Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 26 (1006) от 26 июня 2012  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

Из колонии – в реанимацию

Наталья ФОНИНА

О ЧП, которые происходят в колониях, предпочитают умалчивать. В учреждениях закрытого типа сделать это несложно. Кто разберется в истинных причинах того, что случилось? Как рассказывают бывшие осужденные, часто конфликты случаются с «красной зоной», которая работает на администрацию колонии.

Иногда они перерастают в бунты и хорошо, если все обходится без человеческих жертв. Но самое главное, о чем говорят бывшие осужденные, непростые взаимоотношения на зоне все чаще формируются с легкой руки администрации колонии: «активисты», как их называют на зоне, стучат начальству, при помощи зэков администрация колонии расправляется с неугодными.

КАК В КОЛОНИИ РАСПРАВЛЯЮТСЯ С НЕУГОДНЫМИ

Рассказывает мать осужденного Игоря Волошко:

– Мой сын, Игорь Волошко отбывал наказание в ИК-39. 27 мая его зверски избили четверо осужденных. Два дня он не мог подняться с постели, отлеживался в бараке. Но с каждым часом самочувствие ухудшалось. И потому он был вынужден обратиться в тюремный лазарет.

Но в санитарной части никакой эффективной помощи не оказали – сделали инъекцию с анальгином и димедролом, а после этого отправили спать.

Легче от этого не стало. Игорь все больше терял силы. Некоторое время он лежал в тюремном лазарете, где на все случаи заболевания один рецепт – анальгин с димедролом. Через четыре дня потерял сознание. И только на следующий день его повезли в Спасскую районную больницу, где поместили в реанимацию.

Я приехала в ИК-39 к начальнику колонии. Он объяснил, что ничего страшного не произошло – якобы сын чем-то отравился, и врачи-специалисты в течение нескольких дней поднимут его на ноги.

Мне было странно слышать это, потому что по дороге в колонию мы встретили машину скорой помощи, на которой Игоря увозили в Спасскую больницу. Я поинтересовалась о состоянии здоровья моего сына. На тот момент он пребывал в коме. И я не понимала, разве могут быть такие последствия после отравления?

Как оказалось позже, сына поместили в реанимацию. А на следующий день его прооперировали. В справке, которая имеется у меня, врач поставил диагноз: «черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга».

Неужели начальник колонии не смог отличить отравление от черепно-мозговой травмы? Тем более, что она, судя по всему, оказалась серьезной. Игорю проводили трепанацию черепа. Мой сын находится в коме до сих пор.

Но, как мне сказали врачи, Игоря собираются везти в бессознательном состоянии вновь в тюремный лазарет. Лечащий врач Юрий Иванович Захаров считает, что этого делать нельзя.

ОТКУДА ГЕМАТОМА?

О том, что произошло в тот день в ИК-39, я решила спросить у заместителя начальника ФКУ ИК-39 Аркадия Аркадьевича Липыча.

– Ничего особенно не случилось. Дают о себе знать старые ушибы. Как считает наш медик, это результат прошлой травмы, полученной И. Волошко в 2008 году, – ответил он.

– Вы считаете, что гематома может возникнуть сама собою? Последствием былых травм может быть киста, водянка, но никак не гематома… – продолжала я.

– У И. Волошко нет никакой гематомы. И последствия старых травм могут быть непредсказуемы.

– Но имеется справка, в которой указано, что у Игоря образовалась гематома, – удивилась я.

– Такого медицинского заключения, что у И. Волошко гематома, не может быть.

– Родители осужденного говорят, что Игоря собираются привезти в тюремный медпункт, где нет никаких условий для реанимации. Как мне сказали, даже в Спасской районной больнице нет специалиста-нейрохирурга и качественного оборудования для таких тяжелых больных, как Игорь Волошко. Как вы собираетесь реанимировать пострадавшего на зоне? Последствия одного переезда в колонию могут стоить осужденному жизни.

Аркадий Аркадьевич уверенно ответил:

– Я обещаю, что мы не возвратим осужденного в таком тяжелом состоянии обратно в колонию. Напротив, мы делаем все возможное, чтобы найти специальную удобную машину, которая доставит осужденного во владивостокскую больницу.

Медицинскую справку о том, что у Игоря Волошко образовалась именно гематома, публикуем выше.

Почему заместитель начальника колонии так старательно скрывает причины ухудщения здоровья осужденного? Медики из тюремного лазарета на мои вопросы отвечать отказались. Хотя именно от них зависел исход событий. Почему они тянули время и не отправили осужденного в больницу вовремя?

ВРАЧИ НЕ ГАРАНТИРУЮТ...

Родственникам И. Волошко в Спасской районной больнице говорят:

– На данный момент состояние больного стабильное. Но об улучшении пока говорить рано. Мы не можем сказать и об исходе. О последствиях полученных травм будет известно через полгода. Таков период лечения и реабилитации в подобных случаях.

Пока больной в коме – он не приходил в сознание. Мы делаем все возможное, чтобы спасти человека. Некоторое время у больного не было страхового полиса. Несмотря на это, мы не ограничивали его в обеспечении необходимыми медикаментами.

Сейчас ему требуется госпитализация в другую больницу, в Спасской районной больнице нет необходимого оборудования.

ПРАВА ОСУЖДЕННЫХ НИКТО НЕ ЗАЩИЩАЕТ

Мать осужденного Г.В. Чуприна обратилась к Уполномоченному по правам человека. Но ей ответили, что содержание конвоя в больнице – большая проблема. Разбираться по этому поводу никто не стал, сказав, что уголовные дела – не их в их компетенции. Хотя в данном случае речь идет о нарушении прав осужденных. Кто занимается вопросами нарушения прав человека, если не приемная по правам человека?

Тем более, по рассказам осужденных и их родителей, ЧП в колонии № 39 – не исключение. Что происходит по другую сторону колючей проволоки – исправление или уничтожение человеческой личности?

Кстати, родители осужденных рассказывают, как на них строят бизнес.

Известен прейскурант услуг. Например, за то, чтобы человека перевели в более комфортные условия проживания достаточно заплатить кругленькую сумму. Так что те, кто имеет хорошее состояние, и на зоне – в приоритете. Даже за колючим забором им жить комфортно и легко.

Все по законам российской действительности: чем больше, скорее всего, левых денег, тем гуманнее наказание.

Просим данную публикацию считать обращением в прокуратуру ДВФО и в Генеральную прокуратуру, в ГУФСИН по Приморскому краю и в ГУФСИН России.

Наталья ФОНИНА

P.S. Жалобы из мест заключения в редакцию «АВ» приходят слишком часто.

Просим прилагать к письмам копии подтверждающих документов, чтобы мы могли провести независимое журналистское расследование.


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Обсудить статью. (Обсуждений: 1)
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100