Главная страница Защита прав Лечения нет, но есть сочувствие

Лечения нет, но есть сочувствие

18.12.2019
Галина Андреевна Свинзяк

фото

Комитет по защите прав инвалидов Организации Объединённых Наций

Управление Верховного комиссара ООН по правам человека

Швейцария, CH-1211, Женева 10, Дворец Наций

Комитет по защите прав инвалидов Всемирной Организации Здравоохранения

Комитет по защите прав человека Европейского Сообщества

Комиссару Совета Европы по правам человека

от Свинзяк Г.А., г.Владивосток

Как заявитель и гражданин Российской Федерации, я, Свинзяк Г.А., считаю, что государственные структуры РФ в лице бывшего губернатора Приморского края Миклушевского В.В. и ныне действующего губернатора Кожемяко О.Н., прокурора Приморского края Пилипчука Н.Л., Генерального прокурора РФ Чайки Ю.Я., министра здравооохранения РФ Скворцовой В.И., спикера Государственной Думы РФ Володина В.В., председателя Совета Федерации РФ Матвиенко В.И. отказали мне в справедливой защите моих конституционных прав и своим бездействием, считаю, наказывают меня за то, что я защищаю свою жизнь и здоровье.

Обращения к гаранту конституционных прав граждан президенту РФ Путину В.В. дали, по моему мнению, обратный результат – все мои обращения, были либо потеряны каким-то образом, либо уничтожены. А обращение на прямую линию, как следует из ответа администрации президента РФ Путина В.В., «не является обращением к президенту РФ».

Власть отказала мне под тем или иным предлогом:

1. в предоставлении лекарственных препаратов, показанных исходя из базовых и сопутствующих заболеваний;

2. в предоставлении специализированной медицинской помощи за пределами субъекта РФ;

3. исполнить решения судов Приморского края, принятых в мою пользу;

4. предпринять необходимые меры для проведения независимой судебно-медицинской экспертизы;

5. возбудить уголовное дело в отношение лиц, совершающих противозаконные действия в отношение меня на протяжение длительного времени;

6. в предоставлении мне возможности провести аллергопробы (что привело к резкому ухудшению моего здоровья), настаивая на приёме лекарственных препаратов категорически противопоказанных к приёму без проведения аллергопроб, иначе как понуждение к самоубийству подобные действия нельзя назвать, как я считаю;

Кроме того, были сфабрикованы, по моему мнению, результаты медико-социальных экспертиз, чем, считаю, причинили вред моему здоровью.

Мне было отказано:

1. в гарантиях прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Власть отказалась исполнять ст. 17, ст. 19, ст. 20 Конституции в отношение меня;

4. с праве на достоинство. Власть отказалась исполнять ст. 21 Конституции РФ в отношение меня;

5. в праве на охрану здоровья и медицинскую помощь. Власть отказалась исполнять ст. 41 Конституции РФ в отношение меня ;

6. в государственной защите прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Власть отказалась исполнять статью 45 Конституции РФ в отношение меня;

7. в статья 52 указано: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Думаю, государство отказало мне в защите от преступления и злоупотребления властью, поскольку свершающий злоупотребление и преступление является преступником, но не защитником. Полагаю, ст. 52 Конституции РФ в отношение меня отменена.

Я продолжаю настойчиво требовать выполнения от представителей государства Российского:

а) обеспечения жизненно необходимыми лекарственными препаратами лиц, ставших инвалидами;

б) выполнения конституционных норм, закреплённых в основном законе страны – Конституции РФ;

в) выполнения федеральных законов в области защиты прав инвалидов;

г) международных правовых норм, в том числе Конвенции по защите прав инвалидов.

В 2006 году, не получив ответа от власти Приморского края, я обратилась к президенту Российской Федерации В. В. Путину с жалобой на непредоставление льготной категории больных жизненно необходимых лекарственных средств.

По моей жалобе (в том числе) было принято решение о проверке работы КГУП «Приморская краевая аптека», деятельность которой нанесла существенный ущерб жителям края, было украдено более 500 млн руб. (статья «Экс-глава Приморской краевой аптеки украл 500 млн руб. – Миклушевский», vl.aif.ru ). В результате воровства фактически прекратилось обеспечение льготников жизненно необходимыми лекарственными препаратами. Т.е. прекратили предоставлять инвалидам жизненно необходимые лекарственные препараты, предоставляемые государством.

Считаю, без надлежащего обследования медико-социальной экспертизой в качестве основного заболевания, дающего право на 2-ю группу инвалидности, мне был поставлен никогда не существующий диагноз: «Дисциркуляторная энцефалопатия 2ст., т.е. ДЭП-2».

Прим. автора: «Вторая стадия дисциркуляторной энцефалопатии представлена следующими симптомами: нарушение внимания, значительное снижение памяти, нарушение способности к контролю собственных действий, псевдобульбарный синдром, возрастание раздражительности, депрессивное состояние».

Думаю, важно учесть, что поставить диагноз «дисциркуляторная энцефалопатия» невозможно, опираясь только на оценку неврологических проявлений заболевания, так как они могут быть признаками совершенно иных нарушений работы центральной нервной системы, имеющих схожую симптоматику. Для постановки диагноза специалист должен зафиксировать изменения состояния пациента, тщательно исследовать состояние больного в динамике.

Из чего следует, что больная должна пройти дообследование. Однако документов, указывающих на дообследование меня – Свинзяк Г.А., с заключением специалиста по дисциркуляторной энцефалопатии, представлено не было.

Ранее поставленная мне 2 группа инвалидности пожизненно с диагнозом: астма с преобладанием аллергического компонента перестала быть основным диагнозом.

Далее (ещё интереснее) – вызванная скорая помощь, в лице её врача, поставила диагноз – ещё более тяжёлую форму ДЭП-3 (дважды: 11 января 2018 г. и 7 мая 2018 г).

Прим. автора: «III стадия означает переход заболевания в форму сосудистой деменции, предполагающей выраженное приобретенное слабоумие и ощутимо сниженную способность к приобретению новых навыков. Неврологические расстройства становятся более очевидными».

Думаю, отказывая в предоставлении жизненно необходимых лекарственных препаратов, ставя под угрозу жизнь и здоровье пытаются добиться от меня молчания – мёртвого молчания.

Неоднократно поступавшие к представителям государственной власти обращения, заявления, жалобы были проигнорированы, действенных мер по защите гражданки РФ – Галины Андреевны Свинзяк – предпринято не было, в отношение меня началось, и по сей день продолжается, длящееся «убийство», которое цинично осуществляется фактически государственными стуктурами, как я считаю.

Конвенция о защите прав и основных свобод человека ратифицирована и признаваема РФ:

1. Она признаёт право на жизнь как неотъемлемое право каждого человека, охраняемое законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни. Право на жизнь налагает на государство обязательство сделать всё для того, чтобы человеческая жизнь оказалась вне опасности. В России существование права на жизнь признаётся Конституцией РФ, но, очевидно, не признаётся властью.

2. Конвенция запрещает пытки и «бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание наказание». Власть РФ, видимо, в отношение меня сделала исключение.

Власти РФ отказали в предоставлении квалифицированной медицинской помощи, специализированной медпомощи за пределами субъекта федерации.

3. Конвенция утверждает: пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

4. Конвенция даёт право каждому на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе, как в следующих случаях и в порядке, установленном законом. Меня не лишили свободы, меня просто медленно убивают, как я полагаю.

5. Конвенция гарантирует наказание исключительно на основании закона. Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением.

Видимо, власть РФ считает иначе – наказание за защиту своих прав в РФ является нормой. Думаю, мой пример подтверждает мною сказанное.

6. Конвенция запрещает злоупотребление правами. Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо Государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

По моему мнению, власть РФ не упраздняет и не ограничивает права и свободы, признанных в настоящей Конвенции, она их не признаёт и не выполняет, поскольку Конституция для неё не закон, а ширма, служащая для расправы с инакомыслием и свободолюбием.

В связи с тем, что мною исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты, прошу Вас оказать любую помощь, если это возможно. Всё вышеизложенное подтверждено документами и будет Вам предоставлено по первому Вашему требованию.

Галина Андреевна Свинзяк, 82 года, пенсионер, инвалид 2 группы пожизненно.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что вы ждете более всего от весны 2021 года?

Всего проголосовало
12 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года