Главная страница Защита прав Наши дети в мясорубке пыток

Наши дети в мясорубке пыток

18.12.2013
Наталья ФОНИНА

фотоПреступник – на свободе, невиновный – в СИЗО

Создается такое впечатление, что нынче при отборе кадров в полицию, некоторые кандидаты проходят особый экзамен – на жестокость. Судя по рассказам тех, кто побывал в пыточных кабинетах, выбирают не профессионалов, а тех, кто хорошо работает кулаками. Последний случай, о котором мне стало известно, шокировал.

В поселке Восток Красноармейского района по подозрению в преступлении задержали трех молодых парней: Константина Дмитриева, Андрея Городова и Артема Прошина. Из них выбили показания, а через десять дней в неумышленном убийстве признался другой человек.

Появилась и очевидица событий, которая, не выдержав мук совести, также пришла в полицию с повинной. Оформлять еще одну явку с повинной следователь не стал, ведь молодые парни уже сидели в СИЗО города Спасска-Дальнего, задержанные по подозрению в этом же преступлении. Реальных участников событий стали отговаривать от чистосердечного признания.

Из свидетелей – в подозреваемые

– 13 октября в реке Дальней у поселка Восток нашли труп мужчины, – рассказывает бабушка Артема Прошина, Галина Петровна Куропаткина. – Наш поселок маленький и потому весть об этом моментально облетела поселок.

Через неделю моего внука пригласили в отдел полиции, который находится в поселке Восток, якобы для беседы. Артем, без опасения отправился в полицию, но обратно не возвратился.

Как мы узнали позже, местный участковый М. Фтодосьев увез его в отдел полиции по городу Дальнереченску. Мы не могли понять причин такого непредвиденного поворота событий: почему Артема повезли в Дальнереченск? Все произошло без всяких объяснений: мы находились в полном неведении. С того момента Артем домой не вернулся.

Таким же обманным образом в отделение полиции по городу Дальнереченску и Дальнереченскому району доставили еще двоих молодых парней из поселка Восток – Константина Дмитриева и Андрея Городова. Позже мы узнали от внука, что он просил позвонить по телефону, чтобы предупредить о своем задержании, но ему в этом отказали.

Троих молодых парней, как я полагаю, доставили в отделение полиции по городу Дальнереченску и Дальнереченскому району в нарушение закона и процессуальных норм.

Допросы с пристрастием

Мать Константина Дмитриева, одного из задержанных, побывав в ОП «Дальнереченский», добилась свидания с сыном. И увидев Константина, ужаснулась. С ее слов, на лицо сына, покрытое ссадинами и побоями, с поврежденной челюстью было невозможно смотреть без содрогания.

Сын рассказал матери о пытках, которые применяли к ним в ОП по городу Дальнереченску и Дальнереченскому району. Сотрудники полиции, как пишут в своих жалобах родные задержанных, жестоко избивали их детей, надевали на голову пакеты и противогазы, перекрывая доступ воздуха, угрожали изнасилованием, таким образом заставляя их детей сознаться в преступлении.

– Отчаявшись, ощущая безысходность своего положения, двое из задержанных парней дали признательные показания, – продолжает Галина Петровна Куропаткина. – В дальнейшем в присутствии адвокатов они отказались от своего признания, объяснив, что вынуждены были оговорить себя, потому что их пытали и уничтожали морально.

Узнав о применении пыток, мы забили тревогу и требовали зафиксировать наличие телесных повреждений. Чтобы добиться проведения судебной медицинской экспертизы, пришлось обивать пороги полиции. Сначала нам говорили, что дальнереченский специалист-эксперт в отпуске, и мы поехали в Лучегорск.

Следователь Малиновский, который занимался расследованием дела, всячески оттягивал время. Видимо, для того, чтобы синяки, гематомы и ссадины не выделялись так сильно. Судебную медицинскую экспертизу провели только через девять дней, 29 октября.

24 октября по одному из телеканалов вышла передача. В ней шла речь о применении пыток к нашим детям, в том числе к моему внуку. Начальник отдела информации УМВД РФ по Приморскому краю говорила, что якобы сообщение о пытках не подтвердилось, будто свидетели и понятые, которые принимали участие в следственных действиях, отрицают сведения о давлении, которое оказывали на задержанных.

Но разве свидетели и понятые могли быть в пыточных кабинетах полиции? Задержание происходило без свидетелей и понятых, причем обманным способом.

Очные ставки с целью опознания сотрудников, которые избивали наших детей, никто из проверяющих не проводил. Родственников, в том числе, маму Константина Дмитриева, никто не опрашивал. Свидетелей тоже не допросили. Никто не затруднил себя в рамках проверки провести медицинское освидетельствование. Можно ли быть уверенными, что проверка вообще проводилась?

Со слов начальника информационного отдела Ирины Сыровой, информация о применении недозволенных методов дознания не подтвердилась. А кто искал эти подтверждения?»

Пока сидели в СИЗО, признание дали другие

Следственные органы у нас зачастую работают на результат – на галочку с пометкой «раскрыто», и порой не брезгуют любыми методами.

А тут произошла сенсация. Оказалось, что дальнереченская полиция побила все рекорды: за раскрытие одного преступления, им можно поставить две «галочки». Пока задержанные по подозрению в убийстве А. сидели в СИЗО, появились новые желающие дать признательные показания.

Не выдержав мук совести, Сергей Пономарчук рассказал об убийстве, произошедшем в его квартире, сначала сыну и гражданской супруге. По их совету, понимая, что шила в мешке не утаишь, что в поселке еще придется жить, Сергей Пономарчук отправился в ОП поселка Восток, чтобы написать явку с повинной.

– В день убийства А. мы выпивали у меня дома, – говорит Сергей Пономарчук. – В гости зашел А. В ходе беседы мы начали выяснять, почему А. не отдает мне ружье. И вскоре беседа распалилась и переросла в драку: другой собутыльник Ашлаков ударил А. несколько раз, точно не помню, сколько, потому что был пьян, и А. остался лежать недвижимым на полу.

Мы уселись у стола, а потом заметили, что А. не шевелится, ощупав пульс, поняли, что собутыльник мертв. Мой собутыльник не намеревался убивать А., так получилось случайно: не рассчитал силу ударов.

Нас охватило смятение, мы не знали, что делать, метались в сомнениях, а потом решили избавиться от трупа. Вывезли его на соседской машине на реку. Я был в тот день сильно пьян, но, думаю, что если внимательно присмотреться, то смогу показать место, куда мы скинули труп. Мы просто зашли в реку и опустили его в воду.

Сначала я молчал, терзался в сомнениях, а потом все рассказал сыну и своей гражданской жене. По их настоянию я и пришел в ОП поселка Восток. В тот день приехал следователь из Дальнереченска. И я просил местного участкового поговорить с ним.

Мы беседовали долго, но он не оформил явку с повинной, а наоборот, отпустил меня домой. Следователь и местные участковые приезжали ко мне домой, чтобы вырезать кусок паласа, на котором лежало мертвое тело, для проведения экспертизы. Через некоторое время на меня стали оказывать давление: пригрозив большим сроком, говорили, что мне лучше не признаваться в преступлении.

Татьяна Кречина – очевидец убийства

Одновременно с Пономарчуком о самом страшном дне в ее жизни рассказала Татьяна Кречина. В день убийства А. она вместе со своим гражданским мужем Ашлаковым пришла в гости к Пономарчуку и была свидетелем того, как между мужчинами завязалась драка, в которой был убит А.

«После того, как мой гражданский муж Федор Ашлаков избил А., он вдруг захрипел. Я испугалась и оттащила его. А. захрипел, а потом перестал. Я испугалась и принялась щупать пульс, мужчина оказался мертв.

Я не знаю, каким образом вывозили мертвое тело. Сама лично я застирала палас, но лишь с верхней стороны, с его обратной стороны остались отпечатки крови. В 4 часа ночи Ашлаков с Пономарчуком возвратились почти по пояс мокрые.

Я долго хранила молчание. После одной из ссор с мужем на следующий день я пришла в гости к знакомой и рассказала о случившемся ей и ее сыну. Потом меня вызывали в полицию, я говорила, что оболгала своего мужа из-за злости к нему.

Но когда я услышала о том, что произошло с детьми сельчан, которых задержали по подозрению в убийстве, то не смогла спокойно хранить тайну. После очередной ссоры с мужем я позвонила участковому и все рассказала ему.

Через 1,5 – 2 недели приехал участковый вместе с дальнереченским следователем ко мне домой. Они осмотрели машинку, в которой я стирала одежду мужа, смывая следы крови от трупа, и забрали в ОП поселка Восток.

Я рассказала всю историю случайного убийства со всеми подробностями. Участковый сказал, что меня постоянно бьют мужья, что они меня отправят в дурдом. Я сказала, что если не хотите расследовать дело, то это ваше решение, а я рассказала все, как было.

Я им начертила схему, где кто сидел, где лежал труп. Участковый разговаривал со мной на повышенных тонах и сказал, что никакого пятна на паласе нет. Я сказала, что с внешней стороны застирала пятна крови, нужно посмотреть с обратной стороны.

Вместо проверки – ужесточили следствие

Оба очевидца событий, Кречина и Пономарчук, собрав группу жителей поселка Восток, сделали заявление на видео. Они рассказали об убийстве А. на видео. Видео с их признанием размещено в Интернете. Но признать собственную вину и ошибку, видимо, не в правилах приморской полиции. За них даже проверки о применении недозволенных методов следствия стоят горой!

Адвокаты молодых парней, коротавших дни в СИЗО, выдвинули требование родственников задержанных: освободить их детей, изменив меру пресечения в виде подписки о невыезде или домашнего ареста. Несмотря на новые обстоятельства и признание в убийстве других людей, следователь протестовал против изменения меры пресечения. В нашей приморской полиции, как видно, существует правило: «если ты попал в СИЗО, то ты без прав».

– 3 декабря я записалась на прием к заместителю руководителя Следственного Управления Следственного комитета по Приморскому краю Уткину, – говорит бабушка Артема Прошина, Галина Петровна Куропаткина. – Я передала ему видеозапись с признанием Кречиной и Пономарчука, говорила о применении пыток.

Господин Уткин выслушал меня и обещал взять дело под свой личный контроль. Засомневавшись, я спросила, не ответят ли мне на мое обращение очередной отпиской. Заместитель руководителя Следственного комитета по Приморскому краю возразил мне, уверяя, что расследованием данного инцидента поручит непосредственно своим подчиненным из краевого Следственного комитета.

Спустя несколько дней после приема у заместителя руководителя СК по ПК я поняла, что никакие следственные органы Приморского края проверкой по моей жалобе заниматься не собираются. Следствие ужесточило свою политику. И никакого, как видно, предупреждения сверху оно не получило.

Я писала обращения, вплоть до федеральных структур. Ответа пока не получила. Но я считаю, что это безобразие: преступник на свободе, а невиновных людей держат в СИЗО, откровенно понимают, что совершили ошибку и никаких действий не предпринимают.

Я позвонила непосредственно в Следственный отдел по городу Дальнереченску. Мне ответил руководитель СО Константин Викторович Лаврик.

– Нам известно о том, что в поселке Восток задержаны трое молодых людей: К. Дмитриев, А. Городов и А. Прошин. Они подозреваются в преступлении, в котором признались совершенно другие люди, – сказала я.

– У нас повсюду следственные камеры и обсуждать подобные вопросы я не имею права, – сказал руководитель СО по городу Дальнереченску К.В. Лаврик, – обратитесь к пресс-службе, которая находится во Владивостоке.

О том, что по этому поводу думает вышестоящее руководство, нам известно. Они дают комментарии, что пыток не применялось, что идет проверка и, что они более ничего сказать не могут, потому что у них тайна следствия.

Что скрывается за обычной отговоркой «тайна следствия»? Мы догадываемся. Думаю, что догадываются все: и следствие, и руководство во Владивостоке, но боятся, потому что репрессионная машина заработала и остановить ее – значит признать, что следствие дало «осечку».

Конечно, если так случится, репутация правоохранительных органов не пострадает, скорее наоборот скажут: «Наконец-то разобрались, все расставили по своим местам – фигуранты дела в СИЗО, а невиновные на свободе, ну и полицейские-пыточники под уголовной ответственностью, потому как превышают должностные полномочия и нарушают закон». Что? Такого не будет?

И что это значит? Выходит, система пыток столь крепко отлажена в нашей стране, что даже самый законопослушный гражданин, однажды попав в эту мясорубку, ни за что не вырвется?

Наталья ФОНИНА

Требуем провести эффективную проверку по сведениям, изложенным в публикации и срочно принять меры. Данную публикацию считать обращением к начальнику УМВД РФ по ПК Н.А. Афанасьеву и к министру МВД РФ Колокольцеву.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Bellingcat с The InsideR провели расследование и считают, что Дмитрия Быкова отравили тем же, что и Навального. Что думаете об этом?

Всего проголосовало
2 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года