Главная страница Защита прав После детского дома – на улицу

После детского дома – на улицу

08.04.2015
Наталья ФОНИНА. Фото tribuna.ru

фото

Забота о сиротах или показной пиар?

С экрана телевизора то и дело говорят о защите детства. Минфин рапортует, что в нашей стране с финансированием на жилье для детей-сирот все хорошо. Но как дела обстоят в действительности?

У нас хронические проблемы с жильем для детей-сирот по всей России. Лишь малая часть из них получает кров от государства. Остальные скитаются и, обивая пороги чиновничьих кабинетов, ждут обещанного жилья годами.

Порою у них нет прописки в паспорте и пристанища, где бы их приютили. Но самое страшное, что «верхам» на их отчаяние, похоже, плевать.

Так случилось, что Надежда Новичкова, относящаяся к категории детей-сирот, до сих пор обивает пороги кабинетов чиновников.

С маленьким ребенком она вынуждена скитаться по чужим домам и квартирам, поскольку собственного жилья, которое по закону предоставляют детям-сиротам, у нее нет.

«Другого дохода, кроме детского пособия, у меня нет, — пишет Надежда Новичкова в своем обращении в прокуратуру. — Я не работаю, потому что у меня на руках маленький ребенок. Я не пью и не курю.

В моем паспорте нет прописки, стоит только штамп о выписке из детского дома – КГКС КОУ Ракитинской КШИ. После окончания школы я поступила в ПТУ-36 города Уссурийска, потом обучалась в профессиональном лицее № 55 в пос. Кировский. Потом я забеременела, и моя жизнь превратилась в ад.

Сейчас я скитаюсь по подружкам, хотя за мной и моей сестрой закреплено жилье в поселке Ясеневое Пожарского района. Раньше мы с сестрой проживали в этом доме вместе с родителями. Но их лишили родительских прав.

Сейчас в квартире, в которую меня хотят заселить, проживает отец. В свое время он жестоко обращался с нами, я не могу проживать с ним в одной квартире. Я боюсь ехать к нему, тем более, с ребенком. Я не хочу жить с ним под одной крышей, я его совсем не знаю, тем более, что он пьет.

Прошу вас помогите, ведь я только начинаю свой жизненный путь. Я не хочу, чтобы и мой ребенок воспитывался в детском доме».

Наедине с бедой

Дом, в который собираются заселять Надежду Новичкову, находится в убогом разрушенном состоянии. Жить в таком доме рядом с человеком, который способен на неадекватные поступки – невыносимо. В своем заявлении в администрацию Пожарского района и в прокуратуру Надежда просила провести обследование помещения, в которое ее хотят заселить.

Но по результатам обследования межведомственной комиссией, квартиру признали пригодной для проживания, но только поле того, как в ней сделают текущий и косметический ремонт. Как указано в акте сохранности жилой площади от 12.05. 2014 года, в квартире необходим текущий ремонт стен, потолков, ремонт печи и замена брусьев под окнами.

Отец пообещал сделать ремонт…

Надежда не согласна с составленным актом, потому что, по ее мнению, жить с ребенком в таких условиях – настоящий ад. Но администрация Соболинского сельского поселения Пожарского района никаких других вариантов Надежде Новичковой не предлагает…

Как девочке возвращаться в дом, где ее с малого возраста давно никто не ждал?

Ежегодно из детских домов во взрослую жизнь выходят сотни тысяч человек. Куда им идти и как устраивать свой быт, если государство элементарно не позаботилось о том, чтобы они имели свой кров?

Прокурорская статистика показывает картину судеб детдомовских детей. 40% выпускников детских домов попадают в тюрьму, еще 40% – ведут бродяжнический образ жизни, что называется – бомжуют.

10% выходцев из детских домов кончают жизнь самоубийством, еще 10% выживают в условиях экономической нестабильности, не доставляя особых хлопот государству. И только доли процентов из тех, кто покинул детский дом, становятся по-настоящему успешными людьми.

Как знать, может быть, среди них могла бы оказаться Надя?

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему казахам не удалось избавиться от власти олигархов?

Всего проголосовало
17 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года