Главная страница Защита прав Почему в кассационной инстанции не ведется протокол?

Почему в кассационной инстанции не ведется протокол?

08.07.2015
Анастасия Попова.

фото

Письмо читателя

Уважаемая редакция!

Может быть я не прав, так как плохо разбираюсь в юридических хитро-сплетениях, но такое положение не написано ни в одном кодексе.

Начать поиски определения судей Приморского краевого суда по гражданским делам У. Т. И., Ш. Т. С. и М. В. А. в деле 2..., меня подтолкнула заместитель председателя этого суда Семенцова Л. К. словами: «При рассмотрении кассационной жалобы для передачи в кассационную инстанцию, протокол судебного заседания не ведётся». Но она недосказала, что определение, вынесенное «цензурой», я так назвал эту инстанцию, в дело не пришивается.

Кассационная жалоба на этой инстанции рассматривается одним судьёй, без секретаря суда, единолично, подписывается, ставится печать, после, специалист отправляет его по почте истцу и ответчику. На этом кончается местная инстанция по обжалованию, остаётся Верховный суд РФ и международный суд.

Верховный суд , как мне объяснила зам председателя суда, вернёт жалобу на рассмотрение краевого суда для повторного рассмотрения, то есть, судьи будут судить уже самих себя. Это я грубо объяснил, такое никогда не случится, ещё никто сам себе ухо не откусил. Это, то же самое.

Здесь у меня подозрение, что этот судья, то есть «цензор», отказав истцу или ответчику в передаче жалобы для рассмотрения в кассационной инстанции, покрывает судей вынесших незаконное определение. Это внутреннее дело этого суда. На законно вынесенное решение суда, никто жалобу писать не будет.

Если логически подойти к такому продвижению кассационной жалобы, если вспомнить ст. 228 ГПК РФ, то определение, составленное без ведения протокола, не внесённое в дело, не пронумерованное, не может быть законным.

Статья 228 ГПК РФ гласит: «В ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции, а также при совершении внесудебного заседания каждого отдельного процессуального действия, составляется протокол». Если не вели протокол, то это не будет являться процессуальным действием. Это можно трактовать по иному: «Нет тела, нет дела».

А это будет означать: Не существующее определение не может приобрести законную силу, так как его нет в деле и нет протокола судебного заседания, который мог бы подтвердить, что судебное заседание состоялось». Тогда, все 9 определений незаконные.

Хамбал Хайдаров, Владивосток


Отвечает журналист Анастасия ПОПОВА

Уважаемый Хамбал. Мы с вами списались дополнительно и вы мне пояснили, в чем, собственно, проблема.

Проблема, с ваших слов, в том, что в суде первой инстанции материализовался протокол голосования общего собрания гаражного кооператива, который и стал камнем преткновения. Суд первой инстанции принимает этот протокол. Суд второй инстанции тоже. Но песня не о нем, а о кассационной инстанции.

Ст. 228 ГПК, на которую вы ссылаетесь, только для первой инстанции (там так и написано: «в ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции, а также при совершении внесудебного заседания каждого отдельного процессуального действия составляется протокол»). ГПК РФ на нее ссылается для суда апелляционной инстанции, но не для рассмотрения кассационной жалобы. Семенцова вам сказала правильно. Протокол ведется в первой инстанции районного суда и апелляционной инстанции (при этом его может не быть, при рассмотрении некоторых дел об административных правонарушениях, что на наш взгляд, вообще возмутительно).

Почему протокол стал вестись во второй (апелляционной) инстанции? Как говорит юрист Т.П. Демичева, раньше во второй инстанции протокол не велся. Следовательно, когда граждане просили допросить свидетелей и приносили доказательства, которые бортанула судья первой инстанции, им отвечали: «Мы не можем принять эти доказательства, нам нечем это все фиксировать».

Европейский суд посчитал нарушением прав человека не принимать такие доказательства во второй инстанции, поэтому там стали вести протоколы судебного заседания, были внесены в ГПК РФ соответствующие изменения. Кассацию и надзор это не касается.

Вообще, зачем нужна первая инстанция? Там ответственный, грамотный и честный судья выносит решение. Но... судья может быть не честным, не грамотным и вообще вынести какую-то каляку-маляку. Другими словами, накосячить.

Следовательно, зачем нужна вторая инстанция? Чтобы провести нормальное заседание с нормальными судьями, всеми не принятыми судом первой инстанции доказательствами и прочим. Но ведь накосячить может и вторая инстанция, а судья первой оказаться умницей. Для этого нужна кассационная инстанция.

Или косого спороть могут все четверо судей. Что совсем уж большая дикость (мы-то понимаем, что никакая это не дикость, а вполне рядовая ситуация), но с точки зрения нормальной работы правосудия - дикость. Поэтому жалобу смотрит один человек, который решает, стоит ли ее вообще рассматривать президиуму в судебном заседании.

Жалоба, как вы уже сказали, не идет в дело (в отличие от всевозможных определений, протоколов и прочего, что создается в 1 и 2 инстанции). Почему не ведется протокол? Как объяснила Демичева, потому что на этой стадии рассматривается только соблюдение закона при вынесении судебных актов.

Надзор. Федеральная власть часто кивает на местных, дескать у них там коррупция, а мы, федералы сейчас все разрулим.

В надзоре, как я поняла, никаких протоколов не ведется, новых доказательств не принимается. Решение изменить они могут только в случае нарушения нижестоящими судами норм материального права.

Кстати, по поводу «сам себе ухо не откусит», вы не правы — Вангог отрезал себе ухо. Да и после надзора решения иногда меняются. Это же, типа, федеральная власть, поважнее, чем наш-то местный народ.

К чему мы это? Европейский суд принимает жалобы сразу после первых двух инстанций, потому что только их считает эффективными средствами правовой защиты, как пояснила юрист Демичева. Но я скажу по-простому. Потому что все остальные инстанции лишние.

Касаемо вашей ситуации. У вас материализовался на суде протокол. Если в первых двух инстанциях не были приняты доказательства, что протокол липовый, остальные две по-определению не смогут это сделать. Они не переоценивают доказательства и обстоятельства дела.

Или вы чего-то не договариваете, или протокол сфальсифицирован. Фальсифицировать доказательство в суд - преступление. Куда мы пишем, если совершено преступление? Преступления расследует полиция, следственный комитет.

Но, прежде чем идти в полицию, опросите всех членов гаражно-строительного кооператива, которые участвовали в голосовании (желательно с диктофоном, видеокамерой) или попросите каждого, кто не голосовал, письменно об этом заявить, поставить число и подпись.

Параллельно, собрав все эти доказательства, вы можете обратиться в суд с иском о признании протокола недействительным.

В конце-концов, можно переголосовать по-новой.

Также вы пишите, что просили судью задать вопросы, а она вас проигнорировала.

Так вот. Не полагайтесь на добросовестность судей, они такими бывают, считаю, редко. В суд без диктофона не ходите! Просто поймите. Если у вас нет доказательств, что ваши права нарушила судья, а у вас их, судя по вашему письму, нет, то ваши права судья не нарушала.

Другое дело, когда без лишних разглогольствований вы присылаете в «АВ» диктофонную запись, на которой судья хамит, отвергает доказательства и протокол, в котором нет половины из того, что обсуждалось на суде, зато есть то, о чем на заседании никто не говорил. Это бомба. Но.... люди с диктофончиками даже у плохих судей редко проигрывают в процедурных вопросах.

Анастасия Попова.

Рисунок news.info

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Как вы провели неделю голосования?

Всего проголосовало
32 человека
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года