Главная страница Защита прав После встречи с прокурором свидетель защиты потеряла память

После встречи с прокурором свидетель защиты потеряла память

17.06.2015
Анастасия Попова

фото

И хотя известного на всю страну экс-майора Матвеева уже второй раз осудили, он продолжает не соглашаться с приговором и в очередной раз пытается разбить доводы обвинения.

Как сообщили лица, сочувствующие экс-майору, защита вызвала Марию Тригубенко, майора медицинской службы. Этот свидетель нужен был, чтобы опровергнуть показания свидетеля обвинения Осипова, бывшего старшего помощника Игоря Владимировича. Тот утверждал, что утром 16 июня 2010 года с 7.50 до 8.25 он в их общем служебном кабинете №316 передал Матвееву взятку от Зебницкого (человек, который в деле фигурирует, как потерпевший от экс-майора).

Так вот, защитники Матвеева утверждают, что Осипов не мог ничего передавать Матвееву в указанное время в служебном кабинете. Защитники экс-майора:

«В это утро 16 июня 2010 года в воинской части происходил отбор молодого пополнения, т.е. работа с призывниками. Тригубенко принимала в ней участие по должности начальника медсанчасти бригады… А Осипов принимал участие в отборе молодого пополнения, потому что он являлся одновременно и старшим помощником начальника службы войск и безопасности военной службы, т.е. Игоря Владимировича, и командиром учебной роты».

Соответственно, Тригубенко должна была это подтвердить, но она почти на все вопросы ответила: «Не помню». Почему? Как считает защита, потому что накануне ее подготовил к ответам прокурор. Итак, самое интересное из опроса Тригубенко.

«Тихоокеанский флотский военный суд

25 мая 2015 г.

Судья Калешев вызывает свидетеля, предупреждает об ответственности, записывает данные.

...

Осужденный Матвеев: – Мария Александровна, такого рода вопрос. Перед тем, как Вас вызвать в это судебное заседание, от кого Вы получили такую первичную информацию, что Вам необходимо будет прибыть в суд и дать показания?

Тригубенко: – От товарища полковника.

Матвеев: – Вы с товарищем полковником общались по телефону?

Тригубенко: – Нет, мы общались в кабинете командира части.

Матвеев: – А когда это было?

Тригубенко: – На прошлой неделе.

Матвеев: – То есть Вас вызвал командир бригады.

Тригубенко: – Так точно. Я поднялась.

Матвеев: – И дальше что было?

Тригубенко: – Мне сказали, что мне придется прибыть в суд, дать показания.

Матвеев: – Вас вызвали через прокурора Мамота, так я понимаю. Вы озвучьте, пожалуйста.

Тригубенко: – Да, да.

Матвеев: – Значит, показания, какие Вам необходимо дать, по факту чего Вы должны быть допрошены, Вам говорили?

Тригубенко: – Мне сказали, что мне придется вспомнить вот этот период лета 2010 года. Все.

Матвеев: – Этот разговор состоялся в присутствии командира бригады?

Тригубенко: – Да.

Матвеев: – Назовите должность, фамилия, звание.

Тригубенко: – Командир воинской части полковник Домбровский Алексей Юрьевич.

Матвеев: ...И был гособвинитель полковник юстиции Мамот Феликс Евгеньевич?

Тригубенко: – Так точно.

Матвеев: – Больше в кабинете никого не было?

Тригубенко: – Нет, никого не было.

Матвеев: – Как долго состоялся этот разговор?

Тригубенко: – Минут пять, наверное.

Матвеев: – И после этого что? Вам вручили какую-нибудь повестку?

Тригубенко: – Нет.

...

Адвокат Грянченко: – Мария Александровна, скажите, пожалуйста, при тех обстоятельствах, о которых Вы только что суду рассказали, каким образом осуществлялся Ваш вызов в судебное заседание. Вам пояснили, по какому делу Вам предстоит давать показания в суде?

Тригубенко: – Мне сказали вспомнить период времени лета 10-го года и как это связано с майором Матвеевым.

Грянченко: – Кто это Вам сказал?

Тригубенко: – Товарищ полковник в присутствии комбрига.

Грянченко: – Мария Александровна, скажите, пожалуйста, если, конечно, Вы сможете вспомнить, но, я так думаю, не вспомнить этого невозможно ... когда-либо под влиянием должностных лиц – руководителей войсковой части либо должностных лиц прокуратуры, приходилось ли Вам скрывать факты, неверно, ложно отражать факты, касающиеся причинения телесных повреждений военнослужащим?

Тригубенко: – Причинения телесных повреждений – нет...

Матвеев: – Вот заключение административного расследования, которое является фальсифицированным. И, уважаемая Мария Александровна, это фальсифицированное заключение расследования составлено на основании Вашего рапорта о сокрытии травмы рядовым Чумак. Сокрытие преступления, за которое уже осужден свидетель обвинения Бережной. Здесь указано, что основанием сокрытия травмы рядовым Чумаком явился Ваш рапорт о том, что факт получения травмы был иной, и Ваше объяснение, Мария Александровна, здесь... Но ведь Вы склонны находиться под воздействием командования, Мария Александровна?

Судья Калешев: – Приобщаем?

Матвеев: – Да, мы просим их приобщить в качестве моих доводов относительно того, что свидетель защиты Тригубенко Мария Александровна, к моему сожалению, из свидетеля защиты с учетом обстоятельств, которые нам только что стали известны в судебном заседании, и с учетом ранее способности свидетеля находиться под давлением командования, перешла фактически в свидетели обвинения.

...

Осужденный Матвеев: – Поясните, пожалуйста, конкретно. Вот Вы говорите, минут десять-пять Вы находились...

Тригубенко: – Пять минут, не больше.

Матвеев: – Пять минут Вы находитесь в служебном кабинете у командира бригады вместе с военным прокурором. О чем Вам говорил прокурор?

Тригубенко: – Он сказал, что я, возможно, буду приглашена в суд.

Матвеев: – Тогда вспомните, когда это было.

Тригубенко: – Это было на прошлой неделе.

Гособвинитель Мамот: – Давайте, я скажу, уважаемый суд, я-то помню. ... Это было в пятницу.

Матвеев: – Еще что сказал Вам вспомнить прокурор?

Тригубенко: – Все. Я спросила, в каком контексте. «Относительно майора Матвеева».

Матвеев: – «Относительно майора Матвеева»? А разве у нас с Вами какие-то события были 16 июня?... И вот в течение пяти минут прокурор Вам об этом говорил?

Тригубенко: – Я не сказала, ровно пять минут. Я сказала, примерно пять минут. Небольшой промежуток времени.

Матвеев: – ...Мария Александровна, я очень хорошо знаю, как военнослужащий находится в служебном кабинете командира бригады. В течение пяти минут можно провести короткое совещание. Но просто так стоять там пять минут – это, позвольте, несостоятельно.

Адвокат Грянченко: – Разрешите еще вопрос. Мария Александровна, скажите, пожалуйста, а от кого Вы узнали о том, что Вам надо именно сегодня придти в суд к 10 часам?

Тригубенко: – Командир мне позвонил на мобильный телефон, потому что он был на стрельбище, а я занималась документами.

Матвеев: – Когда – сегодня?

Тригубенко: – Прибыть сегодня, да.

Матвеев: – ... Мария Александровна, Вы получили вызов вот в это судебное заседание от командира части?

Тригубенко: – От командира.

Матвеев: – Сегодня?

Тригубенко: – Сегодня. Он мне звонил.

Матвеев: – А накануне, в пятницу, к Вам приходил Феликс Евгеньевич и просил Вас вспомнить события, правильно я понял? Спасибо.

Гособвинитель Мамот: – Скажите, у Вас свой кабинет имеется?

Тригубенко: – Нет. У нас нет отдельного кабинета. Мы всем врачебным составом, в том числе медицинский пункт, находимся в одном помещении.

Гособвинитель Мамот: – А это помещение находится где?

Тригубенко: – Раньше оно находилось на территории самого медицинского пункта. Внутри медицинского пункта. Сейчас мы его вынесли на одну лестничную площадку.

Гособвинитель Мамот: – Я хотел спросить, это находится в здании управления?

Тригубенко: – Да. В здании штаба воинской части.

Мамот: – Скажите, а кабинет Матвеева в 10 году где находился – в управлении штаба или где-то?

Тригубенко: – Он находился в управлении штаба на третьем этаже.

Мамот: – Скажите, если Вы помните, Осипов и Матвеев на тот момент, в 10 году одно помещение занимали, один кабинет? Если помните.

Тригубенко: – Затруднюсь. Наверное. Если они на военной службе находились, то, да, скорее всего.

Мамот: – Ваше помещение находится в управлении. Вы с ними встречались?

Тригубенко: – Мы могли за день очень много раз встречаться.

Мамот: – Осипова и Матвеева тогда встречали, или просто не помните?

Тригубенко: – Я не помню.

Мамот: Хорошо. Я Вас понял. Скажите, речь такая шла, молодое пополнение. Что такое молодое пополнение, поясните.

Тригубенко: – Новое пополнение.

Мамот: – Призыв.

Тригубенко: – Военнослужащие, призванные на военную службу по призыву, которые проходят первичный этап, т.е. учебный период, ввод в военную службу.

Гособвинитель Мамот: В 2010 году не помните, где располагалось молодое пополнение?

Тригубенко: – К сожалению, не могу вспомнить сейчас.

Вопросов больше нет.

Как считают люди, приславшие нам записи, прокурор подготовил свидетеля – научил забыть все, что нужно. А нужно было вспомнить, с их слов, проходил ли в это время призыв и присутствовал ли на нем Осипов.

Анастасия Попова.

Фото http://www.nis-army.org/ru/category/

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Долвольны ли вы своим мэром?

Всего проголосовало
22 человека
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года