Главная страница Защита прав «Ад на наших глазах»

«Ад на наших глазах»

25.08.2015
Анна Карпова, Юлия Дудкина.

фото

Российские режиссеры — в защиту Сенцова и Кольченко

23 года — украинскому режиссеру Олегу Сенцову, 12 лет — крымскому анархисту Александру Кольченко. Такие сроки потребовал прокурор за то, что обвиняемые якобы подожгли симферопольский офис «Единой России» и собирались взорвать «Вечный огонь». Приговор будет зачитан 25 августа в ростовском окружном военном суде. Режиссеры Алексей Герман-младший, Владимир Мирзоев, Александр Сокуров и другие выступили в защиту Сенцова и Кольченко

Украинский режиссер Олег Сенцов (справа), задержанный в Крыму по подозрению в подготовке терактов, во время рассмотрения вопроса о продлении ареста в Лефортовском районном суде

Алексей Герман-младший, режиссер:

– Я никогда не общался с Сенцовым лично, могу судить только со стороны, но он производит впечатление какого-то очень славного человека, и мне думается, что сейчас происходит большая трагедия. Разрушается жизнь, надежды, целый мир человека, художника, режиссера. Мы привыкаем к жестокости, к крови, состоянию внутренней войны. В нас заглушается гуманизм, который для многих был якорем нашей очень противоречивой жизни.

Соревнования в несправедливости и жестокости происходят по обе стороны границы. Это вдвойне печально. Можно придерживаться разных точек зрения на политику, но, когда в результате страдают художники, это кажется знаком, что мы уже живем в постоянной готовности к войне. Вспомнить хотя бы ужасную трагедию с Олесем Бузиной по другую сторону границы. Кто-то поддерживал его взгляды, кто-то нет. Важно одно: в культуру проникло ожесточение. Результат — смерть.

Наказание Сенцова вряд ли к чему-то приведет: оно контрпродуктивно и негуманно. Ведь двадцать три года — это почти вся жизнь. Не уверен, что заступничество других режиссеров может на что-то повлиять. Мы живем в предвоенное время, в обстановке постоянной эскалации конфликта, а кто и когда в такие моменты прислушивался к мнению деятелей культуры? Это логика крови. Это — трагедия эскалации, когда каждый следующий шаг получается жестче и кровавее, чем предыдущий.

Владимир Котт, режиссер:

– Главный вопрос не в том, сколько лет попросили прокуроры для Сенцова, а в том, действительно ли они верят в его виновность? Если они понимают, что все имеющееся на руках дело — это неподсудная политическая расправа, а они в данном случае просто участвуют в этом процессе как исполнители, то основная часть ответственности лежит не на них, а на тех, кто отдал приказ.

Если же эти люди искренне верят, что Сенцов и Кольченко виноваты в чем-то — тогда это другое. Если в головах у судей, прокуроров, следователей, оперов уже произошли необратимые изменения и они не ведают, что творят, если они на самом деле перестали отличать реальность от фантазий следственного комитета — то это ад, который произошел на наших глазах и которому мы способствовали своим молчанием.

Алексей Федорченко, режиссер:

– Защищать свободу невинно обвиненных людей должны не только кинодеятели, но и все жители нашей страны. Ведь Сенцова арестовали не потому, что он режиссер. Он мог быть кем угодно по профессии, никто даже не стал бы разбираться. В конце концов, на момент ареста он почти не был известен, это же дебютант. Он обычный человек, у которого есть гражданская позиция и который попал под раздачу.

Боюсь, что требования даже самых именитых режиссеров вряд ли сыграют здесь какую-то роль. Власть находится в глухой обороне и на чье-либо мнение обращает мало внимания. Но нужно ведь что-то делать, а не сидеть сложа руки. Хотя бы собирать подписи.

Владимир Мирзоев, режиссер:

– Разумная часть человечества хорошо понимает, что происходит: дело сфальсифицировано, оно имеет только политический смысл. Это запугивание, попытка показать, что любой — не важно, режиссер или человек другой профессии — может быть посажен на 23 года, как какой-нибудь страшный убийца. При том, что в деле Сенцова и Кольченко нет ни пострадавших, ни состава преступления. Это можно назвать точечными репрессиями.

Правительство, к которому часто обращаются знаменитые люди, прекрасно понимает, что оно делает и какие цели преследует. А к судейским обращаться вообще бессмысленно: эти люди — просто функция, они исполняют решения высшего начальства. Так что я даже не знаю, к кому обращать наши голоса.

Александр Сокуров, режиссер:

– История с арестом Сенцова мне с самого начала казалась какой-то фантастической. Следственные органы несколько преувеличивают способность кинорежиссеров к криминальной политической деятельности.

К сожалению, человек — очень маленькая величина, и, попадая в прокрустово ложе исторической ситуации, он не может защитить себя. Поэтому с кем угодно может произойти что угодно, и то, что случилось с Сенцовым, — это еще не самое страшное. Но, пожалуй, самое возмутительное.

Он просто гражданин своей страны, который спокойно жил на ее территории, и вдруг там стали происходить сложные и таинственные процессы. Его реакция на них вполне естественна. Если бы у меня в Петербурге стало происходить то же, что в Крыму, я бы не стал молчать — это же просто стыдно, как на меня после этого посмотрят? При этом я уверен, что никакого экстремизма в действиях Сенцова не было.

Вы посмотрите его картину: понятно же, что он — простой человек, в котором нет злобы. Организация преступных групп — явно не его почерк. Я, конечно, не общался с ним лично, но это кажется очевидным. Непонятно, почему это невдомек тем, кто ведет следствие.

Я не думаю, что голоса режиссеров, даже очень знаменитых, окажутся значимыми для нашего правительства. Мы все уже не раз пытались заступиться за Сенцова. Для того чтобы что-то поменялось, нужно одно: чтобы наше правительство осознало, что гражданский протест — это естественное поведение для молодых людей. И я уверен, что ничего более экстремистского, чем гражданский протест, там не было. А политики затеяли тяжелую и опасную для обычных граждан игру.

Надеюсь, что Олег как можно скорее выйдет на волю и снимет нечто потрясающее. А иначе быть не может: всей этой историей в нем должны были вырастить личность такого масштаба, что Киноакадемия будет давать ему все призы.

Павел Бардин, режиссер:

– У нас сейчас много говорят о культуре, еще больше — о культуре в Крыму. Но самый известный представитель крымской культуры — причем всемирно известный — сидит в ростовском СИЗО. Дело Сенцова и Кольченко — это очередная показательная порка.

Власть сейчас даже не знает, как ей стоит с ними поступить. У Сенцова в Крыму есть семья, и, если его выпустить, он будет там жить как гражданин Украины, оставаясь при своей собственной позиции. Власть этого допустить, видимо, никак не может.

За Сенцова вступались неоднократно: не только Европейская киноакадемия, но и российские режиссеры — и индивидуально, и коллективно. Режиссер-документалист Аскольд Куров вместе с киевским режиссером Андреем Литвиненко делают фильм «Освободить Олега Сенцова», в котором они записали интервью с российскими кинематографистами. Была и петиция. Но в нашей стране обращения известных лиц, к сожалению, не работают.

Аскольд Куров, режиссер:

– Я снимаю фильм «Освободить Олега Сенцова» уже больше года — с того момента, когда Олега привезли в Москву, в Лефортово, и начались первые суды. Это абсурд, в который невозможно поверить, это абсолютно кафкианская история. Я надеюсь, что фильм сможет привлечь внимание к этим страшным событиям, но, к сожалению, надежды на благополучный исход — оправдание Сенцова и Кольченко — нет.

Но это не значит, что все мы должны молчать и оставлять попытки хоть что-то делать. Понятно, что те, от кого зависит судьба Сенцова, Кольченко и Афанасьева, игнорируют обращения деятелей культуры и выступления людей в поддержку арестованных. Может, их это даже злит и раздражает. Но рано или поздно сработают и обращения, и выступления.

Настанет время, когда власть больше не сможет держать их в заложниках. И именно благодаря тому, что режиссеры, кинематографисты и общество солидаризируются, продолжат постоянно напоминать о деле, людей могут освободить из тюрьмы.

Анна Карпова, Юлия Дудкина.

http://snob.ru/selected/entry/96809

Фото ru.krymr.com

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Председателю Совета по правам человека при Президенте РФ Федотову М. А. от Межрегиональной общественной организации «Киносоюз»

Уважаемый Михаил Александрович, уважаемые члены Совета!

Как вам вероятно известно, в Ростове-на-Дону идет суд над кинорежисером Олегом Сенцовым. Оставляя за скобками правомочность самого факта подобного судебного процесса, хотим обратить ваше внимание на ряд важных обстоятельств. Мы, как и многие наши зарубежные коллеги — среди них выдающиеся кинематографисты, заслужившие репутацию моральных авторитетов мирового масштаба, крайне обеспокоены судьбой нашего коллеги. Поражает очевидное несоответствие между действиями, в которых обвиняют Сенцова, их последствиями и беспрецедентной суровостью приговора (23 года колония строгого режима), на котором настаивает обвинение. Просим вас уделить необходимое внимание делу Олега Сенцова и использовать все имеющиеся в вашем распоряжении возможности, чтобы гарантировать его права на объективные и законные расследование и суд. Просим инициировать расследование по факту сообщений Сенцова и Афанасьева о применявшихся к ним пытках и случаев «выбивания» нужных следствию показаний.

С уважением, Председатель Кино Союза Андрей Прошкин

К открытому письму присоединяются:

Андрей Смирнов, Алексай Федорченко, Борис Хлебников, Алексей Попогребский, Виталий Манский, Александр Зельдович, Андрей Плахов, Даниил Дондурей, Зара Абдуллаева, Михаил Липскеров, Нина Зархи, Владимир Двинский, Виктор Матизен, Валерий Балаян, Галина Красноборова, Михаил Лемкин, Михаил Баркан, Дмитрий Федоров, Михаил Коломенский, Наталья Манская.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Кем вы ощущаете себя в нашей стране?

Всего проголосовало
29 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года