Главная страница Защита прав Братья Ольховские против братьев Соболевых?

Братья Ольховские против братьев Соболевых?

16.01.2013
Наталья ФОНИНА.

Суд по иску УМВД в защиту сотрудников ОРЧ-4, видимо, торопились завершить. Во всех ходатайствах о переносе судебного заседания по причине верстки и сдачи в типографию еженедельной газеты «АВ» судья Ольховский отказал. Решение суда вынесли в тот же день, когда коллегия по уголовным делам Верховного суда оставила приговор братьев Соболевых без изменений.

Замкнутый круг фиктивных проверок

– Судья, видимо, даже не стала слушать мои пояснения по поводу дополнения к кассационной жалобе, – скажет после рассмотрения их кассационной жалобы Виктор Соболев. – Она сказала, что – все дополнения судебная коллегия изучит в совещательной комнате. В совещательной комнате судьи находились чуть более десяти минут. Полагаю, за такое время просто невозможно принять взвешенное и обоснованное решение. Остается одно – отправить видеообращение президенту, который, возможно, плевать хотел на нас – россиян, но, может, – все-таки лед тронется.

После ряда событий, связанных с выборами и арестами во время митингов, в гуманность президента трудно поверить. Но последняя надежда теплилась. Из приемной президента пришел ответ за подписью Антоновой о том, что обращение Виктора Соболева и корреспондента Фониной отправлено в прокуратуру Приморского края. Впрочем, прокуратура Приморского края по жалобам братьев Соболевых не раз проводила проверки, не раз отменяла решения об отмене в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОРЧ-4, которые, по словам братьев Соболевых, применяли к ним пытки.

В Генеральной прокуратуре РФ в ноябре прошлого года побывала и я. Указала на необъективность и фиктивность проверок по жалобам Соболевых. Специалист генеральной прокуратуры внимательно слушала, кивала головой и делала пометки в моем обращении. Конечно, как это традиционно происходит, специалист должна была принять решение о целесообразности проверки и направить документы ведомству, которое будет ее проводить. В настоящее время проходит очередная проверка генеральной – прокуратуры. Но никого из свидетелей в очередной раз пока не опрашивали.

В суде против газеты все происходило по сценарию УМВД и братьев Ольховских?

Судья Ольховский не хотел слышать ни о каких доказательствах со стороны ответчика. Очевидно, – доказательства по делу его не волновали. Недаром ещё в самом начале судебного процесса он заявил, что у него достаточно доказательств для вынесения решения (как можно принять решение, не выслушав истца и ответчика, не имея документов, которые может предоставить сторона ответчика?– прим. авт.).

Родственник, очевидно брат судьи Ольховского, был старшим следователем следственной группы на первоначальном этапе по делу об убийстве предпринимателя Черного (в нем обвинили братьев Соболевых – прим. авт.). Полагаю, – это сыграло ключевую роль во всей судебной игре УМВД: Ольховский не стал выносить решение, которое могло нанести урон репутации брата? Ведь братья соболевы жалуются на применение к ним пыток при выбивании у них признательных показаний, о чем и говорится в оспариваемых УМВД статьях.

Сторона ответчика – авторы статей, редактор и юрист «АВ» – в каждом судебном заседании заявляли ходатайства о приглашении в зал суда свидетелей. Все эти ходатайства суд, считаем, незаконно и необоснованно отклонил, сказав, что – показания свидетелей якобы не имеют отношения к рассматриваемому гражданскому делу, повторяя слово в слово возражения представителя УМВД. Но как они могут не иметь отношения к делу, если именно эти свидетели побывали, по их словам, в застенках ОРЧ-4 и претерпели пытки? В показаниях этих свидетелей фигурируют те же сотрудники ОРЧ-4, о которых пишут в своих обращениях в прокуратуру братья Соболевы. Кроме того, свидетели видели, в каком состоянии находились Соболевы после пыток. УМВД стояло нерушимо на одном, возражая в допросе свидетелей: рассказывавшие о пытках были допрошены в уголовном процессе по делу братьев Соболевых, а в гражданском процессе по иску УМВД они якобы не имеют отношения к делу. Пожалуй, отказ в допросе свидетелей, даже явившихся в суд – новое изобретение «судебной мясорубки», потому что по другим искам в отношении газеты явившихся в суд свидетелей допрашивали всегда.

Протоколы по уголовному делу братьев Соболевых где описаны показания свидетелей о пытках, по словам представителя УМВД и судьи, тоже не имели отношения к гражданскому делу. Такое «табу» для ответчика поставили в этом судебном процессе.

Оказалось, что к делу не имеют отношения ни прямые, ни косвенные доказательства, а ты попробуй, докажи, что сведения, изложенные в публикации, достоверны. А потом, когда в допросе очередных свидетелей, в просмотре видео или в приобщении протоколов из уголовного дела братьев Соболевых судья отказывал, представитель УМВД заявляла: «вы не представили доказательств», «журналисты должны проверять информацию». А ведь УМВД оспаривало репортаж журналиста «АВ» из зала суда по уголовному делу братьев Соболевых.

Кто затягивает судебный процесс?

В последнем судебном заседании представитель УМВД заявила, что отсрочить судебное заседание по причине выхода в свет газеты нельзя, потому что это ведет к затягиванию процесса. Судья Ольховский вторил УМВД, что именно из-за ответчика судебные заседания идут вот уже пол года.

На это юрист «АВ» Татьяна Демичева ответила, что если процесс и затянулся, то только по вине истца:

– Только в прошлом судебном заседании истец уточнил иск, который более-менее стал соответствовать гражданскому законодательству по делам о защите чести и достоинства. Я не знаю, с чем это связано – с уровнем профессиональной компетентности истца или какими-либо другими причинами. В настоящем исковом заявлении указаны фразы в публикации, к которым у истца имеются претензии. Но даже в этом уточненом иске искажены слова, взятые из авторских публикаций.

Запятая, поставленная не в том месте, может сыграть решающую роль, а тем более искажение слов автора и их порядка в предложении. Поэтому заявление о затягивании процесса считаю необоснованным. Мы подготовили письменное объяснение-возражение по первоначальному иску, потому что не уверены, что все, о чем мы говорим в судебном процессе, будет точно записано в протокол судебного заседания. В связи с подготовкой нового объяснения по уточненному иску, мы должны иметь время на подготовку – хотя бы до следующего дня.

Но в отсрочке судебного процесса отказали. И процесс продолжился.

УМВД судится, а в ОРЧ-4 пытают?

– У нас имеется информация, – продолжила Татьяна Демичева, – что решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОРЧ-4 отменено Генеральной прокуратурой и сейчас проходит новая проверка. Братья Соболевы настаивают на своих жалобах и хотят, чтобы их допросили в данном судебном процессе как авторов слов. Еще одну проверку проводят по поводу избиения Виктора Соболева в СИЗО-2 города Уссурийска. Об этом у председателя президиума ОДПК «Хранители закона» Петра Михайловича Довганюка имеется ответ от прокуратуры по надзору.

Братья Соболевы могут подтвердить, что их пытали и до сих пор продолжают пытать так называемые правоохранители, очевидно, за то, что пишут жалобы на пытки. УМВД России по Приморскому краю иском против газеты пытается защитить тех, кто, как я полагаю, – пытает задержанных и подозреваемых. Но честь УМВД можно защитить только проведением надлежащей и своевременной проверкой по фактам пыток и наказанием виновных в них лиц. Пока мы видим, что все проверки несвоевременны и неэффективны, проводятся годами...

Братьев Соболевых в суде видеть не хотят

– Я прошу приобщить к материалам дела, – сказал председатель президиума ОДПК «Хранители закона» Петр Михайлович Довганюк, – ответ, данный заместителем прокурора по надзору за исполнением наказаний в Приморском крае в адрес нашей организации и в адрес журналиста Н. Фониной, обращение которой было опубликовано в № 36 «АВ».

Это обращение по поводу незаконного применения физического воздействия к Виктору Соболеву на тот момент, когда в июле 2011 года он содержался в СИЗО-2 города Уссурийска. Журналист выезжала в Уссурийск. В зале Уссурийского городского суда она лично видела Виктора Соболева избитым.

После наших обращений в прокуратуру по надзору за исполнением наказаний и открытого обращения в газете возбудили проверку. Прокурор Приморского края поручил исполняющему обязанности прокурора города Уссурийска провести проверку по поводу избиения Виктора Соболева в СИЗО-2.

Эта проверка, кстати, еще не окончена.

– Нас не интересует, что происходило с братьями Соболевыми после событий, описанных в публикациях авторов, не интересует, кто и когда его бил, – возразила представитель УМВД. – Я полагаю, что данный документ не имеет отношения к делу.

– Значит, если это не в этих же временных рамках происходило, то пусть бьют и пытают? Не беда, что пытки продолжаются в то время, как УМВД защищает честь оперативников из ОРЧ-4? Так кто же порочит честь и достоинство УМВД: газета, которая публикует сведения о пытках, или те сотрудники правоохранительных органов, которые пытают людей? – заметила юрист «АВ» Татьяна Демичева.

Но очевидно, ни судья, ни представитель УМВД не были заинтересованы в том, чтобы выяснять, когда и кого сотрудники ОРЧ-4 пытали и били вообще. Даже если речь шла о тех же оперативниках, которые в 2010 году пытали подозреваемых братьев Соболевых, по их словам.

А уж это, извольте, напрямую имело отношение к делу. Однако у судьи клише отказа в ходатайствах, очевидно, уже имелось, и он, полагаю, был не намерен изменять его в данном судебном процессе.

В приобщении ответа в адрес ОДПК «Хранители закона» и корреспондента Н. Фониной опять отказали, сославшись на то, что он якобы не имеет отношения к делу.

Пытки, полагаю, были и будут продолжаться до тех пор, пока УМВД оберегает честь истязателей, чтобы стряпать дела о насильниках, мошенниках и убийцах, не имея на то доказательной базы? Разве им есть дело до того, что убийцы на свободе, а в лагеря отправляют не тех, кто совершил преступления?

Над кем устроило суд УМВД?

– Я считаю, что этот суд не над нами, – сказала главный редактор газеты «Арсеньевские вести» Ирина Гребнева, – а над теми, кого пытали и пытают в застенках ОРЧ-4, в частности, над братьями Соболевыми. Если мы проиграем этот суд, то в большей мере его проиграют братья Соболевы, которые ценой своего здоровья и даже жизни, находясь в застенках полиции, продолжают настаивать на том, что их пытали сотрудники ОРЧ-4.

Это мы видим из материалов уголовного и гражданского дела. Те постановления, которые приобщила сторона истца в начале судебных заседаний, свидетельствуют об этом же. В них написано ровно то, что мы опубликовали со слов братьев Соболевых на страницах газеты «АВ». Отрицая пытки, Вы пытаетесь отмыть мундир МВД. Но вместо этого неправедным решением будет замарана уже судейская мантия.

Судья Ольховский удалился в совещательную комнату. Кстати, в совещательной комнате он долго не находился. Очевидно, решение уже было заранее заготовлено.

И оно, как мы и полагали, было полностью в пользу УМВД. Судья Ольховский сказал, что исковые требования суд удовлетворил частично. Это означало, что суд минимизировал материальные взыскания в пользу истца – УМВД России по Приморскому краю.

Кто ответит за пытки в застенках полиции?

Я полагаю, что таким образом, не желая исследовать доказательства пыток, суд, как и истец – УМВД РФ по Приморскому краю – способствует тому, чтобы пытки не прекращались.

Порой Интернет взрывается от сенсационных сообщений по поводу издевательств в полиции то в одном, то в другом уголке России. Фильмы о современных операх, которые заклеивают жертве, попавшей в полицейский участок, рот скотчем или избивают до полусмерти, периодически можно увидеть на одном из каналов телевидения. И судя по их сюжету, ни режиссер, ни сценарист не осуждают опера, который выбивает из жертвы показания – якобы он преступник, что с ним церемониться.

Очевидно, такова философия современной полиции, не так давно пережившей реформу.

Я была в приемной представителя министра МВД. Помощник министра вела прием, на который попала я. Когда я сообщила, что в ОРЧ-4 города Владивостока пытают людей, она объяснила, что в отношении своих сотрудников МВД проверку проводить не будет, что если я желаю, то могу обратиться в прокуратуру.

Прокуратуру сейчас в плане проверок во многом ограничили. Получается, что проверяющих нет? Странный ответ представителя Министра МВД: я сообщаю о преступлении сотрудников полиции в высший орган, а они мне говорят, что шерстить оперов из ОРЧ-4 – значит, проверять самих себя, они этого, якобы, делать не намерены.

Выходит, министерство МВД считает пытки граждан России нормальным обыденным делом? А сам министр?

А президент РФ?

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему день Конституции РФ – не выходной?

1. А чтоб не было времени читать Конституцию, потому что за ее чтение вслух могут оштрафовать.
2. Потому что этот день — совсем не праздник, а настоящее горе для некоторых.
3. Потому что Конституцию давно фактически упразднили.
4. Потому что сделают праздничный выходной только для новой, путинской Конституции.
5. Да сколько уже было этих Конституций! Каждую праздновать что ли?
 

Всего проголосовало
11 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года