Суть событий

07.03.2021
Сергей Пархоменко

 У меня настойчиво спрашивают почти перед каждой программой, что там с расследованием по делу гибели «Боинга» МН17 над восточной Украиной в июле 14-го года. Вы знаете, что идет судебный процесс в Голландии в Гааге. Он идет очень медленно. Я вот наведался туда и посмотрел, что там прошло последнее заседание, по-моему, 8 февраля. Оно носило сугубо процедурный характер. Там обсуждалось, какие данные, какие доказательства приобщить или не приобщить к делу, с чем ознакомить или не ознакомить сторону защиты. Там есть единственный из обвиняемых, который присутствует на процессе в лице своего адвоката.

В общем, это такой медленный, рутинный процесс. Следующее заседание там в середине апреля. К сожалению, новостей особенных не будет до этого времени, так что рассказать мне про этот процесс почти что и нечего.

Но у нас есть множество других тем, на которых я хотел бы здесь остановиться. Обычно появляется почему-то несколько слушателей, который страшно ругаются, если начинаешь рассказывать про всякую коронавирусную статистику: «Вот опять про это!» Ну, такие, интенсивные ковид-диссиденты, что называются, люди, которые как-то пытаются свой страх спрятать за, я бы сказал, агрессивным нежеланием что-нибудь знать о том, что происходит.

Между тем есть много важный событий. Они, вы знаете, крутятся в значительной мере вокруг истории с вакцинацией в последнее время. Вот уже активно обсуждают в Европе вопрос о том, будет ли специальный документ или, может быть, какая-то электронная база данных, в которой будут сосредоточены все сведения обо всех вакцинациях. Остро стоит вопрос о российской вакцине, которая, с одной стороны, не прошла формальной сертификации. Вы знаете, что не были закончены исследования.

Вот новость то ли сегодняшнего, то ли вчерашнего дня о том, что дано разрешение на вакцинацию лиц старше 65 лет, притом, что все вы прекрасно знаете, что лица старше 65 лет прекраснейшим образом вакцинируются там, где это возможно, а уверенно возможно это, в общем, только в Москве. Тут тоже надо отменить, что разница, конечно, колоссальная между тем, как построена вся инфраструктура вакцинации в Москве и тем, как она построена буквально на всей остальной территории Российской Федерации, включая даже Санкт-Петербург. Есть несколько регионов, где вакцинация даже не начиналась, есть много регионов, где она происходит номинально, то есть говорят, что она есть, но что-то как-то особенно никто не видит.

В результате процент вакцинированных в целом по населению очень небольшой. Россия занимает одно из очень недалеких, я бы сказал, мест в этом рейтинге, где-то в 4-м, может быть, даже в 5-м десятке. Между тем интенсивно торгует этой вакциной, интенсивно вовлекает в использование этой вакцины другие страны, рассчитывая на нее, как на некоторый инструмент дипломатических манипуляций. У России не много осталось таких инструментов в связи с тем, что она сама себя загоняла в изоляцию на протяжении последних лет. Вот сейчас выясняется, что надо какими-то рычагами двигать, что-то пытаться. Делать. Вот вакцина вроде отлично подходит.

И вокруг этого «Спутника», конечно, много споров, что, с одной стороны, он на кривой козе объехал мировую систему сертификации, с другой стороны, между нами говоря, что российские туристы, несмотря на то, что в России не так много в процентом отношении людей, у которых есть загранпаспорт и у которых вообще есть такая манера ездить в отпуск или в каких-то ситуациях за границы. Всего, я думаю, процентов 8-10 обладает загранпаспортами. Но эти туристы очень ценятся. Они довольно активно тратят деньги. И, я думаю, что главные европейские туристические державы — Испания, Италия, Греция, Кипр, наверное, и Франция — предпримут, конечно, все усилия к тому, чтобы российская вакцина попала в список тех, которые годятся для этого паспорта вакцинированного, который, скорей всего, будет требоваться уже, может быть, даже через несколько недель для того, чтобы передвигаться по Европе. Ну, и хорошо, будем передвигаться по Европе по возможности, хоть так, что называется.

Между тем серьезная статистика, настоящая статистика, она, конечно, выглядит довольно тяжело для России. Вот я смотрю свежие данные об избыточных смертях. Я говорил об это пару передач назад. Есть такой Дмитрий Кобак, очень хороший специалист по такого рода статистике, который выкладывает на сайте одного из научных журналов, буквально ежедневно обновляемые данные. Я давал эту ссылку. Посмотрите, пожалуйста, у меня в Фейсбуке примерно две недели тому назад. Найдете ее. Эта ссылка по-прежнему действует. Там обновляются эти данные.

Вот по количеству лишних смертей на каждые 100 тысяч населения Россия сейчас находится на третьем месте в мире. Ее опережает только Перу и Мексика. В Перу 377 лишних по сравнению со статистикой последних лет, умерших на каждые 100 тысяч населения. И это ничем другим невозможно объяснить, кроме как коронавирусной эпидемией. В Мексике — 340 человек на каждые 100 тысяч населения лишних, умерших. В России — 337. И это 3-е место. В целом пол количеству умерших, по всей видимости, от коронавируса (больше никакого объяснения нет) Россия находится на втором месте в мире в абсолютных цифрах после США. Правда, надо заметить, что во всей этой статистике полностью отсутствует Китай. Они не дают своей информации. И, по всей видимости, они должны быть на каких-то высоких местах по этой части, но этого мы не знаем.

Еще на Индию обычно грешат, говорят, что у нее должно быть как-то ужасно. Но нет, Индия есть в этом рейтинге. И она стоит не очень высоко, надо сказать. Как-то они относительно справляются.

С.Пархоменко: Есть наука, которая связана не с убийством, а с жизнью. На нее государство не дает особенно финансированияQТвитнуть

Вот такие дела и давайте с вами следить за этим. Вообще, конечно, ситуация с вакциной, которой совершенно очевидно, не хватает для России и не хватает сил, чтобы ее нормальным образом распространить, внедрить, нормальным образом организовать вакцинацию людей. А в то же время происходит интенсивная торговля вакциной. Она, конечно, напоминает всякие исторические ситуации аналогичные.

Например, есть такой замечательный польский журналист Вацлав Радзивинович, которого выгнали из России в назидание другим абсолютно ни за что, как бы в обмен на лишение аккредитации одного человека, который, по всей видимости, под маркой журналиста занимался совсем какими-то другими делами в Европе. Вот в обмен на него выгнали из России Радзивиновича. Была совершенно грязная история, которую возглавляла тогда госпожа Захарова, устроившая эту показательную экзекуцию.

Тем не менее, Вацлав Радзивинович продолжает работать в Польше. Он корреспондент «Газеты выборчей». И замечательно пишет, и много чего знает, и пишет, в том числе, по-русски. И вот он напомнил мне совершенно справедливо историю о том, как в начале 30-х годов Советская Россия очень интенсивно пробивалась на международный рынок зерна, старалась быть как можно более масштабным экспортером в то самое время, когда во многих частях Советского Союза происходил совершенно чудовищный голод, люди погибали от голода, доходило дело до каннибализма, то каких-то ужасных, адских ситуаций, а Советский Союз, которым уже к этому моменту командовал Иосиф Сталин — это уже было после смерти Ленина, уже фактическим руководителем страны был Сталин, — Советский Союз замечательным образом продолжал продавать довольно большие объемы продовольствия, не только зерна, но и масла, яиц — то, что осталось от традиционного сельскохозяйственного экспорта царской России, который в начале века, до Первой мировой войны рос довольно интенсивно. Ну вот, кое что от этого сохранилось, и они продолжали это всё продавать, потому что нужно было закупать оборудования для оборонной промышленности и всякое такое.

Но вот ситуация в чем-то, конечно, напоминает сегодняшнюю с этой вакциной, которая активно отправляется — каждый день мы слышим, что отправляется самолет в какую-нибудь экзотическую африканскую или южно-американскую страну, хотя, я думаю, было бы очень неплохо этот самолет завернуть куда-нибудь в Коми или в Кемеровскую область или в Челябинскую или куда-нибудь еще, или Вологодскую и попробовать так активней попрививать российских граждан.

Но есть, конечно, очень большая проблема с доверием здесь. Потому что социологи говорят нам, что огромное количество людей — тоже были опросы этой недели, — которые совершенно не собираются прививаться, и число тех, кто собирается, падает. И опять же объяснить это невозможно ничем, кроме одного: глубоким органическим кризисом недоверия и в какой-то степени презрения к тому, что говорит официальная пропаганда. Люди рефлекторно считают, что если пропаганда это проталкивает, что если государство говорит, что давайте займитесь, согласитесь, пойдите и привейтесь, даже притом, что на практике это организовано очень плохо, но пропаганда, тем не менее, работает в этом направлении, люди начинают думать, что неспроста им какую-то вещь государство проталкивает. Государство всегда врет, всегда навязывает. Так же точно, как оно навязывает выборы, как оно навязывает разного рода политические решения. Вот сейчас оно нам навязывает и это. Хорошего ничего предложить оно не может.

Это несчастье, конечно. Это расплата за эту кошмарную, грубую механическую пропаганду, на которую Россия тратит колоссальные, совершенно невообразимые деньги.

И это следующая глава моего сегодняшнего голосования, вещь, которая произвела на меня очень сильное впечатление. На сайте правительства обнаружены поправки к одной из важных правительственных программ. В программе под названием «Информационное общество», и там обнаружились цифры очень резкого роста финансирования того, что скромно называется «На развитие телерадиопрограмм электронных СМИ», а на самом деле это и есть государственная пропаганда. Это и есть система контролируемых государством медиа, которые действуют на бюджетные деньги, которые абсолютно не способны выжить за счет своей собственной работы, потому что они поглощают чудовищные, совершенно невообразимые деньги. На это предполагается потратить в ближайшие 4 года 211 миллиардов рублей. И рост составил 73 миллиарда рублей, то есть приблизительно миллиард долларов. Курс, как мы знаем, колеблется вокруг 74, так что сами можете посчитать, что такое 73 миллиарда рублей.

Этот рост — это то дополнительное, что выделяется на эти нужды, в частности, на компанию, которая разводит в неволе в своих информационных клетках специальную породу тех звезденышей — всякая такая «Россия сегодня» и прочая Russia Today. Вот на «Россию сегодня» предполагается потратить 6,8 миллиарда рублей, на Russia Today — 18,1. Ну, по всей видимости, эти цифры будут очень существенно расти вместе с этой общей цифрой роста ассигнований на пропаганду. Будете еще больше этих звезденышей, они будут еще вернее, еще поганее. Потому что как-то они работают за еду, а корма для этого будет существенно больше.

Что такое эти цифры, вот как себе представить, что это означает, много это или мало, что это такое в российской системе ценностей? У меня есть хороший способ для сравнений. Я это могу сравнить с финансирование российской науки.

С.Пархоменко: Люди, которые делают что-то сами, не под контролем государства, являются для этого государства опаснымиQТвитнуть

Вот есть два, точнее, было — потому что система эта разрушено — два крупнейших фонда, которые раздавали прямые гранты ни разного рода фундаментальные исследования. Это наиболее эффективный способ финансирования науки. К сожалению, довольно небольшая доля в целом финансировать российской науки происходит таким путем, таким прямым финансированием в ответ на заявки ученых. Эта процедура довольно трудоемкая. Для ученого сложно написать такую заявку, еще сложнее за нее отчитываться, это занимает много времени и сил. Но, тем не менее, это прямой контакт с тем, кто это финансирование организует. Люди пишут: «Мы хотим заниматься вот такой научной темой, вот у нас есть научная группа» (обычно небольшая).

И вот Российский фонд фундаментальных исследований на протяжении многих лет уже раздавал небольшие порции — вокруг 1 миллиона рублей (не миллиарда), ну, до 1 миллиона с четвертью, иногда 1,5 миллиона. Примерно 3,5 научных групп получали такие деньги каждый год. И это считается относительно нетипичным для России методом получения государственных ассигнований, потому что это прямая передача, когда, в общем, почти вся эта сумма за исключением небольшого процента, во всяком случае, не больше 20% , вот эту долю забирает научный институт на свои накладные текущие расходы, а всё остальное достается непосредственно ученым. И ученые могут расходовать это на закупку оборудования и материалов для своих экспериментов, на оплату труда, на всякую литературу, подписку на международные журналы и прочее. Скажем, разъезды, переезды, какие-то командировки обычно не входят в эту сумму, это всё сверх того.

Но это такая низкокоррупционная схема, потому что в этом процессе довольно трудно что-нибудь украсть чиновнику или финансисту, или кому-нибудь еще. Деньги передаются практически из рук в руки и все идут целевым образом на то, на что они предназначены.

Так вот по бюджету, который планировался несколько лет тому назад с раскладкой на несколько ближайших лет, на 2021 год должно было прийтись этому Российскому фонду фундаментальных исследований 26 миллиардов рублей. А второму фонду, который раздавал чуть более крупные гранты, но меньшему количеству групп ученых (он называется РНФ — Российский научный фонд) — 21, 8 миллиарда. То есть в сумме это чуть меньше 50 миллиардов рублей. Теперь финансирование их сократилось. Вместе 26 миллиардов стал 21, 4, вместе 21.8 на РНФ стало — 13,8. Почти вдвое уменьшилось это финансированное. Ну вот, понимаете, государство бедное, несчастное, денег у него нет, надо сокращать всё, что связано с научными исследованиями. Денег, видите не хватает. Давайте мы у Российского фонда фундаментальных исследование отнимем 3 с небольшим миллиарда, сэкономим. Это очень важно. Одной рукой.

А другой рукой — хочу напомнить — 73 миллиарда в общей сложности добавили вот этим пропагандистским медиа. То есть добавка этим медиа составляет больше, чем общий бюджет этих двух крупнейших научных фондов России, которые финансируют непосредственно российскую науку.

Насколько дней тому назад на сайте это Российского фонда фундаментальных исследований появилось объявление. Я его вам сейчас зачту целиком. Оно небольшое. И в этом, собственно, весь ужас того, что в нем написано — то, как коротко и, я бы сказал, лапидарно государство общается со своими учеными: «В соответствии с решениями правительство от 12 февраля 2021 года конкурс проектов фундаментальных научных исследований А отменен». Это, собственно, самый главный конкурс на эти гранты, которые не были связаны с сотрудничеством с какой-то конкретной страной или с каким-то конкретным направлением. Это вот просто исследования. Люди могли написать заявку и получить этот несчастный миллион рублей. «На основании этого решения дальнейший прием заявок на конкурс прекращен. Поступившие заявки останутся без рассмотрения». Точка. Всё. Три строчки.

В это самое время правительство решило добавить миллиард долларов (73 миллиарда рублей) звезденышам, их погонщице и разного рода людям, которые носят ведро дерьма по студии и прогоняют в шею Гозмана раз за разом с криками, что он враг народа. Такая у них профессия. Или цитируют трагическими голосами фейсбучные посты Ксении Лариной, где она огорчается по поводу того, что вроде в Покрове люди на улице каким-то совершенно обезьяньим образом отзывались об Алексее Навальном и о том, что с ним происходит и о том, почему он сидит в тюрьме.

Вот на чтение вслух постов Ксении Лариной и на издевательства над этими постами и над Ксенией Лариной, над другими людьми, которые думают не так, как те, кто носят ведра дерьма по студиям вместе с ними и кто устраивает проплаченные истерики вместе с Соловьевым, — вот на это добавили 73 миллиарда рублей.

С.Пархоменко: Российское государство умножает число своих врагов внутри страныQТвитнуть

Ильгам Латынов спрашивает: «А что, миллион рублей — это максимально, что могли получить соискатели?» Ну да, по одной заявке в одном фонде. На самом деле один и тот же ученый может участвовать одновременно в нескольких научных проектах, обычно это количество ограничивается, но тем не менее. Он может участвовать в нескольких заявках, всё это как-то взаимопересекается. И это, несомненно, не единственный источник денег. Просто это очень удобная, прямая, легкая для объяснения и для воплощения схема запроса бюджетного финансирования для научного исследования. Поэтому ученые очень это ценили. И этот миллион в год — это вещь вполне разумная, желанная и полезная для научных исследований.

Но государство свой выбор сделало, и выбор вот такой — в пользу звезденышей. Теперь деньги отправились им на государственную пропаганду.

Как на это отреагировало в целом российское научное сообщество, я давайте скажу после перерыва, когда продолжу эту тему. Есть последняя глава в этом рассказе, которая, мне кажется, очень важной. И я обязательно к ней вернусь. Перерыв. Новости. И через 4 минуты вернусь

НОВОСТИ

С.Пархоменко― 21 час и 34 минуты в Москве. Мы говорили с вами в программе «Суть событий» со мною, Сергеем Пархоменко о поразительных приоритетах, которые продемонстрировало правительство в последнюю неделю, сократив финансирование российской науки и существенно увеличив финансирование российской пропаганды разного рода, пропагандистских медиа, которые работают на имидж России внутри страны и за ее пределами, и, таким образом, поддерживают ситуацию, в которой России оказывается всё более и более изолированной, всё более пугающей и всё более призираемой во многих странах — вот результат той работы, которую они ведут и за которую им платят всё больше и больше.

Последнее, что я хотел сказать на эту тему, это реакция клуба «1 июля». Я много раз говорил о нем. Это сообщество российских ученых элитного, я бы сказал, класса. Там академики, члены-корреспонденты и профессора Российской академии наук, сотни российских ученых, которые объединились в этот клуб после того, как Российское государство предприняло попытку конфискационной реформы Российской академии наук, попыталось этих людей построить на манер полувоенной организации. Они от этого отказались, образовали этот клуб и время от времени высказываются о том, что происходит в российской науки в ее отношениях в российским обществом. Делают это очень осторожно, очень аккуратно, очень взвешенно, выдерживая сухой, строгий, академический тон в своих заявлениях. И довольно часто заявления этого клуба «1 июля» подписывает только часть его членов. Обычно они так честно и пишут, что вот это заявление подписала группа членов «1 июля», не делая вид, что это консенсус и все так думают.

Но вот буквально на днях они выпустили очередной заявление, и оно как раз подписано: Клуб «1 июля». Целиком. Все, кто принимает в нем участие, подписались под этим заявлением. И слова, которые я в нем вижу, повергают меня в некоторое изумление, потому что я, пожалуй, никогда не видел, чтобы это сообщество академиков и членов-корреспондентов выражало свое отношение к ситуации таким образом.

Вот, что они пишут по поводу того, что я описал — Прекращение конкурсов на выдачу грантов в Российском фонде федерального имущества, фактическое закрытие этого фонда: «Больше всего раздражает в этой гнусной истории желание властей работать с учеными в режиме спецоперации с неожиданными поворотами, с подтасовкой фактов, с ложью и дезинформацией. Это и странно и возмутительно — поскольку наука в России критична для существования государства, необходима для выживания и даже просто для самоидентификации страны при сложившейся расстановке сил. По чисто внутренним причинам наука является наименее коррумпированной сферой деятельности — и в первую очередь это связано с сохранением в ней самоуправления и института личной репутации. Непрекращающееся наступление бюрократии в значительной степени отражает именно стремление уничтожить в стране последний оплот чести, самостоятельности и независимого мышления. Вместо лицемерных заявлений о поддержке чиновники должны прямо сказать, что в России нельзя заниматься фундаментальной наукой, а научной молодежи следует либо уезжать, либо менять место приложения своих сил.

Наука не может быть конкурентоспособной в условиях постоянного унижения и обмана. Отношение к ученым как к врагам народа недальновидно, деструктивно и просто глупо. Рано или поздно от этой политики придется отказаться — но чем позже это произойдет, тем более низкой будет точка старта для восстановления».

Вот этот фрагмент мне кажется очень сильным, очень горьким и очень справедливым. Российское государство умножает число своих врагов внутри страны. Врагами оказались независимые журналисты. Врагами, несомненно, оказываются люди, которые организуют гражданские, волонтерские проекты, которые создают НКО. Для них создаются буквально безумные условия действия.

С.Пархоменко: Количество людей, которое не собирается прививаться, не объяснить ничем, кроме одного: кризисом недоверияQТвитнуть

Вот вы слышали, может быть, заявление нескольких крупных НКО, которые занимаются, казалось бы, самой очевидной деятельностью: они помогают больным, те, кто без их помощи не может бороться за жизнь в буквально смысле слова. Государство не дает этим людям достаточного количества лекарств, сложных медицинских услуг, не создает для них клиник, в которых делались бы сложные медицинские операции и так далее. Государство не спасает жизни этих людей. Эти жизни спасают другие — вот эти некоммерческие неправительственные организации. И вот они умоляют государство сегодня — вы это слышали в новостях — освободить их от совершенно безумной обязанности служить ревизорами, аудиторами для тех компаний, которые этим организациям жертвуют деньги на их прямую работу, на эту помощью больным детям, взрослым, кому угодно, тем, кому они помогают, достаточно часто смертельным, если речь идет о системе паллиативной помощи и так далее.

По сегодняшнему закону по распоряжению правительства, которое действует сегодня, эти НКО должны проверять своих доноров на предмет того, нет ли у них случайно каких-нибудь поступлений из-за рубежа. Совершенно очевидно, что огромное количество компаний в этой ситуации говорят: «Да идите вы в задницу! — Вот буквально этими словами. — Отвяжитесь от нас. Еще мы будем показывать нашу финансовую отчетность для того, чтобы подарить вам денег на какую-нибудь операцию. Не будем мы этого делать».

И вот эту ситуацию создает государство. Ситуацию конфликта между НКО и бизнесом, в частности, который, казалось, готов был помогать им. Потому что враги. Потому что люди, которые делают что-то сами, делают что-то не по просьбе государство, не по указке государство, не под контролем государства, являются для этого государства опасными.

То же самое относится теперь и к науке. Наука тоже становится врагом этого государства. И государство остается один на один с Рогозиным, грубо говоря, который заполняет собою всю передовую научную мысль ну, и там с людьми типа братьев Ковальчуков, которые последовательно подбирают под себя разные сферы российской науки — те именно, в которых есть надежда получить какое-то серьезное проектное финансирование под разного рода оборонные заказы и так далее.

И здесь говорят: «Ну, чего вы обманываете. Наука на самом деле финансируется не из этих фондов». Я говорю о фундаментальной науке, которая в значительно степени финансируется именно из этих фондов, о той науке, которая не конвертируется немедленно в какие-то «Искандеры» и прочее летающее убийство, которым так гордится президент страны, и поводу которого для него делают разные мультфильмы, которые он потом с гордостью демонстрирует. Нет, помимо этого есть еще другая наука. Есть наука которая не связана с убийством, а связана, наоборот, с жизнью. Есть наука, которая продлевает человеческую жизнь, делает его краше, а не одевает человека в броню и противогаз. Бывает и такая наука. На эту науку российское государство не дает особенно своего финансирования.

Вот, собственно, что мы должны знать по поводу приоритетов российского государства. Это чрезвычайно важная вещь.

Теперь я вернусь к теме очевидной этой недели, о которой ни в коем случае нельзя забывать — к судьбе человека, которого государства в лице президента России определила не просто врагом, а, я бы сказал, своим смертельным врагом. Я говорю об Алексее Навальном. Действительно, нас стараются увлечь и увести в сторону от разговора о нем. Вот Алексей Венедиктов, например, он обычно очень злится, когда кто-то говорит о том, что вся история с памятниками была придумана для того, чтобы отвлечь общественное мнение, общественную дискуссию от истории с Навальным.

Нет, я не считаю, что вся история с памятниками была для этого придумана. Но я совершенно очевидно вижу, с какой радостью, с которой государство в лице своих чиновников и своих пропагандистских ведомств и своих пропагандистских инструментов ухватилось за эту историю для того, чтобы надуть ее пошире, поярче и для того, чтобы, действительно, использовать ее для того, чтобы увести разговор от чрезвычайно серьезной темы, что Российское государство применило химическое отравляющее вещество на своей территории; Российское государство создало специальное подразделение убийц, которое гонялось за некоторым количеством неугодных для этого государства людей. Следственном комитете государство чрезвычайно нервно, а я бы сказал, разъяренно отреагировала на то, что те самые люди, которых он собиралось убивать, во-первых, выжили, а, во-вторых, предприняли успешные усилия для того, чтобы расследовать свои собственные убийства, и, прежде всего, это сам Алексей Навальный. И теперь Российское государство наказывает Алексея Навального за это — за то, что он, во-первых, выжил, а, во-вторых, поимел наглость поинтересоваться, а кто это пытался его убить; а во-вторых, имело достаточно мастерства для того, чтобы удовлетворить это свое (и наше, заметим) любопытство.

С.Пархоменко: По избыточной смертности населения Россия находится на третьем месте в мире. Ее опережает только Перу и Мексика

Вообще, не надо, мне кажется, про это забывать не надо от этого отвлекаться — от того, что Навальный здесь, он находится в более-менее неизвестном для нас месте. Мы помним историю про Покров. Я связался с некоторыми людьми, которые близки к Алексею Навальному непосредственно и просил у них, верили ли они в это, — они мне сказали: «Нет, конечно. Мы были абсолютно убеждены, что он может быть где угодно, но только не в этом Покрове. Потому что совершенно очевидно, что эта система не может не врать и не вбрасывать. И когда Навальный объявился — это уже более надежные сведения — во Владимирской области, но в совершенно другом фсиновском заведении — в Кольчугино, откуда прислал уморительно смешной текст о том, как он там занимается всякими гастрономическими экспериментами вместе со своими сокамерниками: сушит сухари какими-то удивительными, изысканными способами.

Ну, вот теперь мы можем с большей уверенностью говорить о том, где он, говорить, что он жив, притом, что совершенно очевидно, что угроза его жизни сохраняется каждый день и отвлекаться от этого не нужно.

От этого, Заметим, не отвлекаются и в мире. И эта неделя была полна сообщений о том, как будет развиваться история с санкциями пртив России, и заметим, что всё время теперь речь идет о санкциях, связанных с этой навальновской ситуаций, с применением отравляющегося вещества, с созданием подразделений убийц, которые работают над устранением политических противников. Вот видите, мы теперь дошли до этого. Мы теперь обсуждаем это совершенно как нечто самом собой разумеющееся.

И если раньше мотивом для санкций служили какие-то международные действия России — аннексия Крыма, развязывание войны в Восточной Украине, и другие обстоятельства, то теперь речь идет о Навальном и о санкциях, которые накладываются на людей, которые причастны к тому, что вокруг него произошло.

2 марта, 3 дня тому назад, было объявлено о первых санкциях уже новой американской администрации, о санкциях Байдена. Было очень интересно посмотреть, чем они будут отличаться от той тактики санкций, которой придерживался предыдущий президент США Дональд Трамп.

Санкции сразу по линии трех ведомств: Минфин, Министерство торговли и Госдепартамент, то есть, собственно, Министерство иностранных дел американское. И пока под санкции попал целый ряд высокопоставленных российских чиновников.

И самая большая новость, что среди них и первый зам главы администрации Сергей Кириенко. Удивительный путь, конечно, проделал этот человек. Я хорошо вспоминаю наше с ним личное общение в ту пору, когда он был премьер-министром России. мне доводилось наблюдать вблизи, как он работает. И я тогда как репортер имел доступ к правительству Российской Федерации и людям, которые непосредственно окружают Кириенко и советуют Кириенко; и позже, когда он был видным деятелем либеральных политических партий России и возглавлял эти партии на выборах, тоже приходилось глядеть на него вблизи.

Конечно, трудно было представить, что Кириенко в какой-то момент окажется в списке людей, которые попали под международные санкции, поскольку они покрывает убийцы и, по существу, имеет прямое отношение к попыткам убить политического противника действующего российского президента. Так, во всяком случае, это формулируют те, кто эти санкции назначают.

Так вот там Кириенко, там глава ФСБ Александр Бортников. Там глава ФСИН Александр Калашников, там прокурор Краснов, заместитель министра обороны Криворучко и Попов. Это жестко привязывает всю эту историю к Российскому министерству обороны и ГРУ как части российского военного ведомства, через которую, видимо, ведутся все эти операции.

Ну, и еще один, собственно, кремлевский чиновник — начальник управления президента Андрей Ярин. Все эти люди уже были под европейскими санкциями в связи с отравлением Навального. Какие-то — недавно, какие-то — раньше, еще с осени.

С.Пархоменко: Разница колоссальная между тем, как устроена вакцинация в Москве и остальной территорией РФQТвитнуть

Есть еще группа, состоящая из Бастрыкина, Золотова и представителя президента в Сибирском федеральном округе Меняйло, которые не попали сейчас в этот список, но, по всей видимости, только потому, что они уже были в американском списке людей, которые находятся под санкциями, ранее обнародованными и тоже связанными с Навальный.

Так что здесь наметился консенсус между американскими и европейскими политиками, которые разрабатывают санкции.

Теперь мы ждем следующего шага и следующего круга этих санкций. И здесь, по всей видимости, речь уже пойдет о том, О чем, непосредственно говорил Алексей Навальный и его коллеги, когда они общались с чиновниками Евросоюза, когда они говорили о том, что санкции должны быть направлены, прежде всего, на «кошельки» Путина, то есть на тех людей, которые обеспечивают финансовое благополучие его режима. Эти санкции были отложены, прежде всего потому, что люди, которые задумываются об этом, которые формулируют эти санкционные требования, они понимают, что необходимо это делать аккуратно, чтобы эти санкции не были опрокинуты судами. Потому что существует значительная практика, значительный опыт разных ситуаций, когда суды, прежде всего, европейские, сравнивая эти санкции с действующим европейским законодательством некоторых европейских стран, отменяло их.

В США, кстати, тоже такое было. Мы помним, как Олег Дерипаска достаточно успешно вытаскивал из-под санкций самого себя и свои предприятия, потом отчасти это было возвращено назад. Но это важно, что сегодня политики задумываются глубоко над тем, какова будет реакция судов в этих странах.

Я надеюсь, что это приведет к тому, что система коррумпирования европейских судей, прокуроров и разного рода структур, связанных с соблюдением закона тоже будет должны образом оценена, и коррумпирование их со стороны России будет должны образом оценено и будут предприняты какие-то шаги, чтобы это ограничить.

Я хочу напомнить вам те публикации, которые были еще летом и осень минувшего года о том, как простым, лобовым и, в общем, веселым образом Российская Федерация коррумпировала, например, Швейцарскую прокуратуру. Советую вам погуглить эти публикации. Просто наберите в Гугле: «Швейцария, прокуроры, охота», например — вот такой набор из трех слов. И вам выдадут прекраснейшие публикации о том, как для швейцарских прокуроров была устроена целая туристическая индустрия. Их катают сюда на охоту, катают по борделям, устраивают для них самые удивительные, самые экзотические развлечения. И добиваются того, что они отменяют разного рода санкционные ограничения, снимают ограничения на использование личных счетов для людей, которые попадают под санкции по самому разному поводу, например, по поводу по закону о «списке Магнитского» оказываются под разными ограничениями и рестрикциями. Оказывается, что при правильно организованной охоте или похода к проституткам можно эти проблемы решить и их решают.

Мне кажется, что пришло время, когда вопрос о санкциях против России должен будет рассматриваться в комплексе со всей этой историей с коррумпированием разного рода прокуроров, судей, тюремщиков, полицейских, финансовых властей и так далее.

Приходится довольно много спорить по этому поводу с людьми, которые говорят: «Слушайте, никогда такого не было. Ведь у нас есть опыт, — говорят они, — Всегда это работало, всегда работали эти простейшие способы коррумпирования европейских чиновников и, оказывается, что это сильнее, чем какие бы то ни было принципы. Власть денег безгранична. Власть огромных денег безгранична уж тем более. И если удается покупать Олимпиады, чемпионаты мира по футболу, то уж это как-нибудь тоже купят».

И, действительно, люди, которые управляют сегодня Россией, это люди, которые религиозным образом буквально верят во всесилие денег. И практика последних лет, а, может быть, десятилетий, она в значительной мере укрепило их в этой вере. И вот сегодня мы часто слышим, что говорят: «Каких только не было в мире диктаторов — и африканских и китайских, и южно-американских, и советских диктаторов, — и как-то мировое сообщество мирилось с тем, что существуют и Сталин, и Брежнев и Хрущев, и что существует Мало Цзэдун и Ким Чен Ын, что существуют все на свете Стресснеры и Пиночеты, и вобщем, ничего страшного, никакими особенными санкциями никто их никогда не мучил».

Мне кажется, что мир меняется. Может быть, это звучит в какой-то мере прекраснодушно, но, мне кажется, мы наблюдаем с вами очень мощные изменения в мире. Над ними иногда, особенно в России принято смеяться и говорит: «Ну вот там феминистки побеждают или всякие Black Lives Matter и борцы за расовое равноправие, за национальное равноправие и прочие, и вот — ха-ха! — «новая этика» и всякое такое». Но, видите, тоже на протяжении десятилетий, веков всё это оставалось безуспешными попытками борьбы за чьи-то права, за права каких-то меньшинств, за какие-то ущемленные гарантии гражданских возможностей. И казалось, что все это вещь совершенно бессмысленная и наивная, что это бросаться на ветряные мельницы и биться головой о стену.

И вдруг обстоятельства складываются так, что всё это становится возможным. И мир впервые в своей истории переживает огромные сложные процессы, иногда ужасно болезненные, иногда с какими-то уродливыми перегибам и перехлестами, переходами. И мы видим, как вся эта борьба за политкорректность поражает людей, которые, может быть, и не до такой степени виновны, чтобы их карать таким страшным образом: выгонять замечательных актеров из замечательных сериалов или удалять из проката фильмы каких-то прекраснейших режиссеров в очках, вечно снимающих кино про интеллигентов, мятущихся в Нью-Йорке. Вроде так и не надо.

Но для меня это в целом некоторый пример того, что в меняющемся мире становятся возможны вещи, на которые раньше не могли рассчитывать. Да, на протяжении веков никакие санкции особенно не работали и никакого политика нельзя было за шиворот остановить на пути к его стремлению к вечной власти. абсолютной власти, к его праву убивать своих соперников и избавляться любыми способами от тех, кого они считают для своей власти угрозой. Но постепенно что-то сдвигается и, может быть, мы вами увидим другие санкции и другой эффект от этих санкций в этом меняющемся мире

Это была программа «Суть событий». Я Сергей Пархоменко. Я надеюсь, что мы встретимся с вами как ни в чем ни бывало в следующую пятницу. Посмотрим, как будут развиваться все эти санкционные обстоятельства, а они развиваются день за днем. Может быть, нам уже будет снова, что обсудить по этому поводу ровно через неделю

Всего хорошего. До свидания!

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему росгвардия 9 часов не могла захватить одного стрелка в Мытищах?

Всего проголосовало
18 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года