Главная страница Защита прав Силовики вне закона

Силовики вне закона

16.12.2020
Лев Пономарев

День прав человека: открытое обращение к Путину

Господин Президент!

Мы, правозащитники, подписавшие это письмо, вынуждены напрямую обратиться к Вам как Гаранту прав человека в связи с тем, что диалог с Вами через регулярные встречи с Советом по правам человека не приводит к решению тех проблем, которые мы ставим, а ситуация с каждым днем только усугубляется.

Речь идет о наиболее серьезных, опасных и зачастую шокирующих нарушениях прав человека в России.

Мы получаем всё больше жалоб на нарушения прав граждан представителями власти: чиновниками, и даже судами, но в первую очередь – силовыми структурами. Силовики не просто злоупотребляют своей властью и остаются безнаказанными, но фактически руководят внутренней политикой страны, и ключевую роль в этом играет Федеральная служба безопасности. Помогая отдельным людям, мы не можем остановить тот вал нарушений, который обрушился на граждан России.

Мы вынуждены констатировать, что наиболее острые из поднятых правозащитниками вопросов не решаются. Грубые нарушения закона и прав человека не устраняются, ответственность за эти нарушения не наступает. Это неизбежно ведет к дальнейшему возрастанию влияния силовых структур, к осознанию ими своей безнаказанности, и разбалансировке всего конституционного механизма разделения властей.

Мы видим, что в России появилась сила, которую уже не могут сдерживать ни суды, ни гражданское общество, и эту ситуацию мы оцениваем как крайне опасную для России и ее граждан.

2018 год отметился двумя крупными делами, возбужденными по инициативе сотрудников ФСБ, и направленными против активных молодых людей. Вопрос о делах «Сети» и «Нового Величия» ставился перед Вами публично, но итоговые результаты просто обескураживают.

Дело «Сети»*

Все фигуранты получили те сроки, которые потребовала прокуратура (от 6 до 18 лет), несмотря на все выявленные и преданные огласке факты грубейших нарушений как на этапе следствия, так и при рассмотрении дела судами.

В открытых судебных заседаниях фигуранты подробно, со всеми деталями рассказали о том, как их пытали, указывая, кто, где и как пытал. О применении пыток и проблемах с их расследованием Вам было доложено на встрече с Советом по правам человека 10 декабря 2018 года председателем Совета. Это вызвало у Вас естественную реакцию:

«...Это абсолютно недопустимо. С этим нужно поработать. Разберемся».

Однако, ознакомившись со «справкой», представленной силовиками, Вы не стали разбираться. Вы получили ложную информацию, которая не только обошла вопрос пыток, но и исходила от обвинения – заведомо заинтересованной стороны.

Но в судебном процессе защитники обвиняемых привели убедительные доказательства фабрикации дела, в том числе, доводы о подбросе оружия. Как выяснилось, на оружии в действительности не было найдено биологических следов фигурантов дела. Вещества не были пригодны для использования в каком-либо взрывном устройстве, и могли применяться в хозяйственных целях. ...В суде, в ходе допроса технического специалиста со стороны ФСБ, выяснилось, что «обнаруженные» файлы «учредительных документов» созданы уже после задержания обвиняемых, а имя создателя файлов совпало с фамилией одного из оперативников ФСБ. Но самое существенное, что пытки, применявшиеся силовиками, не были расследованы.

Итоговое обвинение, вошедшее в приговор, оказалось неконкретным, состоит во многом из абстрактных и голословных утверждений и не содержит упоминания ни реальных террористических актов, ни приготовлений к ним. В лучшем случае, речь идет о «намерениях», то есть фактически, о мыслепреступлении, но убедительных доказательств этих намерений приведено не было.

Фактически, мы столкнулись с ситуацией, когда суд выступает на стороне ФСБ, на стороне обвинения, и игнорирует как прямые предписания закона, так и доводы защиты. Это очень серьезно, поскольку десятки тысяч молодых людей, следивших за этим процессом, уверены в фальсификации результатов следствия и предвзятости суда и возмущены этим. Такие процессы сами по себе разжигают ненависть к власти в целом и силовым структурам в частности, подталкивают молодых людей к радикализму.

Дело «Нового величия»

Вынесен приговор и фигурантам дела «Нового величия», о котором Вам впервые было доложено на том же заседании два года назад. В настоящее время продолжается апелляционное рассмотрение этого дела. Молодые люди, обвиненные в участии в экстремистской организации, получили по приговору первой инстанции до 7 лет тюрьмы.

Вас не убедили слова членов Совета о том, что в сообщество молодых людей, обсуждавших в чате политические вопросы и ситуацию в стране, был внедрен провокатор, сознательно слепивший из этого общения «экстремистскую» организацию, написавший для нее устав, распределивший в ней роли, снимавший для нее помещение, настаивавший на регулярных мероприятиях. Более убедительными для Вас оказались сведения из папки силовиков, которые Вы зачитали на встрече с членами СПЧ уже в 2019 году:

«Я помню, вы обращались ко мне с этим «Новым величием», я просил прокуратуру разобраться, они мне материалы прислали. Что там в этих материалах. У них, по данным прокуратуры, не следственных органов, а прокуратуры, прокуратура у нас, как известно, следствие не ведет, а надзирает за оным сегодня. Значит, «Организация, целью которой является – это у них в документах – свержение действующей власти неконституционным путем с применением насилия. Для этого они проводили сборы, проводили различные мероприятия, готовились к боевым действиям, как они там сами писали в своих документах, готовясь в том числе к проведению терактов в отношении органов власти… Кроме этого, там у них холодное и нарезное оружие, гранаты или пару гранат – это ж серьезные вещи».

Вы фактически публично поддержали позицию обвинения своей репликой. В действительности никаких намеков на реальные насильственные действия, или планирование и приготовления к ним, в суде приведено не было. Более того, сам факт существования устойчивой организации был поставлен в суде под сомнение, поскольку предполагаемые «участники» перестали посещать собрания и обсуждали прекращение всякой активности, что в частности, как ни странно, послужило толчком к их немедленному задержанию: видимо, провокатор понял, что его жертвы соскакивают с крючка.

Решая судьбу молодых людей, осуждая их на 7 лет тюрьмы, суд опирался не на убедительные доказательства, а на показания засекреченного провокатора и внедренных сотрудников, игнорируя показания, данные в защиту обвиняемых, вопреки закрепленной в Конституции презумпции невиновности.

Юристы прекрасно понимают, что между разговорами и реальным преступным умыслом есть существенная разница. За разговоры сажать в тюрьму нельзя. Но сегодня приговорами судов эта разница стирается, и мы имеем ситуацию, при которой любые разговоры и шутки могут стать доказательствами в рамках уголовного преследования.

За процессом по делу «Нового Величия» следили многие тысячи людей по всей стране, и какое у них должно сложиться мнение о власти и правоохранительной системе, после того как в группу молодых людей внедрились несколько действующих сотрудников правоохранительных органов и один провокатор, но ни один из них даже не попытался отговорить молодых людей от необдуманных поступков, предупредить их о грозящей им опасности, а затем каждый дал против них показания в суде?

Свидетели Иеговы*

Это сообщество христиан легально существует в 240 странах и насчитывает более 8 миллионов последователей, в том числе в России — более 150 тысяч. У Свидетелей Иеговы есть некоторые догматические расхождения с основными христианскими конфессиями. Однако, Вы справедливо высказались на встрече с Советом по правам человека в 2018 году:

«...Свидетели Иеговы тоже христиане, за что их преследовать, я тоже не очень понимаю. Поэтому надо просто проанализировать, надо это сделать. Я переговорю с Вячеславом Михайловичем, и попробуем это сделать».

Неудивительно, что Вы не вполне понимаете причины и основания для их преследования. Это совершенно мирные люди. Пацифизм, неприемлемость насилия и запрет брать в руки оружие являются их базовыми религиозными убеждениями. Их организации легально действуют в большинстве развитых стран.

Но вскоре после Вашей встречи с членами Совета впервые в России приговорили к реальному сроку лишения свободы Свидетеля Иеговы, гражданина Дании Денниса Кристенсена в Орле: он получил 6 лет колонии за организацию экстремистского сообщества. Такая угроза нависла над десятками верующих, попавших под следствие и суд.

А в 2020 году мы уже видим обыски в 20 регионах России, проводимые одновременно, 24 ноября в одночасье было возбуждено более 80 уголовных дел против верующих Свидетелей Иеговы. В этой операции задействованы силы Следственного комитета, ФСБ и Росгвардии. Следственный комитет опубликовал видео, на котором видно, как люди в масках ломают дверь и врываются в квартиру, и нам показывают еще не застеленные кровати.

Мы читаем такие строки в обвинительных приговорах:

«Преступный сговор» с целью «изучения и обсуждения религиозного материала на темы об Иегове».

«Совершение богослужений, ознакомление людей со Священным писанием, библейскими учениями, принципами и нормами»

«После принятия Верховным судом решения о запрете деятельности… от своих религиозных взглядов не отказались»

Какой авторитет могут иметь решения судов, содержащие такие обвинения, даже по своей формулировке противоречащие Конституции? Критический характер ситуации очевиден, судебный контроль не работает, в преследовании участвует непосредственно ФСБ (почему?), и единственный вопрос, который возникает: ФСБ планирует посадить всех 150 тысяч Свидетелей Иеговы в России, или только «не отказавшихся от своих религиозных взглядов», проводящих встречи и совместные молитвы, которые являются частью их религиозной традиции?

«Хизб ут-Тахрир»*

Мирным гражданам, не причастным к каким бы то ни было террористическим актам, к их финансированию, подготовке и планированию, дают колоссальные тюремные сроки, до 24 лет строгого режима, на основании их принадлежности к исламской партии Хизб ут-Тахрир, ранее признанной в России террористической организацией.

На встрече с Советом по правам человека в 2019 году этот вопрос ставился, и Вы сказали:

«Эта организация ...запрещена во многих исламских государствах, мусульманских: в Саудовской Аравии, в Египте, в Тунисе, в ряде других стран»

Однако проблема была сформулирована однозначно, и это – проблема критической важности. Люди, не совершавшие и не планировавшие никаких насильственных действий, часто люди продуктивного возраста, в 25-30 лет, получают колоссальные тюремные сроки.

...Речь идет о так называемом «формальном» составе: членстве в запрещенной организации. Как же быть с соразмерностью наказания реальной опасности деяния? Как быть с презумпцией невиновности и самим принципом виновности, в соответствии с которым человек отвечает только за свои действия, а не за чужие?

...Эта партия избрала для себя ненасильственный способ продвижения своих идей.

К идеям можно относиться насторожено, можно их не разделять и даже признавать опасными, но нельзя сажать людей, не совершивших насильственных преступлений, на 10, 20 и более лет тюрьмы. Ни в одной цивилизованной стране мира этого не происходит, включая Германию, которая запретила деятельность «Хизб ут-Тахрир» на своей территории.

С таким же успехом можно признать террористической Коммунистическую партию Российской Федерации, потому что ее предшественники рассчитывали путем осуществления мировой революции установить диктатуру пролетариата и сажать на сроки до 20 лет и более. Очевидно, что государственная политика в сфере профилактики преступлений не может строиться на таких началах, иначе она будет только провоцировать радикализм и разжигать ненависть.

Господин Президент!

Мы перечислили лишь несколько вопиющих случаев нарушения прав человека. Их объединяет несоразмерная жестокость реакции государства и отсутствие независимого судебного контроля за действиями силовых структур. Это те проблемы, которые исключительно важны для страны, а механизмов их разрешения не выработано. Это приводит к нарастанию напряжения и риску дестабилизации ситуации в стране. Как Гарант прав человека, Вы давали клятву на Конституции, и имеете широкие конституционные полномочия и инструменты для того, чтобы поставленные нами проблемы начали решаться.

Мы требуем Вашего вмешательства, и обращаемся к Вам как правозащитники и граждане России, не претендуя на властные полномочия и не продвигая чьих-либо корыстных или политических интересов.

Лев Пономарев, председатель НОО «За права человека»

Валерий Борщев, сопредседатель Московской Хельсинкской Группы

Сергей Кривенко, координатор «Коалиции в поддержку правозащитников»

Борис Альтшулер, Председатель Правления РОО «Право ребенка»

Алексей Симонов, президент Фонда Защиты Гласности

Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское Содействие»

Степан Петров, Якутия, ОО «Якутия-наше мнение»

Марк Куперман, НОО «За права человека», Сахалин

Валерия Приходько, НОО «За права человека», Челябинск

Андрей Рашевский, НОО «За права человека», Воронеж

Сергей Вальков, НОО «За права человека», Иваново

Леонид Крикун, НОО «За права человека», Санкт— Петербург

Татьяна Котляр, НОО «За права человека», Калуга

Текст дан в сокращении.

* деятельность организации запрещена в России

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Власть составляет списки недружественных стран. А кто тогда наши лучшие друзья?

Всего проголосовало
3 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года