Главная страница Защита прав «Светлый ключ» – последний лесоповал ГУЛАГа

«Светлый ключ» – последний лесоповал ГУЛАГа

05.03.2015
Юрий Трифонов-Репин.

фото

Лесоповал – Рубикон-Рубеж-Преисподняя-Молох – между жизнью и смертью политзека.

5 марта дата смерти Главпалача народов СССР И. Сталина, а у меня второй День рождения! Местом моего рождения является лесоповал с названием Реэиденция озера Чля-на-Амуре.

Электростанция в разобранном виде морем, через Николаевск-на-Амуре, была доставлена на озеро Чля и собрана здесь специалистами из Америки. Эти специалисты были приглашены для работы в концессии по добыче золота американским способом. Сюда же доставлены драги в 1910 году. Это был первый прииск в России, занимавшийся дражной золотодобычей.

Техника, обеспечивающая высокую производительность труда, позволила впервые отказаться на приисковых работах от использования заключенных. Лагеря на нашем прииске не было, как не было и колючки по периметру поселка и вышек с вертухаями в овчинных шубах с воронеными автоматами ППШ наперевес, как это было на мужских участках лесоповалов системы Николаевского-на-Амуре ИТЛ ГУЛАГа НКВД.

Но небольшое количество политзаключенных мужчин все-таки использовались на женском участке в качестве пилоточей, а безрукие и инвалиды были «придурками», т.е. учетчиками, десятниками, грузчиками и топили печи в бараках, пока женщины-политзека валили и крыжевали лес на таежных лесных делянах.

Здание самой электростанции, состоящее из трех блоков, было построено из облицовочного, глазурованного кирпича белого цвета, привезенного из Америки. Кладка выполнена на самом высоком уровне каменщиками-американцами. Для раствора использовался «портландцемент», также белого цвета.

Для полноты восприятия добавьте еще и водный бассейн размером с 5 футбольных полей, не замерзающий зимой, с плавающими на нем по утрам зелено-красными, с синим отливом, дикими утками, черными японскими журавлями, серыми гусями и гордыми парами белых лебедей. А привлекало их сюда не только незамерзающий водоем, но и обилие пищи — рыбок гольянов, способных жить и размножаться в теплой воде.

Озеро служило не только для охлаждения и превращения отработанного пара в воду, но и резервным водохранилищем на случай аварии на водозаборе.

До 1946 года огнестрельного оружия не было, и водоплавающих птиц никто не стрелял, а вот если птица заснет и вмерзнет, – пропала.

Для заготовки и транспортировки дров для работы паровых котлов на электростанции американского производства, установленной на берегу живописного озера Чля (Туманное) и были образованы лесозаготовительные участки, на которых вольнонаемные лесозаготовители по договору бригадами валили лес двуручными пилами. Эту работу выполняли вальщики леса или пильщики.

Кроме пильщиков, в состав бригад входили трелевщики, которые где вручную и на лошадях транспортировали бревна на полигон, где раскряжевщики распиливали их на чурки – швырок – длиной 75 см (3 фута). Также в бригадах были сучкорубы, сучкожеги, чуркорубы-дровоколы, штабелевщики, грузчики, конюхи и дорожные строители – они делали новые просеки-лесотаски для трелевки одиночных хлыстов волоком вальщиками или на худых плечах женщин-зечек, лесовозные дороги для гужевого и для автотранспорта.

В 1918 году был издан Декрет СНК о Национализации большинства частных предприятий на территории Советской России. (Декрет СНК до сих пор не отменен, несмотря на неоднократные обращения и требования их наследников). На основании этого Декрета международная концессия по добыче золота перешла государству и получила новое название – «Амурзолото», а с 1930 года перешла в систему ГУЛАГа НКВД РФ.

Лесозаготовительные участки были реорганизованы в Лесоповалы системы ГУЛАГа НКВД, на один из которых и были направлены моя 18-летняя мама и 56-летняя бабушка. Ей «повезло», ее назначили поваром начальника участка ИТЛ.

7 апреля 1930 г. — дата рождения ГУЛАГа и лесоповалов в системе ГУЛАГа в НКВД.

Постановление СНК СССР о создании Управления лагерей ОГПУ (в 1931 г. получило название с аббревиатурой ГУЛАГ, — единой централизованной системой исправительно-трудовых учреждений, включая и лесоповалы, просуществовавшей вплоть до последних лет СССР с перерывом в 1960-1968 г.г. Через эту систему прошло около 40 млн человек.

Не знаю ни одной семьи из моих знакомых, которую бы обошел молох сталинских репрессий. В моем роду трое расстрелянных, шесть человек были сосланы в спецпоселки, лесоповалы и спецлагеря в Сибири, Казахстане и в ДВК.

Инженерно-технические работники были вольнонаемными и работали по договорам, а вот низкоквалифицированные рабочие были спецпереселенцами и не имели право на свободное перемещение ни со сменой места работы, ни со сменой места жительства или выезда.

С грустью на душе вспоминаются те годы, физически и морально пережитые всеми нами.

Я в утробе своей матери получил 15 лет сталинских концлагерей, с последующей заменой на спецпоселение, которые и пришлось отмотать от звонка до звонка на лесоповале.

Мой дед – атаман Иманского казачества во время гражданской войны с отрядами казаков разгромил партизан в верховьях рек Иман и Вака. После войны бывшие пленные партизаны написали доносы, в которых сообщили, что он плетью заставлял их петь: «Боже Царя храни!».

…Из обвинительного заключения: «Гр-н Репин Ефим Степанович, занимая должность атамана, был самым зажиточным казаком, т.к. держал огромное кулацкое хозяйство. Зимой имел подряды для заготовки и поставки дров на железную дорогу и в войска. За круглый год вылавливал 20 000 пудов рыбы, занимаясь и зимней рыбной ловлей, и поставлял ее в разные места.

При царе имел подряды на выращивание для лошадей фуража и самих лошадей для царской армии. В Гражданскую создал отряды казаков для борьбы с красными партизанами. И говорил, что власть голодранцев — временная, снесут ее огромные очереди у пустых прилавков в больших магазинах огромных городов. Во время хлебозаготовок для соцстроительства заявил, что вот весной соввласть не пахала, не сеяла и за посадками не ухаживала, а урожай у семей казаков отбирает весь, чем ставит нас в затылок друг другу». (В очередь).

Дело рассмотрела тройка ОГПУ. Согласно справке ФСБ, дата и место смерти атамана Е.С. Репина, моего деда, не известно.

А его семья – жена и дочь, мои бабушка и мама, без суда и следствия, были отправлены в сталинские концлагеря, с последующей заменой на спецпоселение на лесоповал, где я и родился со старшим братом и сестренкой перед страшной войной 1941 г.

Рабочий день на лесоповале был 14-часовой. На Севере темнеет рано, а в тайге, на делянах лесоповала, особенно. Только одни женщины должны были трелевать-таскать свинцовые бревна даурской лиственницы на веревках. Ручная подтаска очень тяжелых бревен к штабелям называлась веселым словом трелевка, но она-то и была многим совершенно непосильна.

Десятки женских рук не всегда могли поднять двухметровое бревно на хрупкие, худые плечи. Или тащить его по кочкам через валежины и даже через непроходимый бурелом.

Моя мама сначала была вальщицей леса. Седоволосая напарница. Рыхлый снег почти до плеч, который надо отбросить от ствола дерева, предназначенного для валки. Высота пенька не более 15 см. За каждый сантиметр выше – штраф — 1 куб бревен в штабель. Для безграмотного, но ретивого десятника это слаще меда.

В 1943 году, после Курской битвы, наш отец, воевавший там шофером на «катюше», приезжал в краткосрочный отпуск. В 1944 году у нас родилась еще сестренка. После ее рождения маму перевели на новую работу – крыжевщицей древесных хлыстов. Пилить длинные хлысты циркулярной пилой большого размера на чурки длинной по метру.

Один хлыст был кривой и из-за своей кривизны не попадал в зону распила. На моих глазах, она подняла рычаг управления диском пилы, и, находясь под пилой, повернула ломом это бревно вниз горбом и подняла свою голову. В это время пила самопроизвольно опустилась на ее голову.

Мама выжила, и после больницы ее перевели на работу в контору секретарем-машинисткой. По специальности, которую она получила и работала до ареста и высылки на лесоповал.

На лесосечных делянах всех женщин, умерших от тяжелого рабского труда, хоронили там же. В зимнее время сучкорубы разжигали костер из елового лапника у пня, чем делали сразу две работы: грели землю для могилы и нагревали докрасна заточенные концы ломов, которые кувалдами забивались в нагреваемую костром землю.

В проделанное ломами отверстие под пнем взрывник вставлял, словно батон колбасы, дозу аммонала с взрывателем. Производился взрыв, и могила была готова. Хоронили сидя. Ствол монгольской молодой, отесанной лиственницы становился вечным безымянным приютом.

На лесоповалах не было колючей проволоки, но она и не была нужна, если кругом непроходимой стеной стоял «зеленый прокурор». С детства помню многими жизнями многократно проверенную поговорку: «Здесь прокурор – тайга, а медведь – хозяин».

В подтверждение этому есть справка из Дальстроя. По состоянию на 1 января 1939 г., в розыске на Колыме находилось 607 заключенных. В течении I квартала 1939 г. из Севвостлага бежали 504 человека, во II – 629 человек, в III – 669 человек. За этот же период было задержано: в I кв. – 498 зека, во II – 769 зека, и в III – 535 зека.

Практически побег с Колымы на материк был невозможен, так как ни какой другой связи с материком, кроме как по морю, не было. А на дорогах Дальстроя стояли посты, которые тщательно проверяли идущий по Колымской трассе транспорт. Тем не менее, заключенные стремились на волю, и в большинстве случаев (если их после побега не поймали) погибали – замерзали зимой, умирали от голода, и чаще всего становились добычей хищных зверей (медведей, волков, рысей и одичавших котов).

Боялись женщины и работы в прилагерных подсобных хозяйствах на фермах и на земле.

Только беременность у политзаключенных женщин была надеждой на спасение, на жизнь!

Женщин, родивших детей в лагерях для заключенных, называли мамками и освобождали даже осужденных по ст.58-10 с литером АСА — антисоветская агитация, скрывающая в себе расстрельную статью. Только так освобождались женщины, не по окончании отсидки срока, не по амнистии, не по «зеленому прокурору», а собственным способом – самым надежным!

А от кого в глухой тайге им можно было забеременеть, если в их поле зрения на всех желающих был только один мужчина? Им был десятник, как правило, горбатый и злой на свою жизнь и судьбу инвалид с детства, от которого и беременели, и рожали, и умирали. На прилагаемой фотографии бригады женщин на лесоучастке обратите внимание на мужика

Лесоповал, это материализованный АД. Последний поселок из бараков для зека Лесоповала ГУЛАГа НКВД СССР «Светлый ключ» начал строиться японскими военнопленными в 1946 году и был построен в 1947 г. Японские военнопленные работали и жили без охраны. Ходили по домам, просили хлеба или заходили на придомовые огороды и рвали разные травы вместе с корнями. Особенно нравились им одуванчики и свежепойманная рыба, даже коЛюшка. Располагался лесоповал на левом берегу нерестового ручья, на расстоянии от Чля по одной дороге 8 км, по другой – 10 км. Просуществовал поселок 10 лет, до амнистии 1957 года. Первыми жителями бараков были репатриированные, часть из них были так называемыми «бандеровцами», часть была сослана из временно оккупированных западных областей, амнистированные без права выезда и досрочно освобожденные.

После амнистии 1957 г. лесозаготовители и освобожденные разбежались. Электростанцию закрыли, а добычу золота стали вести шахтовым способом.

Я покидал малую родину после амнистии в 1954 г. В поселке было 540 домов. Сегодня – 54.

Лесоповал – это сталинский Освенцим, только без трубы крематория и без погоста с надгробными плитами из мрамора и памятниками или православными крестами и не дай бог, чтобы это могло повториться вновь, но скелет в шкафу стоит и набирает силу.

Юрий Трифонов-Репин. Председатель Правления Приморского ОРПЗО “Российский Мемориал”.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Чем ответить Байдену на новые санкции?

Всего проголосовало
0 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года