Главная страница Защита прав Свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова – о небрежности и неоправданной жестокости силовиков

Свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова – о небрежности и неоправданной жестокости силовиков

13.02.2021
Татьяна Дрогаева "Ъ-Урал"

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

В своем ежегодном докладе о работе аппарата уполномоченного по правам человека Свердловской области (есть в распоряжении “Ъ-Урал”) Татьяна Мерзлякова выделила главу под названием «Сбой системы». Она посвящена обращениям, в которых «видна неприкрытая обида на сотрудников полиции, разочарование в их действиях и принимаемых решениях». В таких обращениях не просто просьба о содействии, а крик о помощи, отмечает омбудсмен в докладе. В них сообщается, как о чрезмерном равнодушии силовиков к проблемам граждан, так и о невероятном рвении в проведении оперативных мероприятий.

«Гибель человека, в которой виноваты силовики, должна быть расследована с особой тщательностью»

В качестве примера, который всколыхнул общественность Екатеринбурга в 2020 году, Татьяна Мерзлякова привела историю убийства бойцами СОБРа 27-летнего Владимира Таушанкова. Напомним, спецоперация по его задержанию прошла вечером 31 мая 2020 года на ЖБИ (спальный район Екатеринбурга). Молодой человек якобы украл четыре рулона обоев на 8 тыс. руб. из магазина и побежал к себе домой. Попытки сразу его задержать не увенчались успехом, он скрылся у себя в квартире. Сотрудники полиции вызвали на помощь отца молодого человека, он приехал и закрылся с сыном в квартире. Спустя несколько часов бойцы СОБРа начали штурм, в ходе которого Владимир Таушанков был убит. Как поясняли в Росгвардии, молодой человек вел себя агрессивно — угрожал ножом персоналу магазина, а в квартире оказал вооруженное сопротивление сотрудникам СОБРа.

Зачем для задержания привлекли Росгвардию, зачем нужно было осаждать, а затем штурмовать квартиру человека, который обвинялся в краже обоев и вступил в конфликт с одним из посетителей? Имя и адрес предполагаемого преступника известны, его родители откликнулись на зов представителей полиции и приехали, чтобы помочь сыну. Но в результате парень погиб на глазах отца и матери»,— говорится в докладе омбудсмена.

Она напомнила, что пресс-служба ГУ МВД России по Свердловской области не отвечала на вопросы журналистов по поводу случившегося, а спустя два дня Росгвардия распространила комментарий, каждый тезис которого был опровергнут журналистами. С тех пор силовые ведомства ушли в глухую оборону, отмечается в докладе госпожи Мерзляковой.

В докладе она рассказала, что журналисты выяснили, что молодой человек (вопреки заявлению Росгвардии) не был судим, не употреблял наркотики, в него стреляли через дверь. Стрелявшие не могли видеть, есть ли у него в руках оружие, даже винтовка для страйкбола хранилась в квартире в упаковке. «Отец погибшего, проведший с ним последние часы наедине, не просил о помощи и был крайне удивлен начавшимся штурмом во имя его спасения. Прямо перед началом штурма мать привезла вторые ключи, дверь можно было просто открыть. Видео из магазина, который якобы ограбил убитый, почему-то нет, а то, что представлено, не вызывает сомнений в адекватности пострадавшего парня — он ответил на грубое нападение»,— отметила Татьяна Мерзлякова.

Позже, продолжает омбудсмен, выяснилось, что обыск квартиры, который полицейские провели сразу после штурма, Кировский районный суд признал неправомерным. Но СКР по Свердловской области отказался возбуждать уголовное дело по факту гибели молодого человека и проверять действия силовиков, проводивших штурм. Обжаловать данный отказ в судебном порядке не удалось.

«Это был как раз тот случай, когда представители силовых органов должны, обязаны были терпеливо объяснить свои действия. Чтобы успокоить общественность. Чтобы подобные трагедии не случились вновь. Чтобы простые люди поняли, какие действия и при каких обстоятельствах допустимы со стороны представителей силовых органов. Но диалог не состоялся»,— констатирует омбудсмен.

Она подчеркнула, что перед родителями убитого молодого человека никто не извинился. На вопросы, возникающие у журналистов и жителей города, ответов тоже нет.

Неубедительные обоснования необходимости штурма выглядят еще более нелепо после того, как в том же районе Екатеринбурга спустя четыре месяца погибла заложница. Ей действительно нужна была помощь, но вскрыть дверь квартиры сотрудники полиции не решились, хотя дважды приезжали на вызов»,— сообщает в докладе омбудсмен.

Она уверена, что гибель человека, в которой «прямо или косвенно виноваты силовики, должна быть расследована с особой тщательностью». «Иначе у всех, кто следил за историей, останется ощущение опасности, а вина будет вольно или невольно возложена людьми на всех силовиков… Не прозвучали позиции руководителя ГУВД, Росгвардии. И совсем непонятно молчание прокурора. И это стало главной проблемой – отсутствие диалога, неуважение мнения обычных жителей, нежелание понять, почему город объединился против силовой операции. Еще есть возможность объяснить, сделать прозрачной эту трагедию»,— отметила Татьяна Мерзлякова в докладе.

«Полиция выносит отказные постановления вновь и вновь»

В своем докладе госпожа Мерзлякова привела еще несколько примеров из обращений граждан, которые ей поступают. Они, как указывает омбудсмен, также характеризуют систему. Почти все они касаются необоснованных отказов в возбуждении уголовных дел. 

Так, в аппарат уполномоченного в течение года обратились несколько женщин, пострадавших от домашнего насилия со стороны бывших супругов или сожителей. Они жаловались на отсутствие принимаемых полицией мер, несмотря на неоднократно поданные заявления о совершении противоправных действий.

Решения об отказе позже отменяет прокуратура, однако полиция выносит отказные постановления вновь и вновь, говорится в докладе. Основания для таких постановлений у госпожи Мерзляковой вызывают недоумение.

Например, в докладе приводится выдержка из рапорта участкового отдела полиции № 12 УМВД России по Екатеринбургу, который принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела, на основании следующего: «В ходе проведения проверочных мероприятий П. пояснила, что проживает по вышеуказанному адресу совместно с сыном Р., 22.08.2008 г. р. Ранее П. жила в гражданском браке с Ф., с которым в настоящее время не проживает… В ходе проверки по материалу неоднократно осуществлялся выход по вышеуказанному адресу с целью опроса Ф. по обстоятельствам заявления. На момент выхода по адресу последний дома отсутствовал. Ему оставлялись визитки с номером телефона участкового и просьбой перезвонить по указанному адресу, но на момент окончания сроков проведения проверки Ф. так и не перезвонил».

С какой целью участковый выходил по адресу, где предполагаемый правонарушитель уже не проживает? Неужели надеялся, что нарушитель перезвонит по телефону, указанному в визитке? Такой подход к проведению доследственной проверки можно назвать формальным, но будет точнее — непрофессиональным»,— считает госпожа Мерзлякова.

Крайнее удивление омбудсмена вызвала ситуация, когда в ходе работы с одним из обращений выяснилось, что материал по факту кражи полуприцепа в отделе полиции №13 УМВД по Екатеринбургу был потерян. Заявитель обратился к омбудсмену с жалобой на отсутствие принимаемых полицией мер по заявлению о краже, но начальник УМВД по Екатеринбургу сообщил, что материал проверки в отделе полиции отсутствует. В итоге руководством УМВД в отделы полиции №5 и №13 направлены указания о проведении конкретных оперативно-розыскных мероприятий, необходимых для принятия законного и обоснованного решения, полуприцеп был выставлен в розыск.

В Ирбитском районе после обращения госпожи Мерзляковой прокуратура установила, что постановление о приостановлении предварительного расследования было вынесено незаконно, поэтому отменено прокурором. Однако предварительное расследование так и не было восстановлено. В связи с этим в адрес начальника МО МВД «Ирбитский» прокурором было внесено представление о незамедлительном устранении выявленных нарушений. Производство по уголовному делу было возобновлено, виновное должностное лицо привлечено к дисциплинарной ответственности.

К сожалению, уполномоченному поступило пугающее множество сигналов населения о непонимании полицией проблем граждан, права которых она должна защищать, о нежелании принимать меры по восстановлению нарушенных прав»,— сообщается в докладе.

«Действия полиции не находят оправданий»

Поступали Татьяне Мерзляковой и обращения о случаях необъяснимого рвения сотрудников полиции в проведении тех или иных оперативных мероприятий. Так, одно из них содержит рассказ о том, как полицейские при проведении в офисе компании осмотра места происшествия применили физическую силу к одному из сотрудников, поинтересовавшемуся основаниями для производства следственного действия. Они скрутили ему руки и уложили на пол. В результате гражданину пришлось обратиться за медицинской помощью.

Сотрудник полиции в свою очередь подал рапорт о применении к нему физической силы со стороны офисного работника. «Уголовное дело возбуждено следственным отделом СК в отношении сотрудника офиса, якобы применившего физическую силу к полицейскому. Свидетелями обвинения являются иные сотрудники полиции, явно заинтересованные в исходе дела»,— сообщила госпожа Мерзлякова. Она направила запрос в СКР по Свердловской области с просьбой организовать соответствующую проверку действий полицейских и своих подчиненных.

Другой пример «изобретательности» сотрудников полиции отражен в обращении Т., находящегося под следствием, продолжает свой доклад Татьяна Мерзлякова. В отношении Т. 4 августа судом было принято решение об отсутствии оснований для продления ареста, мера пресечения изменена на домашний арест. Вечером того же дня Т. задержали по административной статье за появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, предусматривающей арест. Впоследствии судом оснований для привлечения Т. к административной ответственности не установлено, человека отпустили.

Очевидно, что подобное поведение полиции связано с обстоятельством изменения меры пресечения, которая была не выгодна полиции, где расследуется данное уголовное дело. Нельзя исключить, что, не успев произвести комплекс следственных действий в рамках расследования уголовного дела, полиция предприняла попытку "закрыть" человека по иным основаниям. Действия полиции не находят оправданий»,— отмечается в докладе.

Как подчеркнула госпожа Мерзлякова, приведенные примеры бездействия полиции, как и избыточных активных ее действий, описанные в обращениях заявителей, рождают вопросы о причинах и условиях этому способствующих. «С чем мы имеем дело: нежеланием исполнять возложенные на сотрудников полиции обязанности без дополнительного стимулирования или непрофессионализмом? Удастся ли представлениями прокуратуры и наложением дисциплинарных взысканий решить проблему? Принятие мер по недопущению, предупреждению подобного отношения сотрудников полиции к проблемам и обращениям наших граждан должно зависеть от соответствующих действий и решений руководства органов внутренних дел. А пока — "сбой системы"»,— заключает омбудсмен

Ее доклад заксобрание Свердловской области заслушает на заседании 16 февраля. 

Теги:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что вы ждете более всего от весны 2021 года?

Всего проголосовало
16 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года