Главная страница Защита прав Цена врачебной ошибки

Цена врачебной ошибки

14.02.2018
Юрий Фролов.

фото

На этой фотографии счастливая Елена Шубина и её годовалый сынишка Лёвушка. Малыш крепко держит маму за руку и радостно улыбается папе Саше, который остался за кадром. За год с небольшим таких снимков накопилось уже немало, вот только на большинстве из них мама отводит взгляд от объектива, словно боится уронить слезу. В семейном альбоме Шубиных никогда не будет фотографии их первенца, которому сейчас исполнилось бы уже пять лет и который мог бы радовать родителей первыми успехами, пересказывать сказки младшему братишке, делиться с ним своими игрушками.

Старший сын Елены Шубиной умер в Спасском роддоме, не прожив и пяти дней…

Трагедия случилась в феврале 2013 года, и всё это время наша землячка добивалась наказания медиков, по чьей вине скончался её новорожденный ребёнок.

Уголовное дело №368027 было возбуждено следственным отделом по г. Спасску-Дальнему Следственного управления Следственного Комитета Российской Федерации по Приморскому краю только 22 января 2015 г., спустя почти два года после трагических событий.

Ещё через два года, 2 декабря 2017-го, уголовное преследование по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) было изменено на ч. 1 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). На следующий день, 3 декабря, следователь И.С. Марочек устанавливает виновную и своим постановлением привлекает в качестве обвиняемой врача-гинеколога.

Доктор полностью признает свою вину, но через 10 дней, 13 декабря, уголовное дело №368027 прекращается… в связи с истечением срока давности уголовного преследования. Вот такая, вызывающая вопросы, хронология.

Ах да, главным фигурантом этого дела была акушер-гинеколог Спасской городской больницы, врач высшей категории Елена Витальевна Бехтер (супруга депутата Приморского ЗакСа Александра Михайловича Бехтера – ред.).

НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ!

Шубины всегда мечтали о детях, но в течение восьми лет Елене ставили неутешительный диагноз. Женщине пришлось пройти множество обследований в отечественных и зарубежных клиниках, по совету специалистов даже сменить климат и место жительства. Так из столичного, но туманно-сырого Владивостока семья переехала на малую родину мужа, в одно из сел Спасского района.

– Долгожданная беременность наступила через два месяца после переезда. Казалось, нашему счастью нет предела. Я вовремя встала на учет в Центральной районной поликлинике. Меня вела врач-гинеколог Елена Федоровна Колесникова. Все обследования и анализы я сдавала вовремя, назначения доктора выполняла полностью. Да и как иначе, ведь для нас с Сашей эта беременность стала просто подарком судьбы, – вспоминает Елена Ивановна Шубина.

Но эта радость будущего материнства была тревожной. Врачи сразу отнесли пациентку к категории беременных с угрозой выкидыша ребенка. Причиной тому являлся, в том числе, и возраст первородящей – 30 лет. Дважды Елена лежала в отделении патологии на сохранении, где проходила обследования и соответствующее лечение. В первый раз на сроке 16 недель. Во второй – всего за месяц до предполагаемого срока появления на свет малыша.

«В первых числах нового, 2013, года шевеления ребенка я стала ощущать только перед сном, а внизу живота появились сильные боли. 5 января муж вызвал «Скорую», и меня госпитализировали с диагнозом «угрожающие преждевременные роды». После оформления сразу повели на УЗИ и после обследования сказали, что ребенок жив. Врач Тамара Георгиевна Алесик провела диагностику сердцебиения плода и назначила курс лечения.

Утром следующего дня доктор пришла на плановый осмотр, и я сообщила ей, что малыш шевелится только во время вливания через капельницу. Послушав сердцебиение с помощью трубки, Т.Г. Алесик сказала, что ребенок пока… жив. Я попросила врача провести еще одно УЗИ, так как при госпитализации мне не сказали, в каком состоянии ребенок, а лишь посмотрели, что его сердце бьется», – вспоминает Елена.

На ультразвуковое исследование плода женщину пригласили только 9 января. Акушер-гинеколог Юлиана Евгеньевна Сураева заверила будущую маму в том, что с малышом всё в порядке и ребенок весит уже три килограмма. Это немного успокоило пациентку. Однако Елена вновь обратила внимание врачей на то, что мальчик проявляет активность только во время капельниц и два часа после них. Тамара Георгиевна Алесик заверила: «Это нормально, часто ближе к родам дети шевелятся меньше». 11 января врач и вовсе отменила внутривенные вливания.

– Она мне выдала таблетки на три дня, а так как была пятница, отпустила домой с последующей выпиской, – говорит Елена Шубина.

31 января спассчанка пришла в районную поликлинику на плановый осмотр к врачу Е.Ф. Колесниковой с сильными болями внизу живота и с жалобой на редкие шевеления ребёнка. После приема Елена Федоровна выдала подопечной направление в роддом с диагнозом «начавшаяся родовая деятельность». В родильном отделении женщину вновь приняла Т.Г. Алесик, которой Елена объяснила, что «схватки» продолжаются уже два дня, но они не развиваются и ребёнок редко шевелится. После осмотра доктор заявила, что шейка матки пациентки не готова к родам.

– А как она могла быть готова, если всего две недели назад мне её закрепили препаратом гинепрал по вашему же назначению, – уточнила роженица.

После такого напоминания доктор провела диагностику и сказала: «Схватки есть, но срок родов только 12 февраля».

– Чтобы меня больше не обкалывали, я написала отказ от стационара и уехала домой дожидаться активной родовой деятельности, – говорит Елена.

И действительно, 1 февраля боли внизу живота отпустили. Но через три дня активность ребёнка практически прекратилась, а у будущей мамы начались сильные отеки, подскочило артериальное давление.

4 февраля Александр увез супругу в районную поликлинику к врачу Е.Ф. Колесниковой, которая наблюдала Елену с шестой недели беременности. После осмотра доктор сразу отправила Шубину в стационар для лечения и подготовки к родам с диагнозом: «Беременность 39-40 недель, преэклампсия I-II степени, хроническая плацентарная недостаточность».

Не будем утомлять вас медицинскими терминами и подробностями, скажем лишь, что после проведенных обследований врач Колокольцева вновь определила Елене Шубиной срок родов на 12 февраля. Трагическая развязка наступила гораздо раньше…

МУЧИТЕЛЬНЫЕ РОДЫ

5 февраля Елене стало совсем плохо. Ребенок проявлял слабую активность только во время капельниц. В 14 часов её вызвали в смотровой кабинет, где находились Л.А. Колокольцева и заведующая отделением В.А. Вавренчук. После обследования на аппарате КТГ они вдруг сказали: «Завтра будем рожать». Врачи объяснили Елене план действий и предстоящих манипуляций.

– В крайнем случае, если будут какие-либо отклонения или аномалии родовой деятельности, проведем экстренное кесарево сечение, – уточнил этот своеобразный консилиум.

– После осмотра у меня обильно пошла кровь со сгустками, но врачи сказали, что это нормально и чтобы я не пугалась, – вспоминаем Елена, едва сдерживая слезы.

Кровотечение не останавливалось весь вечер и даже утром 6 февраля, когда после необходимых очищающих процедур, в 6.00, измученную женщину повели в родильный зал. В одном из кабинетов доктор Колесникова вскрыла плодный пузырь, а акушерка подсоединила роженицу к аппарату КТГ. Сердцебиение ребёнка слышно было очень плохо, иногда совсем затухало, на что аппаратура реагировала громким «писком». Минут через пять Елену отключили от кардиотогографа и перевели в соседнее помещение, где подключили к автоматической капельнице для стимуляции родовой деятельности, не дожидаясь естественного процесса. В 7.30 у женщины начались легкие схватки.

– Через полчаса пришла дежурный врач Е.В. Бехтер, провела обследование. Елена Витальевна сказала мне, что открытие матки началось и я сама смогу родить, и что Колокольцева зря предлагала делать кесарево сечение, – говорит Елена Шубина.

К 10.00 женщина уже не могла себя сдерживать. В её криках смешались боль и страх за жизнь первенца, бессилие перед равнодушием людей самой гуманной профессии.

– Через некоторое время в зал зашла Бехтер. Она стала выговаривать мне, чтобы я прекратила кричать и что выслушивать меня у неё нет никакого желания. Я просила Елену Витальевну сделать помедленней стимулирующую капельницу, дать мне обезболивающее средство или провести кесарево, – еще раз окунается памятью в тот страшный день Елена. – Но акушер-гинеколог высшей категории ответила, что мне еще долго здесь валяться.

Мучиться Елене действительно пришлось долго, почти 7 часов нестерпимой боли. Вот что говорится в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу №368027:

«6.02.2013 г. врач акушер-гинеколог КГБУЗ «Спасская городская больница» Бехтер Е.В., при отсутствии информационного согласия Шубиной Е.И. на естественное родоразрешение и отсутствие её письменного отказа от операции кесарева сечения, провела родоразрешение Шубиной Е.И. естественным физиологическим путем. В результате чего, в 12 часов 25 минут, у пациентки Шубиной Е.И. родился доношенный и зрелый ребенок мужского пола, в крайне тяжелом состоянии за счет тяжелой асфиксии (оценка по шкале Апгар на первой минуте 1 балл, на пятой – 3 балла).

9.02.2013 г., в 4 часа 5 минут от острой тяжелой интранатальной асфиксии ...наступила смерть новорожденного ребенка Шубиной Е.И., которая состоит в причинно-следственной связи с его рождением в крайне тяжелом состоянии.

Таким образом, врач акушер-гинеколог КГБУЗ «Спасская городская больница» Бехтер Е.В. оказала пациентке Шубиной Е.И. не отвечающую требованиям безопасности для жизни и здоровья плода медицинскую услугу «Ведение родов» (конец цитаты).

Основываясь на показаниях свидетелей-коллег и результатах независимой экспертизы, следствие посчитало, что Елена Витальевна Бехтер нарушила фундаментальные положения классического акушерства, согласно которым острая гипоксия плода является абсолютным показанием к операции кесарево сечение. Именно она, как дежурный врач отделения, должна была принять ответственное решение.

Напомним, обвиняемая полностью признала свою вину, но уголовное дело №368027, возбужденное 22 января 2015 г., было прекращено 13 декабря 2017-го в связи с истечением срока давности.

– Не знаю, стало ли легче на душе у врача высшей категории Елены Витальевны Бехтер, когда она согласилась с результатами следствия и повинилась. Вот только нам с мужем от этого ничуть не легче. Груз безвозвратной потери первенца будет с нами навсегда. Добиваться справедливости мы решили в рамках гражданского судопроизводства, – говорит Елена Шубина.

После смерти первенца она смогла преодолеть безумный страх и родить Лёвушку. Малыш появился на свет в роддоме Владивостока. Мальчуган оказался почти полной копией своего старшего братишки, умершего в реанимации Спасского роддома на четвертый день от рождения, так и не увидевшего этот мир.

На фотографиях из семейного альбома Шубиных мама Лена отводит взгляд от объектива, словно боится показать слезы. Как никто другой, она знает цену врачебной ошибки.

P.S.:

Мировая статистика врачебных ошибок ужасает. В США от оплошностей медиков ежегодно умирают 50 - 100 тысяч человек. Каждые 15 минут в этой стране по вине врачей умирают пятеро пациентов.

В России официальной статистики по данной проблеме нет. Ведь проверяющие и проверяемые являются частью одной структуры. По мнению главного пульмонолога России академика Александра Чучалина, количество врачебных ошибок в России значительно – более 30%. Например, из 1,5 млн. заболеваний пневмонией диагностируется не более 500 тысяч. Главная причина – отсутствие у нас системы контроля качества оказания врачебной помощи.

Ежегодно от врачебных ошибок в России умирают 50 тысяч человек, сообщает общественная организация «Лига защиты пациентов». Официальную статистику врачебных ошибок, которые приводят к гибели пациентов, в стране никто не ведет. Однако по неофициальным данным, халтура и просчеты медиков убивают россиян больше, чем дорожно-транспортные происшествия. Сами медики признают, что каждый третий диагноз – ошибочный. При этом доказать в суде врачебную ошибку практически невозможно, пишет «Российская газета».

Юрий Фролов.

Спасск-Дальний.

Газета «Городок»

для «Арсеньевских вестей»

Фото из личного архива

Комментарии

Храните деньги в банке, желательно стеклянной 18:30, 15.02.2018
«Российская газета».
Николай 05:57, 16.02.2018
В ульяновской области закрыли все роддома, все едут рожать за 120 км в Ульяновск. Данные публикации направлены на разжигание ненависти между пациентами и врачами. Это порочная практика, всё идёт к закрытию мед. Учреждений.
Елена 09:30, 19.02.2018
Не пишите глупости! Речь идёт о том, что из-за ОШИБКИ врача погиб новорождённый малыш! А дело тянули, чтобы закрыть "ПО ИСТЕЧЕНИЮ СРОКОВ ДАВНОСТИ", потому что врач-то - не просто так себе гинеколог, а ЖЕНА ДЕПУТАТА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ ПРИМОРСКОГО КРАЯ!
Гость 11:29, 19.02.2018
А это не их сын изнасиловал девчину во Владивостоке? Очень странная семейка.
Елена 06:57, 20.02.2018
Его папаша давно "отмазал".
Гость 13:55, 20.02.2018
И жену видимо тоже
Елена 21:26, 20.02.2018
ВОПРОС ПО СУЩЕСТВУ: НУЖНЫ ЛИ НАМ ТАКИЕ "СЛУГИ НАРОДА"?
Ещё один 20:59, 21.02.2018
Не нужны, но чтобы чего-то добиться, необходимо писать выше и не ждать помощи от местных газет или карманных следователей
Елена 10:42, 22.02.2018
Анекдот знаете? - про "ВСЕ СВОИ"? Вот то-то и оно...

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Путин сказал, что в соцсетях мало позитива. Почему?

1. Это правда, для него там мало позитива.
2. Потому что идет охота за лайки.
3. Потому что он не понимает черный юмор, а его там полно.
4. Не там ищет позитив. Пусть смотрит свой телевизор.
5. Что посеял, то и пожинает.
6. Потому что Путин не постит котиков.
7. Потому что не там смотрит. На самом деле там полно смешного и пошлого.
 

Всего проголосовало
4 человека
Прошлые опросы

▴ Мифы и враньё о пенсионной реформе

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года