Главная страница ЖКХ Вместо квартиры обещали могилу?

Вместо квартиры обещали могилу?

04.02.2015
Наталья ФОНИНА.

фото

Рейдеры отнимают квартиры, власть молчит

В нынешнее время рынок жилья все чаще становится пространством для афер. Два года назад Уполномоченный по правам человека Музыкантский докладывал мэру города Москвы о том, что тысячи добропорядочных людей, пострадавших от квартирного мошенничества, не добившись правосудного решения в России, обратились в Европейский суд по Правам человека, который, в итоге, признал их права нарушенными.

Эти попавшие в западню люди, столкнувшиеся с обманом и бездействием следственных органов, прокуратур и судов России, раньше и представить себе не могли, что спрут квартирного рейдерства работает так отлажено, а те, кто должен стоять на стороне закона, легко могут продаться и стать пешками в игре аферистов.

Одной из пострадавших от квартирного рейдерства оказалась Гаянэ Амрахова. Самое страшное, когда тебя предают близкие люди. Так случилось с Гаянэ – ее бывший муж со своей сестрой выставили ее из квартиры на улицу вместе с дочерью. При этом правоохранительные органы будто не замечали заявлений молодой женщины в полицию, и возбуждать уголовное дело по факту фабрикации документов и мошенничества не торопились. Правосудие, по большей части, оказавшееся басманным, не приняло никаких доводов и даже показаний свидетелей о фабрикации документов, представленных в суд.

Самое страшное - предательство

– В последние годы у нас с мужем были сложные отношения, - рассказывает Гаянэ, - он периодически уходил в запои, избивал и унижал меня.

Однажды он попросил у меня в долг деньги якобы на раскрутку бизнеса. Подобные прецеденты случались и раньше: как-то взяв у меня в долг крупную сумму, в самый критический момент, когда мне необходимо было ехать на похороны к отцу, он заявил, что денег нет и никаких долгов между мужем и женой быть не может.

Естественно, к его очередной просьбе одолжить крупную сумму я отнеслась с большим сомнением, тем более, что денег на руках у меня не оказалось и их нужно было занять. Увидев мое смятение, он предложил оформить сделку купли-продажи квартиры. На случай, если он не возвратит долг, мы должны были обменять наше жилье на квартиру с меньшей площадью и погасить долг. И я, поверив ему, заняла деньги.

Вскоре при обследовании мне поставили диагноз, что я больна онкологической болезнью. Давали знать о себе прежние побои мужа. И вот когда я ощущала, что одной ногой стою на земле, а другой – в могиле, мой муж с удвоенной силой возобновил оскорбления, говорил, что мое место на кладбище.

Потом начались частые звонки по телефону сестры мужа. И вскоре у моего мужа появилась другая женщина. Я поняла, что нам необходимо развестись, чтобы прекратить бесконечные побои и унижения, ведь все происходило на глазах у моей дочери, которая на тот момент была несовершеннолетней.

Но Виктор не оставил Гаянэ в покое. Рассказывает сестра Гаянэ Гюля:

– Я понимала, что происходит что-то неладное, и приехала спасать сестру. После операции она находилась в тяжелом состоянии. Поскольку я долгие годы проработала медиком, то посчитала, что должна быть рядом. Увидев, в каком эмоциональном напряжении и в состоянии непрекращающегося стресса живет моя сестра, я ужаснулась. С одной стороны – оскорбления мужа, с другой – звонки его сестры, которая обещала ему помочь разобраться с бывшей женой.

Весной 2010 года бывший муж Гаянэ Виктор обратился в Люберецкий суд Московской области с иском. Он требовал признать сделку купли-продажи квартиры, заключенную с его бывшей женой Гаянэ Амраховой, недействительной и признать за ним право собственности на квартиру. Как он писал в исковом заявлении, по причине того, что он страдает алкоголизмом и с 2002 года состоит на учете в наркологическом диспансере, на момент заключения договора купли-продажи – 4 августа 2006 года – он якобы находился в таком состоянии, что не мог отдавать отчета своим действиям.

– Мы пришли в судебный процесс, - говорит Гаянэ Амрахова, - а его представитель принялся кричать, что Виктор – больной человек, что необходимо назначать психиатрическую экспертизу.

Почему нотариус, оформлявший сделку, не видел, что у Виктора тряслись руки, что он пребывал в состоянии глубокого алкогольного опьянения и на момент совершения сделки якобы ничего не понимал? И как объяснить то обстоятельство, что как раз в это время он получал право на вождение автотранспортом категории Б, и в итоге, оказался годным к управлению автотранспортом всех категорий? Каким образом при его невменяемости он прошел медицинскую комиссию?

Нотариус, оформлявший сделку купли-продажи квартиры, 40 минут беседовал с ним для того, чтобы выяснить, не является ли для него сделка кабальной. Но дальше – больше. На момент заключения договора купли-продажи он устроился работать личным водителем в солидную фирму. Кто возьмет на работу пропойцу, не отдающего отчет своим действиям?

Чуть позже при ознакомлении с материалами дела, мы обнаружили две странные справки – о проведении противоалкогольного лечения в наркологической больнице №17 и в медицинской клинике «Гиппократ». Справки были подтасованы по датам таким образом, чтобы создать иллюзию, что якобы Виктор на момент заключения сделки находился в беспробудном запое.

Но мы-то знаем, когда и в каких медицинских учреждениях находился Виктор, ведь я сама лично носила ему передачи. В наркологической больнице №17 и в клинике «Гиппократ» он никогда не проходил лечение.

Сфабрикованные документы в суде

В ходе исследования эксперт пришел к выводу, что Виктор был невменяем, сославшись на вышеуказанные справки. Но вся версия о беспробудном запое и не контролируемости действий рассыпалась как карточный домик, едва из данных медицинских заведений пришел ответ на запрос. Оказалось, что врач Т., в клинике «Гиппократ» никогда не работал, и Виктор в наркологической больнице № 17 и в клинике «Гиппократ» не лечился.

– Мы сами побывали в Гиппократе, - говорит Гюля Амрахова, - врач Т. работал в другой больнице и очень удивился, когда увидел справку якобы подписанную им. При нас он принялся судорожно звонить всем, кто работал когда-либо в Гиппократе. Он отрицал свое участие в составлении этого документа, но дать письменные показания в суд отказался, хотя его начальство не оказывало в этом никаких препятствий.

На судебный запрос пришел ответ, что Виктор якобы лечился анонимно под фамилией Иванов. Но мы видели этот журнал анонимных больных. Фамилия Иванов стоит в конце странице, не по списку и не по графику лечения, похоже, что это приписка, сделанная кем-то… Наш представитель ходатайствовала о повторной психиатрической экспертизе, просила исключить данные липовых справок, которые имелись в деле. Но сторона истца отказалась от повторной экспертизы.

Люберецкий городской суд Московской области отказал Виктору в признании сделки купли-продажи квартиры недействительной. Но в последующей инстанции было отменено решение первой инстанции и отправлено дело на новое рассмотрение. В последующем суд принял решение не в пользу Гаянэ Амраховой.

Виктор продал квартиру своей сестре Синициной, которая подарила дочери, а дочь в свою очередь продала жилье некоей гражданке К., которую никто никогда не видел. В квартире проживали квартиранты, Гаянэ постоянно угрожали, а она по сей день оббивает пороги Следственного комитета, прокуратур в поисках справедливости.

Неоднократно она выходила с акциями протеста, причем не только в свою защиту. Дойдя до крайней точки отчаяния, она приковала себя цепями к металлическому забору на Красной площади, чтобы президент РФ Путин, который ежедневно проезжает по этой территории, обратил на нее внимание.

Фальсификации для следователей малозначительны?

Причин для возбуждения уголовного дела, полагаю, появилось очень много. Женщина Светлана, с которой проживал Виктор после развода с Гаянэ, вскоре оказалась «у разбитого корыта». По ее словам, Виктор Виктор развел ее на деньги для приобретения автомобиля, а потом кинул.

В одном из судебных процессов Светлана в своих показаниях говорила, как Виктор и его сестра договаривались с экспертами и делали липовые справки. Она даже продиктовали номер А., некогда работавшей в клинике «Гиппократ», с которой связывался Виктор, чтобы добыть пустые бланки-памятки с печатью врача Т.

– Виктор заверил А., что эти документы никем проверяться не будут, а она в свою очередь сказала, что эта фирма «Гиппократ» уже не работает, - говорит Светлана. - Пустые бланки-памятки из наркологической больницы № 17 и клиники «Гиппократ» были переданы адвокату, чтобы он указал нужные даты и представил в суд.

А когда 14 мая 2010 года в судебном заседании адвокат ответчика Амраховой представил в суд ответ на запрос из ООО «Гиппократ» о том, что такая справка на имя Виктора не выдавалась и такой врач у них не работает, адвокат Виктора возмутился такой оплошностью с нашей стороны и потребовал найти А., чтобы она исправила ситуацию.

Когда А. вышла на связь, я перед ней сильно извинялась, что мы доставили неприятности на ее работе. Она нам подсказала, что можно получить документы, что он лечился под другой фамилией.

Задолго до назначения судом экспертизы мы побывали в Московском областном центре на улице 8 марта. Я находилась в коридоре, а адвокат с Виктором вышли из кабинета с номером телефона человека, который положительно решит вопрос по экспертизе. Виктор сказал, что его сестра заплатила 100 000 рублей за производство по этой экспертизе.

После наших долгих хождений по инстанциям 21 декабря 2012 года следователь по особо важным делам Данилов П.С. возбудил уголовное дело по факту фальсификации документов – справок-памяток, представленных Виктором в Люберецкий суд Московской области.

– Мы думали, что наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки, - говорит Гаянэ Амрахова, - но видимо, порядочных следователей и судей – единицы. Уголовное преследование очень быстро прекратили. И мы до сих пор добиваемся эффективного расследования.

В одном из кабинетов следственных органов нам сказали, что они не собираются возбуждать уголовное дело «на сухую», просто так. Я сначала не поняла их высказывания, а потом подумала, что следователь, очевидно, просит меня о взятке.

Сам факт представления поддельных документов в суд учавствующими в деле лицами является основанием для привлечения уголовной ответственности по статье 303 УК РФ. Однако, следователь Шевченко Д.В. прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления, в силу якобы малозначительности влияния.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Власть составляет списки недружественных стран. А кто тогда наши лучшие друзья?

Всего проголосовало
7 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года