Главная страница Экономика Добро пожаловать в вашу страну

Добро пожаловать в вашу страну

10.09.2014
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фото

Эта история произошла рано утром 18 августа в Шереметьево. Это международный аэропорт, он обслуживает 29 миллионов пассажиров в год. Ну и все там на уровне мировых стандартов. По крайней мере, должно быть так.

И вот рано утром 18-го в Шереметьево прилетел испанский пассажирский самолет, рейс «Барселона - Челябинск». Неожиданно на борту пассажиру стало плохо. Сердечный приступ – сердце вдруг остановилось. Такое случается и с молодыми – было пассажиру 24 года. Он возвращался из свадебного путешествия домой.

На борту оказались врачи, и даже реаниматолог, Артему Чечикову стали оказывать неотложную помощь, реанимационные мероприятия с помощью того, что есть в наличии на борту. Но до Челябинска еще далеко, а рядом – Шереметьево, международный аэропорт. К тому же? это Москва. Где ж и окажут необходимую помощь, как не в столице нашей Родины?

Врач сообщил командиру корабля, что требуется срочная реанимация. Пилот решил садиться в ближайшем аэропорту и запросил реанимацию к трапу.

Скорей всего, с борта самолета был послан международный сигнал Mayday, аналог SOS – ведь посадка экстренная, и освободили самолету коридор мгновенно и посадили за 15 минут. При Mayday на голове ВПП должны стоять и пожарники, и реанимационные кареты медицинской скорой помощи. Международные правила таковы.

Но никакой «скорой» у трапа не оказалось.

«Добро пожаловать в вашу страну», - сказала стюардесса компании Air Europa.

«Только представьте: время идет, врач непрерывно качает парню воздух, поддерживает жизнь, – рассказывает свидетельница трагедии Лариса Амирова. - Через 15 минут прибегают две женщины-фельдшерицы с зеленкой и бинтами. Хлопают глазами и говорят, а мы не знали что у вас такой серьезный случай. Спрашиваем у них: «Где скорая? Где реанимация?» В ответ: «Скорая» будет ехать долго». Хотя время было пять утра, все улицы должны быть пустыми.

В итоге «Скорую» только на борту самолета начали вызывать. Приехали — прибор для поддержания дыхания не работает (батареек нет), вместо мягких носилок принесли каталку (хотя несколько раз было озвучено, какие нужны), чтобы вытащить парня из самолета, нужно сначала предъявить паспорта.

В итоге в Москве мы простояли два часа(!), и все это время парня не везли в больницу, потому что нужно было сначала заполнить бумаги, по какой причине сел самолет, забрать багаж сходящих пассажиров, дозаправить самолет. Я так и не увидела машины скорой помощи, парня увезли в каком то непонятном вагончике».

Артем Чечиков умер.

Свидетели этой истории написали в интернете, запись (сначала одна) попала на глаза журналистам, появилось сообщение на «Эхе Москвы» - разразился скандал. Поскольку не в каком-нибудь Тернее было дело, а в Шереметьево, в Москве…

Министр здравоохранения Вероника Скворцова подтвердила все претензии пассажиров: прежде всего, когда командир борта запросил диспетчерскую управления воздушного движения в связи с острой ситуацией, связанной с сердечным приступом у одного из пассажиров, диспетчер не сообщил эту информацию в скорую помощь, не вызвал реанимобиль, который должен был бы ждать у трапа самолета, а сообщил через службу своего аэропорта в медицинский пункт этого аэропорта.

И дежурный терапевт аэропорта прибыл к самолету с опозданием, и квалификация его «не в полной мере» соответствовали инструкции, и «скорую» эта «бригада» вызвала с нарушением инструкции, и вызвали из неправильного места, а там тоже не почесались, и прислали не реанимационную бригаду, а обычную линейную… «В результате прибывшая бригада смогла быстро заинтубировать больного и начала оказывать необходимую помощь, но было уже поздно — пациент скончался», — подытожила министр Скворцова.

В общем, ничего министр не объяснила, смысл ее выступления – «так получилось…» Ни выводов из происшествия, ни советов, ни решений никаких министр не предложила.

Тем временем к расследованию случившего подключились прокуратура и Следственный комитет РФ. СК возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Московская межрегиональная транспортная прокуратура также начала свое расследование…

Аэропорт, безусловно, не мог оказаться в стороне. Изначально, по горячим, так сказать, следам, была рассказана краткая, но бодрая история, как «медики аэропорта Шереметьево более часа оказывали медицинскую помощь и делали все возможное, чтобы стабилизировать состояние больного».

И «дополнительно была вызвана специализированная скорая помощь из ближайшего города». Ближайший город – это Москва, если кто не понял.

Алексей Венедиктов, глава «Эха Москвы», задал на сайте радиостанции ряд вопросов. Наиболее интересные вопросы такие:

«Почему охрана аэропорта не была предупреждена о необходимости пропустить Скорую? Задержка составила 17 минут. Правда ли, что пограничные и таможенные службы не выпускали больного пассажира и врачей из самолета, требуя сначала пройти необходимые процедуры? Правда ли, что медицинская бригада аэропорта (врач и фельдшер) пришли на борт с неработающим аппаратом из-за севших батареек и вынуждены были просить батарейки у пассажиров? Правда ли, что главный врач аэропорта Артур Бунин является учредителем компании «Аэромед», которая осуществляет срочную медпомощь в аэропорту?»

Да уж, права была стюардесса-испанка со своим «добро пожаловать в вашу страну»… А вот и результат проверки (акт от 27 августа) Росздравнадзора:

1) Оснащение Медицинского пункта ОАО «МАШ» полностью соответствует требованиям приказа Минтранса РФ от 27.03.2012г. № 81 «Об утверждении требований к здравпункту аэровокзала гражданской авиации».

2) Нарушений нормативно-правовых актов, регламентирующих оказание медицинской помощи, не выявлено.

А вот и результат проверки (акт от 26 августа) Прокуратурой

1) Здравпункт Терминала С и его оснащение соответствует требованиям к здравпункту аэровокзала гражданской авиации, утвержденным приказом Минтранса от 27.03.2012 г. № 81.

2) Осмотр выезжавшей к борту ВС санитарной машины и амбулифта подтвердил исправность состояния указанной спецтехники.

3) Медицинские изделия, в том числе дефибриллятор, находятся в исправном состоянии, сертификаты на них соответствуют требованиям.

4) Замечаний, дополнений, возражений со стороны проверяющих органов не имеется.

Все это сообщает Центр общественных связей Шереметьево. Но со ссылкой (с гиперссылкой, поскольку это опубликовано на сайте аэропорта) на акты, все как полагается, не вранье.

Из этих актов любопытным представляется только один факт: в международном аэропорту Шереметьево (сокращенно он называется МАШ) есть всего лишь здравпункт. С врачом и фельдшером.

Еще из объяснительной аэропорта следует, что аэропорт вообще не представляет, как можно быстро вызвать «скорую» и откуда, потому что формально Шереметьево – Подмосковье, а в Подмосковье единой диспетчерской службы СМП нет. А ни к какому из подмосковных поселений аэропорт, так сказать, не подключен. То есть на случай ЧС – ничего не предусмотрено.

То есть аэропорт Шереметьево – совершенно невиновный.

Но виновного-то найти надо! Слишком громкий скандал.

Своих, аэропортовских, виновными назначать нельзя – «русские своих не сдают!» Виновным может быть только посторонний.

В рассказе Антона Носика:

«Утверждалось, что врач-реаниматолог Курганской областной клинической больницы Валерий Лукьянов как-то неласково поговорил с двумя прибывшими на борт дамами из шереметьевского медпункта, помешал им оказывать реанимационные мероприятия, и они так расстроились, что полчаса не могли вызвать реанимобиль.

А когда всё же удосужились вызвать — то позвонили не на ту подстанцию, откуда можно было срочно ждать помощи. То есть вообще не в тот субъект федерации позвонили, где «Шереметьево» находится. Там диспетчер, принявший звонок, тоже тормозил полчаса, а потом отправил линейную бригаду вместо реанимобиля. Виноват во всём этом, разумеется, доктор Лукьянов из Кургана. Будь он повежливей с заспанными медичками из Терминала С, больного можно было бы спасти».

«Заспанные медички»… Что-то такое я уже встречала по поводу Шереметьево! Где и когда? Ну, Яндекс в помощь…

А, это было в 2011 году, тогда, помните, произошел теракт в Домодедово, и несколько месяцев после этого на аэропорты обращали особое внимание. И вот летом в том же Шереметьево произошел случай: четырехлетний ребенок неудачно прикоснулся к лифту, и его руку зажало между дверью лифта и косяком.

На крик ребенка прибежали и пассажиры, и персонал, и через почти пять минут сумели таки отжать дверь ножкой стула и освободить руку. Она оказалась не просто сломана: кости раздроблены, сухожилия вывернуты, кровь бьет фонтанчиком – то есть даже не венозное, а наихудший вариант: артериальное кровотечение, его не остановить повязкой, надо жгутом перетянуть руку выше раны (надеюсь, все знают, как поступать при артериальном кровотечении?). Рассказывает мать 4-летнего Гоши:

«Попросили предупредить медпункт, в котором должны оказать первичную помощь, но когда мы туда пришли через десять минут увидели заспанных теток, которые предложили – давайте заполним учетную карточку – а ведь у ребенка было артериальное кровотечение, кровь била фонтанчиком, и если ее не остановить, то смерть может наступить в течение нескольких минут».

Да, без бумажки ты букашка! Хоть все артерии порви, хоть в клиническую смерть впади – сначала заполни положенные по инструкции бумажки!

И здесь оказался виноват, по мнению аэропорта, пассажир, отец ребенка: «А Сашка просто очумел, он был неадекватен и стал орать на двух тёток в медпункте, которых мы разбудили, хотя охранники им звонили, когда вынимали Гошку из лифта, - продолжает мать. - Он попросил у них хоть какие-то медикаменты – обезболивающие, жгуты, бинт – оказался только анальгин. они предложили обработать рану йодом – то есть сжечь все до конца. Вместо жгута наложили ремень от моих брюк».

Может, они, медички эти, вовсе и не сонные, не заспанные, а по жизни такие, слегка тормознутые? На самом деле таких людей очень много, и они прекрасно живут и никому не мешают… Пока не случается экстраординарная ситуация и счет идет на секунды. Тогда предпочтительны бодрячки, а сонных… Да, их посылают довольно грубо. И тут уж некого винить, кроме самих сонных – а зачем шли в профессию, где нужна быстрая реакция?

Но нет, в случае со смертью Антона Чечикова аэропорт нашел более подходящего человека на роль виновника, чем реаниматолог из Кургана Валерий Лукьянов. Это пилот.

Антон Носик: «Ведь каждый испанский пилот обязан знать, что в России ambulance — это такая инвалидная бригада с аспирином, которую вызывают лечить головную боль, и она приезжает в среднем через 2 часа. Если б испанский пилот сказал resuscitation, то прямо у трапа пациента встречал бы оборудованный по последним требованиям медицинской науки реанимобиль из кремлёвки. Но испанский пилот совершил ошибку, и она стоила парню жизни.

«Московский комсомолец» так прямо и пишет в заголовке, со слов пресс-службы МАШ: Артём Чечиков погиб в аэропорту Шереметьево из-за оговорки пилота. Такой же заголовок не только у LifeNews, и ещё в дюжине СМИ».

Да, да, аэропорт ни при чем. Ни у кого претензий к нему нет, никто на него больше не жалуется… Ну так уж и никто.

Жена (теперь уж вдова) Артема Чечикова подала иск в суд – и на испанскую компанию, и на аэропорт Шереметьево, и на московскую «скорую» - на 30 миллионов. Об этом сообщили все информагентства и указали даже, в какой суд подан иск. Только администрация аэропорта Шереметьево не в курса – за более чем 20 дней они не удосужились связаться с родственниками умершего на их территории молодого человека. «Не смогли», - уверяет нас пресс-служба аэропорта.

С 25 августа расследуется уголовное дело. Вот что пишет врач в комментариях к посту Антона Носика: «Спасли бы или не спасли – это как раз не важно. Важно то, что не приложили все усилия для спасения. Вот это – стыдно. Стыдно, потому что это произошло не в глухой намибийской деревне, а в Москве. Вдвойне стыдно за то, что вместо того, чтобы разобраться в ситуации и вломить живительных [цензура] виновным, начинаются традиционное размазывание каши по тарелке в газетах, сваливание вины на пилота и прочие непотребства. Выглядит все это очень непрофессионально и по-жлобски и очень в духе времени – а, типа, студентик какой-то загнулся, ну и [цензура] с ним, давайте по бырому на пилота бочку покатим, то-се, пиарчик, через неделю все равно все забудут, насрать всем. Вот это вот все – гадко».

И чтоб не завершать на этой пессимистической ноте, давайте закончим позитивчиком. Не московским, конечно, а нашим родным дальневосточным. Буквально вот только что, 8 сентября, в самолете, следующем рейсом «Владивосток - Москва», пассажиру стало плохо. «Во время рейса 42-летнему мужчине стало плохо. Он жаловался на острую боль в груди и неоднократно терял сознание», - сообщает ИА «Дейта». Впрочем (возможно – к счастью) самолет не слишком далеко улетел от Владивостока. Впереди был Хабаровск. Пилот запросил срочную посадку, и самолет приняли на запасном аэродроме. И скорая там оказалась! Пассажира передали «из рук в руки», и самолет улетел. «Скорая» отвезла мужчину в сердечно-сосудистое отделение Железнодорожной больницы, там ему оказали помощь.

Он жив и собирается лететь дальше, в Москву. Уже из Хабаровска.

Комментарии

00:36, 16.09.2014
"Свежести, свежести, хочется свежести"... Евг.Евтушенко
00:39, 16.09.2014
"Свадебной нежности и незаслеженности. Свежести мыслей, мозга, мазка, свежести голоса и языка". (прдолжение стиха Евтушенко).
00:41, 16.09.2014
Да куда там авторам-АВэшкам до классика с их куриными перьями для изображения на бумаге того, чего у них ни в мыслях, ни в мозгах с языком нет, и не будет никогда. Да.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему ледовый коллапс нанес столь сокрушительный удар Владивостоку и Артему?

Всего проголосовало
21 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года