожгли среди бела дня наш офис — при толпе народу. При этом полиция следила, чтобы не дай бог с нападавшими ничего плохого не случилось. Поэтому люди рассуждают просто: «Вы не можете себя защитить — как вы защитите нас?»

Каждый месяц я получаю от десяти до 20 сообщений о пытках в Чеченской Республике, и каждый раз происходит один и тот же разговор: «Вашего сына забрали для проверки мобильного телефона. Он не появляется четвертые сутки, и, скорее всего, его пытают. В следующий раз вы его увидите на скамье подсудимых, сознавшегося в нападении на церковь или в подготовке теракта. Вы готовы обращаться к нам за помощью? Мы прямо сейчас из Центральной России готовы отправить к вам опытного адвоката, который в течение суток выяснит, что происходит с вашим сыном, и добьется с ним встречи». Но люди не соглашаются, просто на Кавказе боятся, что будут репрессированы еще и другие члены семьи. Хотя мы всегда готовы вывезти 10–15 человек в безопасное место. На нашем попечении постоянно находится несколько семей, которые живут в других регионах. В отношении некоторых из них мы также добиваемся мер применения госзащиты.

— КАКИЕ ПРИГОВОРЫ ОБЫЧНО ВЫНОСЯТ ПОЛИЦЕЙСКИМ ЗА ПЫТКИ?

— Всегда по-разному. Могут дать пять лет, могут дать пять лет условно, а могут дать год. Но полицейских, осужденных за должностные преступления, больше никогда не возьмут на работу в органы. Несмотря на то что суд обычно устанавливает запрет на три года, их все равно не возьмут — таков внутренний приказ в МВД.

— ПРИВЛЕКАЛИ ЛИ КОГДА-НИБУДЬ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ СОТРУДНИКОВ ПОЛИЦИИ, КОТОРЫЕ ЗНАЛИ О ПЫТКАХ, НО НЕ РАССКАЗАЛИ ИЛИ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАЛИ, ЧТОБЫ ИХ ПРЕДОТВРАТИТЬ?

— Я могу вспомнить лишь один такой случай — тогда дело кончилось убийством. При пытках присутствовало четверо ментов, одного назначили убийцей (причем, по-моему, не того, кого надо), а остальных судили за халатность. Суд состоялся через семь лет после убийства, поэтому сроки давности истекли, и тех трех никак не наказали.

При пытках присутствовало четверо ментов, одного назначили убийцей, а остальных судили за халатность. Суд состоялся через семь лет после убийства, поэтому сроки давности истекли, и тех трех никак не наказали

— РАССКАЖИТЕ О САМОМ УСПЕШНОМ ДЕЛЕ «КОМИТЕТА ПРОТИВ ПЫТОК».

— Мы работаем, чтобы изменить систему, чтобы в России стало меньше пыток. Мы рады помогать людям, никогда их не бросаем и даже опекаем годами, но работаем мы не для них, а для всех, у кого есть риск оказаться жертвой пыток. У нас даже полковники из МВД (например, Захарченко), когда оказываются под арестом, заявляют, что боятся пыток.

Наверное, наше самое успешное дело — это первое и самое известное дело «Комитета против пыток», дело Михеева. Мне рассказывали про истерику Нургалиева (заместитель секретаря Совета безопасности, экс-министр внутренних дел РФ — Прим. ред.) на совещании по результатам этого дела. Это было первое решение Европейского суда по пыткам в полиции. До решения Михеев 23 раза обращался в суд с жалобой на то, что Следственный комитет отказывается проводить расследование. И 23 раза суд удовлетворял жалобу. СК говорил: «Хорошо, еще раз проверим». И через месяц говорил, что не будет возбуждать уголовное дело. Это продолжалось восемь лет, пока мы не выложили все документы страсбургским судьям на стол. С тех пор прошло 20 лет, и несколько месяцев назад я положил на стол омбудсмену Москальковой доклад с десятком дел, аналогичных делу Михеева. За 20 лет ничего не изменилось.

Кстати, в качестве мер общего характера после решения Европейского суда на кабинете третьего этажа, откуда Михеев выбросился из окна после пыток, поставили решетку. Следователь, который вел это дело, сказал ментам: «Если бы у вас стояла решетка, он бы не выбросился из окна и не было бы никакого скандала». То есть для них ЧП — это то, что человек выбросился из окна. А то, что человек, который не совершал преступления, под пытками оговорил себя, признался в убийстве, — это не ЧП.

2 147

сообщений о нарушении прав человека

189

дел в производстве

175

фактов пыток

138

виновных осуждено

67 643 608 рублей

присуждено компенсаций

859

незаконных решений отменено

88

жалоб направлено в Европейский суд по правам человека

Статистика «Комитета против пыток»

— ПОЧЕМУ СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ЧАСТО ОТКАЗЫВАЕТСЯ ПРИВЛЕКАТЬ ПОЛИЦИЮ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ?

— Нынешней власти нужна полиция и Следственный комитет, которые работают в ручном режиме. Страна большая, а рук не хватает. А если они будут работать по правилам и по закону — значит, над ними потеряют власть. Тогда уже нельзя будет сказать, какого губернатора сажать, а какого нет. Появится риск, что посадят тебя и твоего друга. Никто не хочет, чтобы у нас все было по закону. Рядовые граждане, кстати, тоже.

У нас следователь, прежде чем возбудить уголовное дело, прямо говорит: «Я дело-то возбужу, а вдруг начальство мне скажет по-другому — тогда дело придется прекращать. А возбудить дело и прекратить его — это ЧП, потому что с точки зрения высокого кремлевского начальства много возбужденных и прекращенных дел — это признак коррупции. Якобы мы с кого-то вымогаем деньги. Тогда нас приедут проверять. А проверять будут не только это дело, но и другие. И кому это надо?»

— ПОЧЕМУ В ДРУГИХ СТРАНАХ, В ТОМ ЧИСЛЕ СТРАНАХ БЫВШЕГО СССР, КОГДА В НОВОСТЯХ ПОЯВЛЯЕТСЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЫТКАХ В ПОЛИЦИИ, ТЫСЯЧИ ЛЮДЕЙ ВЫХОДЯТ НА УЛИЦЫ И ДОБИВАЮТСЯ ОТСТАВКИ ЧИНОВНИКОВ, А В РОССИИ МЫ НЕ ВИДИМ ПОДОБНОГО РЕЗОНАНСА?

— В нашем обществе тоже есть резонанс, просто власть научилась правильно с ним работать. Навальный выводит миллионы человек в сотне городов России, но сюжеты об этом не показывает ни один телеканал, кроме «Дождя». Наши чиновники научились манипулировать общественным мнением так, как еще никто не умел в истории человечества.

— ВАМ НЕ СТРАШНО ЗАНИМАТЬСЯ СВОЕЙ РАБОТОЙ?

— Наверное, я уже это говорил, но скажу еще раз. Когда-то, еще не будучи никаким правозащитником, я прочел «1984» Оруэлла и испугался. Я понял, что не хочу жить в таком мире. Я предпочитаю получить пулю на баррикаде или молотком по затылку в подъезде, чем жить в такой реальности. Мы сейчас как никогда близко находимся к этому обществу. Оказаться в нем я боюсь. Все остальное — нет.

— ЧАСТО ЛИ ВАМ УГРОЖАЮТ?

— Не скажу, что часто, но порой пишут какую-то херню в интернете. У меня-то указан адрес, место работы, телефон — про меня все известно, а они даже боятся себя назвать. Но я к таким угрозам не отношусь серьезно, думаю, их пишут 14-летние подростки или девочки, которые зарабатывают себе на губную помаду на «фабрике троллей».

С другой стороны, многие мои коллеги действительно заплатили жизнью за свою деятельность, которая вряд ли была более радикальная и успешная, чем моя. И, наверное, может найтись какой-нибудь отморозок, который застрелит меня где-нибудь в подъезде. Но я не настолько молодой человек, чтобы сильно бояться смерти. С другой стороны, это все издержки профессии.
илья 08:13, 10.08.2018
Почему убрали все комментарии? Правда глаза колит???
ФСБ 10:56, 13.08.2018
«30 миллионов ушло? Пусть 10% несут»: СКР проверяет запись откровенного разговора полицейских о коррупции в ГУ МВД по Москве
Дата 10 августа 2018 г.
«30 миллионов ушло? Пусть 10% несут»: СКР проверяет запись откровенного разговора полицейских о коррупции в ГУ МВД по Москве
«30 миллионов ушло? Пусть 10% несут»: СКР проверяет запись откровенного разговора полицейских о коррупции в ГУ МВД по Москве
Запись сделал бывший следователь Сергей Лошаков, который опасается, что после ухода из полиции в его отношении могут быть возбуждены уголовные дела, как в случаях с его коллегами ранее.

Главное следственное управление СКР по Москве проверяют запись разговора троих сотрудников полиции о коррупции в главке МВД по Москве, сообщил телеграм-канал Mash. Подлинность записи подтвердили представители Управления собственной безопасности ГУ МВД столицы.

На записи уволившийся из полиции лейтенант Дмитрий Прохоров, бывший следователь Сергей Лошаков и действующий оперативник Ринат Невматулин обсуждают стоимость возбуждения уголовных дел, схемы выкупа мигрантов и проценты откатов. В СК решается вопрос о возбуждении уголовного дела по материалам записи.

Беседу записывал Лошаков, который опасался, что после ухода из полиции в отношении него возбудят уголовные дела, как это ранее происходило с его коллегами. Полицейские говорят о том, что больше не могут работать в полиции. Один из них рассказывает, что постоянно уходит на больничный, чтобы меньше времени находиться на работе. Также они обсуждают случаи коррупции в ведомстве.

Так, по словам одного из полицейских, с бизнесмена, у которого похитили 30 млн рублей, потребовали 10% от этой суммы за возбуждение уголовного дела. В противном случае материалы дела обещали передать в другой административный округ. Один из собеседников отмечает, что в главке на Петровке «то же самое, только более завуалированно и в больших масштабах». ГУ МВД по Москве называют «таким же мошенническим цехом» как ОРЧ №6.

Далее офицеры обсуждают причину отставки бывшего начальника главка МВД столице Анатолия Якунина. По словам одного из полицейских, это связано с делом об организации преступного сообщества (ст. 210 УК РФ) среди оперативников, занимавшихся раскрытием мошенничества с недвижимостью. Они якобы покрывали «черных риэлторов» за 5 млн рублей и 50% от их дохода.

«Там 210-ю сделали на половину личного состава, вторая половина, что осталась, угомонилась, через полгода начали опять», – говорит один из офицеров. По его словам, после этого к Анатолию Якунину «пришли» и пригрозили тюремным сроком.

Кроме того, полицейские обсуждают схемы выкупа нелегальных мигрантов. По словам одного из них, в одном из случаев выкуп обошелся в 10 млн рублей. При этом половину суммы якобы забрал бывший начальник уголовного розыска УВД по СВАО Мумчинов, а другую половину – действующий начальник Дорохов. Процент за посредничество получил и один из оперативников, который передавал деньги начальнику. При этом он якобы утверждал, что «не берет денег».

Запись прошла несколько проверок в московском МВД, в том числе в Управлении собственной безопасности. Материалы переданы для разработки в ГСУ СКР по Москве.
ФСБ 10:56, 13.08.2018
Осужденные экс-полицейские устроили драку в колонии Иркутске
Дата 08 августа 2018 г.
Осужденные экс-полицейские устроили драку в колонии Иркутске
Осужденные экс-полицейские устроили драку в колонии Иркутске
По официальным данным, в конфликте пострадали пять арестантов.

Массовая драка произошла между осужденными в исправительной колонии N3 в Иркутске, где отбывают наказание как правило бывшие сотрудники правоохранительных органов и чиновники.

В пресс-службе управления ФСИН по региону подтвердили инцидент, уточнив, что один из участников конфликта получил колотое ранение в живот и был экстренно госпитализирован. Еще четверо осужденных получили ушибы и незначительные травмы, им оказана медицинская помощь.

В ведомстве уточнили, что конфликт начался с бытовой ссоры между двумя осужденными, а затем уже перерос в драку. Сейчас ее участников изолировали от основной массы осужденных.

В ИК-3 работает группа сотрудников Главка ФСИН, представители прокуратуры и полиции. Выясняются все обстоятельства и причины инциде
ФСБ 11:06, 13.08.2018
Военный строитель пропал без вести из-под ареста
Дата 10 августа 2018 г.
Военный строитель пропал без вести из-под ареста
Военный строитель пропал без вести из-под ареста
Экс-главу ВСУМ разыскивают по обвинению в мошенничестве со стройбазой

Как стало известно “Ъ”, следователи столичной полиции обратились в Тверской суд Москвы с ходатайством о заочном аресте объявленного в розыск бывшего гендиректора и совладельца входившего в уже упраздненный «Оборонсервис» ОАО «Военно-строительное управление Москвы» (ВСУМ) Алексея Душутина. В прошлом году Алексей Душутин, уже осужденный за мошенничество с объектами ВСУМ, был отпущен из СИЗО под домашний арест, после чего скрылся за границей. Строитель обвиняется в еще одной афере с имуществом своей бывшей организации. По версии следствия, строительную базу стоимостью 140 млн руб. Алексей Душутин попытался продать подконтрольной ему компании почти в десять раз дешевле.

По данным “Ъ”, с ходатайством об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей бывшего руководителя ОАО ВСУМ Алексея Душутина в Тверской суд обратились следователи главного следственного управления главного управления (ГСУ ГУ) МВД РФ по Москве. Он обвиняется в покушении на особо крупное мошенничество (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). Заседание назначено на ближайшую пятницу под председательством судьи Дмитрия Гордеева. Источники “Ъ” в силовых структурах сообщили, что слушание пройдет без участия самого Алексея Душутина. По их словам, летом прошлого года Мосгорсуд освободил строителя, проведшего в заключении почти без перерыва около шести лет, из-под стражи под домашний арест. Таким образом было удовлетворено обращение адвокатов, указывавших помимо прочего на целый ряд заболеваний, которые их подзащитный приобрел во время пребывания в следственном изоляторе. Как следует из документов суда, Алексей Душутин был освобожден из СИЗО, но почти сразу каким-то образом сбежал из-под домашнего ареста, после чего был объявлен в розыск.

По некоторым данным, сейчас он вместе с родителями проживает в Канаде.
Отметим, что заочный арест позволит следствию объявить Алексея Душутина в розыск через Интерпол.

Адвокат Алексея Душутина Вера Гончарова заявила “Ъ”, что ей известно о ходатайстве, с которым следствие обратилось в Тверской суд. Она отметила, что ее подзащитного хотят заочно арестовать в рамках уголовного дела, возбужденного еще в 2011 году. «Срок следствия по делу неоднократно продлевался, а сами материалы дважды — в 2015 и 2016 годах — возвращались из районных судов для устранения недостатков вместо рассмотрения по существу»,— сообщила госпожа Гончарова. По ее словам, еще раз, 19 апреля прошлого года, материалы расследования были возвращены следователям ГСУ ГУ МВД по Москве уже прокуратурой Москвы — «для производства дополнительного расследования и устранения нарушений законодательства при производстве по делу».

Все претензии следственных органов к Алексею Душутину связаны с реализацией им имущества ВСУМ, эту компанию Алексей Душутин возглавил в 2006 году.
Тогда, по некоторым данным, предприятие, чьим основным акционером являлось государство в лице Минобороны, находилось в кризисе. Между тем созданное в 1930-х годах строительное управление имело богатую историю: оно участвовало, в частности, в возведении Звездного городка, Центрального театра российской армии, комплекса Минобороны на Арбате, нового здания Академии Генштаба и спорткомплекса ЦСКА. Как говорят адвокаты Алексея Душутина, именно при нем ВСУМ «встало на ноги», поучаствовав в новых проектах — строительстве жилья для офицерских семей, Академии химзащиты и пр. Однако в 2011 году Алексея Душутина освободили от должности, поставив на его место Ларису Егорину. Этому, по словам адвокатов Алексея Душутина, предшествовало его обращение к тогдашним министру обороны Анатолию Сердюкову и главе департамента имущественных отношений военного ведомства Евгении Васильевой (напомним, что госпожа Егорина и госпожа Васильева в свое время были осуждены по делу о мошенничестве с военным имуществом). Строитель пожаловался им, что чиновники Минобороны требуют от него откатов. Однако уголовное дело по результатам назначенной военными чиновниками проверки возбудили в отношении самого Алексея Душутина. Как сообщал “Ъ”, его обвинили в незаконной продаже 17 объектов ВСУМ, включая здания как в центре столицы, так и в особо охраняемой природной зоне в Серебряном Бору, с причинением ущерба на 400 млн руб. Хамовнический суд столицы приговорил бывшего военного строителя к пяти годам колонии. В апелляционной инстанции наказание сократили до четырех лет, и Алексея Душутина отправили в одну из липецких колоний. Однако уже вскоре его вернули в столичную «Бутырку», где предъявили обвинение в новом мошенничестве: попытке продать строительную базу на Каширском шоссе за 10,9 млн руб., в то время как ее реальная стоимость, по данным следствия, составляла не менее 140 млн руб. В рамках этого расследования Алексей Душутин и находился под стражей до прошлого года.

Адвокат Вера Гончарова заявила вчера “Ъ”, что «деяние», в котором обвиняется ее подзащитный, имеет исключительно «гражданско-правовой характер», при этом в деле нет данных о причинении ущерба потерпевшей стороне.

Кроме того, отметила адвокат, якобы имевшее место преступление квалифицируется как покушение на мошенничество, «но, несмотря на это, длительное время Алексей Душутин находился под стражей в тяжелых условиях СИЗО». Госпожа Гончарова также добавила, что с момента освобождения экс-главы ВСУМ из-под стражи ни он сам, ни его представители «для участия в каких-либо следственных или процессуальных действиях не вызывались». Поэтому, по ее словам, «защита оценивает поступившее ходатайство следствия об аресте Душутина как незаконное и необоснованное и будет аргументированно возражать». Сама версия следствия, по мнению госпожи Гончаровой, «по-прежнему не выдерживает никакой критик
Так и живем 21:03, 24.08.2018
Самарские чекисты с коллегами из Москвы продолжают чистить ряды сотрудников силовых ведомств. Внушительный список подследственных пополнили оперативник УЭБиПК Тольятти и начальник полиции Куйбышевского отдела полиции Самары.

Их подозревают в получении взяток. В самарском Центре «Э» тоже неспокойно. Двух офицеров подозревают в коррупции и в связях с легендарной ОПГ «Законовские». Кто следующий лишится погон и денежного потока от членов самарских банд?

Взятки по расписанию

Двух сотрудников самарской полиции задержали чекисты регионального ФСБ в среду, 8 августа. Старшего оперативника ОВиРП по Автозаводскому району ОЭБиПК Тольятти Андрея Решетова подозревают в получении взятки. Правоохранитель получил деньги от местного жителя за возврат изъятой ранее сотрудниками полиции финансовой документации двух коммерческих фирм. В пресс-службе УФСБ по Самарской области заявили, что Решетов получил 300 тысяч рублей. Сумму взятки в два раза больше озвучил советник директора Росгвардии Александр Хинштейн — 700 тысяч рублей. Сам Решетов уверяет, что не столь жаден до денег и часть средств предназначалась руководству. Вероятно, оперативник потянет за собой в колонию других офицеров — борцов с коррупцией и экономическими преступлениями.

В тот же день сотрудники регионального ФСБ задержали замначальника отдела полиции № 7 Куйбышевского района Самары Ивана Нещадимова. Силовики взяли Нещадимова с поличным, когда тот получил от местного жителя 200 тысяч рублей. За эти деньги замначальника ОП должен был покровительствовать некой фирме (обществу с ограниченной ответственностью). В частности, создать условия для беспрепятственного забора на территории Куйбышевского района песка и его транспортировки.

Вместе под погоны, вместе под ОПГ

Брат арестованного Ивана Нещадимова также служит в МВД. Вадим Нещадимов возглавляет Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД по Самарской области. В начале этого года депутат Госдумы Андрей Луговой фактически обвинял его в связях с ОПГ «Законовские». Нещадимов и экс-руководитель следственного отдела по Промышленному району управления СК РФ по Самарской области Олег Трухманов могли покрывать преступления ОПГ, в частности, занимаясь фабрикацией дел в отношении невиновных граждан.

Вадим Нещадимов

Вадим Нещадимов

Вадим Нещадимов, по данным источников, снимал с оперативного учета представителей преступной группировки — уголовные дела, возбужденные по совершенным ими преступлениям, либо приостанавливались, либо закрывались под различными предлогами.

«Нещадимов вел уголовное дело троих журналистов, которые были осуждены по весьма спорному обвинению за тексты, касающиеся деятельности ОПГ «Законовские», — отмечает Луговой. Кроме того, по его словам, Олег Трухман и Вадим Нещадимов умышленно скрыли явку с повинной киллера Натальи Солдатовой, убитой в результате незаконного раздела собственности. В обращении, которое он направил на имя генпрокурора России Юрия Чайки, депутат указывает и на тот факт, что «Законовские», совершившие нападение на чиновника самарской мэрии Ильина, избежали наказания, а вместо них за нападение были осуждены подставные лица.

луговой.jpg

Депутат Госдумы Андрей Луговой

При этом оба силовика до сих пор продолжают работать в правоохранительных органах. Олег Трухман понижен в должности до криминалиста, а Нещадимов остается начальником Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД по Самарской области.

Центр «Э» и «Законовские»

Не исключено, что скоро силовики подберутся и к Вадиму Нещадимову. В начале августа этого года в связях с ОПГ заподозрили его подчиненных — двух сотрудников Центра по противодействию экстремизму регионального ГУВД Александра Перцева и Андрея Илларионова. В поле зрения чекистов полицейские попали после скандала на одном из предприятий «Тольяттиазота», когда силовики обнаружили на территории тольяттинской компании «МСА Строй» спортивную сумку с гранатометом «Муха», боеприпасами и экстремистской литературой. Глава компании Магомед Шишханов заявил, что его пытаются «подставить». Выяснилось, что руководитель службы безопасности «Тольяттиазота» Олег Антошин и его заместитель Алексей Алексеев помогли членам ОПГ «Законовские» проникнуть на территорию режимного объекта ТоАЗ, где и находится «МСА Строй».

Antoshin.jpg

Олег Антошин

Пока фигурантами дела являются Олег Антошин, его заместитель Алексей Алексеев, а также экс-руководитель службы безопасности Бориса Березовского Сергей Соколов и руководитель информационного центра «Аналитика и Бизнес» Руслан Мильченко.

sokolov3.jpg

Сергей Соколов

Офицеров Центра «Э», которые могли быть пособниками обвиняемых, не арестовали и даже не уволили, а пока ограничились понижением в должности. Перцева перевели на должность оперуполномоченного ОРЧ по обеспечению государственной защиты ГУ МВД России по Самарской области, а Илларионова назначили на место оперуполномоченного ОМВД России по Красноярскому району Самарской области. Внутренняя проверка пока никаких нарушений в действиях сотрудников полиции не выявила.

Росгвардия, ФСБ и прокуратура на службе ОПГ

Громкие коррупционные разоблачения силовиков в Самарской области связывают с назначением на должность руководителя УФСБ по Самарской области Владимира Татаурова летом 2015 года и нового прокурора области Константина Букреева осенью 2016 года.

За это время в регионе был задержан прокурор Безенчукского района Андрей Павлов за взятку в 750 тысяч рублей от «законовских». В апреле этого года в Самаре задержали двух офицеров ФСБ — заместителя начальника службы экономической безопасности УФСБ Сергея Гудованого и начальника отдела «М» спецслужбы Павла Черемшанцева. Их подозревают также в связях с ОПГ. Так, у Гудованого в квартире обнаружили 80 млн рублей наличными.

polkovniki.jpg

Сергей Гудованый и Павел Чермашенцев после задержания

А 25 июля был задержан заместитель начальника Росгвардии по Самарской области (сын спикера Самарской губернской думы) Дмитрий Сазонов. Его также связывают с деятельностью «законовских». По оперативным данным, он на протяжении длительного времени получал денежное вознаграждение за покровительство от членов ОПГ.

samara.jpg

Дмитрий Сазонов

«Законовские» на грани исчезновения

Справка: ОПГ «Законовские» (другое название «Барыги») была создана почти 20 лет назад, в 1990-е годы, уголовным «авторитетом» Александром Законовым. Начинали бандиты с банального рэкета. Впоследствии зоной бизнес-интересов группировки стали рынки, сети павильонов, автомобильные и лодочные стоянки. ОПГ контролировала крупнейший в Самарской области Кировский вещевой рынок. На конец 2000-х «Законовские» имели разветвленный бизнес. По некоторой информации, куратором группировки являлась «Солнцевская» ОПГ. В 2004 году Законов был убит во время карточной игры, согласно официальной версии. После смерти Законова группировку возглавил его бывший телохранитель и бывший боец спецназа ГРУ Алексей Рыжов. Летом 2016 года Рыжов скончался от некроза поджелудочной железы. Тогда возглавил банду Сергей Гафуров.

gafurov.jpg

Сергей Гафуров

Задержания самих членов банды «Законовские» начались в августе 2017 года. Тогда в отношении лидера ОПГ, бизнесмена Сергея Гафурова (Гафур) было возбуждено уголовное дело по обвинению в подготовке убийства оппонента главаря и экс-члена банды Владимира Изумрудова.

Одновременно с этим сотрудники УФСБ по Самарской области задержали других активных участников группировки «Законовские» — Дениса Ковегина и Радика Хайретдинова. Их обвинили в убийстве экс-милиционера Вадима Винокурова, которое произошло в мае 2014 года и долго числилось нераскрытым. В декабре 2017 года суд приговорил Ковегина к лишению свободы сроком на девять лет, а Хайретдинова — на полтора года лишения свободы условно.

26 июля лидера ОПГ «Законовские» осудили на три года колонии за пособничество и подстрекательство к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью адвоката Тамази Керимова, а также незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и взрывных устройств. Тамази Керимов был жестоко избит в апреле 2016 года за то, что представлял в суде интересы бизнесмена (фамилия не называется), который мог дать показания против «Законовских».

Силовики продолжают наносить удары и по имуществу банды. Так, в июне 2018 года был обнаружен схрон оружия и взрывчатки, организованный группировкой «Законовские». 13 августа в Самаре на Волге демонтировали плавучую баню-ресторан, которую контролировала группировка.

О полной ликвидации ОПГ «Законовские» правоохранители отрапортовали еще много лет назад. На самом же деле бандиты ушли в тень при помощи «высоких покровителей» из среды правоохранителей. Теперь, когда за группировку и «оборотней в погонах» взялись чекисты, есть шанс, что «законовские» останутся лишь в истории криминальных хроник.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

На что сейчас особенно способна власть России?

1. На тотальное воровство.
2. На кумовство и круговую поруку.
3. На бесчеловечное отношение к народу.
4. На инновацию, реновацию и оптимизацию...
5. На что-то хорошее, но они это тщательно скрывают.
6. На прорыв.
7. На враньё.
8. На отъем денег у населения.
9. На «железный занавес».
 

Всего проголосовало
45 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года