Главная страница Экономика Как мы приостановили незаконную вырубку леса в Дальнереченском районе…

Как мы приостановили незаконную вырубку леса в Дальнереченском районе…

17.04.2013
Наталья ФОНИНА. Фото: http://lrtnews.ru

фото

Публикации о незаконной вырубке леса в Дальнереченском районе тоже возымели свое действие. Прежде чем добиться итога, мне, как автору публикаций, пришлось побывать в кутузке Дальнереченского ОВД, проехать по районным селам, встретиться с сотнями людей, инициировать проверки и активное обсуждение общественности, претерпеть угрозы и обещания расправиться.

Все началось с посещения одного из лесных поселков, в окрестностях которого виднелись следы варварского уничтожения леса, в том числе кедра: повсюду валялись не убранные самовольными рубщиками бревна, которые гнили в лесу, в то время как население нуждалось в дровах.

Побывав на одной из пилорам, я решила спросить об объеме конфискованной древесины у начальника криминальной полиции Олега Анатольевича Хана (после публикаций о лесной контрабанде его попросили уйти с должности). Но на момент моего посещения местного отделения полиции Олег Анатольевич занимал этот ответственный пост и, видимо, считал себя культовой личностью.

После моего вопроса об объемах конфискованной древесины он расвирепел, выкрикивая, что, дескать, не обязан отчитываться перед журналистами, и я якобы еще не знаю, с кем имею дело. Я спокойно ответила, что он может не отвечать на мои вопросы, я просто укажу в публикации, что на мои вопросы начальник криминальной полиции отвечать отказался.

Но такая постановка вопроса обозлила его еще больше. Вне себя от ярости он кричал, что ему никто не смеет задавать подобные вопросы, и после этого вызвал полицейских из дежурной части, чтобы задержать меня. Я протестовала, требуя объяснить основания моего ареста.

Но Олег Анатольевич Хан приказал своим подчиненным установить мою личность (хотя у меня имелся при себе паспорт) и провести принудительное дактилоскопирование. Проходить дактилоскопирование я категорически отказалась, полицейские из дежурной части не настаивали, неохотно исполняя приказания своего начальника. Очевидно, они больше, чем их начальник понимали, что нарушают закон, препятствуют журналистской деятельности.

Но их начальник не унимался. Чуть ли не с пеной у рта он командовал в телефонную трубку. Поскольку он говорил на повышенных тонах, то я все отчетливо слышала. Он обязывал своих подчиненных искать на меня компромат: «Что хотите, делайте, но найдите». Полицейские отпустили меня из дежурной части, поскольку понимали всю нелепость ситуации, в это время решать вопрос о незаконности моего задержания пришел редактор одной из местных газет.

История моего задержания легла в основу нескольких публикаций. И у начальника криминальной полиции, очевидно, возникли из-за этого большие проблемы. Именно история моего задержания в отделении полиции города Дальнереченска и Дальнереченского района побудила меня продолжить журналистское расследование по теме бесконтрольной вырубки тайги в Дальнереченском районе. Так началось мое путешествие по районным селам, которые, по сути, являлись лесными поселками. В этих лесных поселках располагались пилорамы, на которых перерабатывают лес. С пилорам, по словам местных жителей, вывозили левый лес, переработанный в пиломатериалы. Местные жители рассказывали о других персонах, которые когда-то во всех левых лесных интригах принимали активное участие. Но, сделав состояние на лесе, по словам местных жителей, эти бандиты двинулись во власть.

После первой публикации о «черных лесорубах» Дальнереченского района в редакцию пришло письмо о схеме воровства леса, налаженную одним из крупных предпринимателей Д. С ним мы беседовали по телефону, поскольку от встречи он отказался. Он оказался немногословным. Его компаньон, как следовало из письма, начальник криминальной полиции Олег Анатольевич Хан на мои вопросы «ответил», когда задержал в отделении полиции.

Журналистское расследование по поводу бесконтрольной варварской вырубки тайги развивалось непредсказуемо быстро – полученную мною информацию пополняли новые подробности и сюжеты из жизни лесных сел.

Неожиданный звонок в редакцию из Малиновского поселения потряс меня – звонившие говорили о том, что устроят акцию протеста. Они обещали поджечь себя и свои трактора, потому что их лишили возможности законным образом зарабатывать на хлеб, вытеснили с территории, которая давно поделена между лесными ворами.

Я обратилась к коллегам и руководителю экологической организации «БРОК» с просьбой предпринять рейд в Дальнереченский район во избежание самоубийства. Совместно с журналистом Анной Селезневой и А.В. Лебедевым мы выехали в лесные села Дальнереченского района. Нас сопровождали фотографы и видео-оператор. Сюжеты о воровстве леса были выложены на сайте «АВ», в газете появились публикации.

Поскольку обстановка с воровством леса в Дальнереченском районе была накалена до предела, публикации выходили критичными. Они, видимо, будто лезвием, «резали» тех, кому мы помешали осуществить воровские аферы. На мой телефон звонили с угрозами, нашу машину, которая в очередной раз отправлялась в район, сопровождали на крутых машинах, давая понять, что в публикациях не нужно быть настолько откровенной и многословной.

Но появлялись новые факты, происходили новые события и публикации продолжались.

Подливала масла в огонь газета «Криминальное Приморье», вышедшая накануне выборов малым тиражом. В ней писали о тех же событиях и людях, о которых в ходе моего расследования узнала и я.

Резонанс был огромный. Обращения местных граждан и публикации достигли Москвы. Однажды на мой мобильный позвонил представитель Следственного комитета из Москвы и, представившись, попросил прийти для беседы в прокуратуру Приморского края.

При встрече он заявил, что наши послания о воровстве леса в Дальнереченском районе вызвали резонанс не только в регионе, но и в верхушке власти. По его словам, по распоряжению президента Медведева его отправили в Приморье для проведения проверки. Очевидцы рассказывали, что проверка нагрянула молниеносно и внезапно. Лопатили уголовные дела по незаконной вырубке тайги и, в итоге, в поле зрения попали десятки дел, которые, по мнению проверяющих, положили под сукно.

Ну а со мной, как с зачинщицей всей этой нетривиальной истории, разговор завязался иной. Проверяющий сказал, что виновники, которых я критиковала в своих публикациях, будут наказаны и сразу же перешел в наступление: последовала психологическая «атака».

Проверяющий без предисловий, заявил мне, что я автор газеты «Криминальное Приморье» и инициатор скандала. Никакого отношения к газете «Криминальное Приморье» я не имела, что, впрочем, и сказала господину из Следственного комитета города Москвы. Я понимала, к чему клонит господин проверяющий, поскольку газета «Криминальное Приморье» являлась однодневкой, полагаю, мне могла грозить уголовная ответственность. Несмотря на настойчивые просьбы признаться в авторстве, я наотрез отказалась присваивать чужие «заслуги».

Мы расстались с господином проверяющим из Москвы. А потом мне на мобильный вновь позвонили и сообщили о том, что героев моих публикаций подвергают, мягко говоря, репрессиям. Откуда стали известны имена героев публикаций (в статьях я не называла их открыто), не знаю. Говорили, что начальник криминальной милиции О.А. Хан и его сподвижники оказывают на людей давление. Я моментально позвонила господину из Москвы и сказала, что иметь дело с ним и встречаться в дальнейшем не собираюсь, потому что вместо того, чтобы разрешить проблемы в районе, людям, не побоявшимся говорить правду, устроили разборки все те же известные в районе люди в лице Олега Анатольевича Хана. Господин проверяющий был удивлен моей обеспокоенности и нервности. В ответ на подобное мое заявление он ответил, что Олег Анатольевич Хан для него просто никто. При этом мой собеседник пообещал, что моего оппонента в лице Олега Анатольевича Хана в здании полиции Дальнереченска и Дальнереченского района я больше не увижу. Олега Анатольевича Хана, действительно, через некоторое время попросили оставить должность начальника криминальной полиции, вот только в связи с достижением предельного возраста.

После отбытия проверяющих господин Олег Анатольевич Хан еще несколько месяцев работал начальником криминальной полиции и наконец-то решился мне дать интервью. Его попытки договориться со мною о публикации положительного характера оказались провальными. После интервью с Олегом Анатольевичем в свет вышла следующая разгромная статья под названием «Лесная братва». Возмущению полицейского, говорят, не было предела.

Так что, Олег Анатольевич был обречен на бесславный уход с должности полицейского.

В завершение в администрации Дальнереченского района мы организовали круглый стол на тему «Как остановить бесконтрольную вырубку тайги». Принять участие в работе круглого стола пригласили охранные предприятия, лесничество, местных предпринимателей, занимающихся переработкой леса и, конечно, прессу.

Считаю, что мои усилия – публикации, выезды в район, угрозы и откровенно противостояние – не были бесплодными.

Вот только поговаривают, что крупные воры леса орудуют в Красноармейском районе. Наверное, придется опять отправиться в рейд…

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Какое значение для России имеет 19 съезд партии «Единая Россия»?

1. Едросы повернулись к народу. Только не уточнили, каким местом...
2. На съезд пришел Владимир Путин и сказал судьбоносные слова: терзать и трясти чиновников-едросов.
3. Партия «Единая Россия» ведет Россию прежним курсом.
4. На 20-м съезде «ЕР» должны разоблачить культ личности (если найдется личность).
5. Партия «Единая Россия» очень хочет победить на грядущих выборах, значит, ещё усилятся репрессии.
6. Весь этот съезд: пи... пи... пи...
7. А что можно ждать России от политического трупа?
 

Всего проголосовало
19 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года