Главная страница Защита прав День в суде: дела об условиях в СИЗО

День в суде: дела об условиях в СИЗО

30.09.2020
courtmonitoring.org


Когда:
17.09.2020

17 сентября наши мониторы посетили Колпинский районный суд Санкт-Петербурга, чтобы посмотреть, как судьи рассматривают дела об условиях содержания в следственных изоляторах (СИЗО). На один день было назначено 17 подобных заседаний; публикуем отчет о 9 из них.

Семь заседаний по искам о компенсации за ненадлежащие условия содержания в СИЗО судья Суворова провела за 40 минут. Перед началом слушаний помощница забрала у всех паспорта, у слушателей тоже попросила документы – один из наших наблюдателей предложил записать свои данные со слов или из паспорта, без передачи документа в руки. Когда все вошли в зал, председательствующая спросила, кто присутствует помимо сторон и передали ли слушатели свои документы секретарю. В ответ на предложение записать паспортные данные без передачи документа судья ушла в совещательную комнату, и спустя минут пять в зал вошла представительница службы приставов. Председательствующая, повышая голос, сказала, что еще раз предлагает отдать паспорт секретарю, а «если есть намерение срывать заседание, то пристав удалит нарушителя из суда». После того как секретарь забрала паспорт, заседание началось; сотрудница службы приставов все оставшееся время находилась в зале. Отметим, что представительница прокуратуры находилась в зале заранее, как минимум за 10 минут до начала слушания. Помимо нее в этом деле и последующих участвовали представители СИЗО-1, СИЗО-3, СИЗО-4. СИЗО-4 представляла девушка, чье имя осталось неизвестным, СИЗО-1 и СИЗО-3 – Илья Владимирович.

Дело первое, назначено на 9.40, судья Суворова

В предварительное судебное заседание истец Ризаев не явился, а также отсутствовали заинтересованные лица – из Управления Судебного департамента и ГУ МВД. Представитель СИЗО-1 и СИЗО-3 в одном лице ходатайствовал о приобщении возражений на исковые требования, СИЗО-4 – справки об условиях содержания. Поскольку в иске говорится о перевозке (конвоировании) и содержании в клетке в судебном заседании, представитель СИЗО-1 и СИЗО-3 возражает в удовлетворении исковых требований, так как статья 227 КАС касается только нарушений содержания под стражей, а также по причине пропуска срока подачи иска.

Суд определил считать дело достаточно подготовленным к рассмотрению и назначил заседание на 10 часов 14 октября.

В коридорах суда

В коридорах суда

Дело шестерых, первое назначено на 10.10, судья Суворова

Затем, несмотря на то что по расписанию судья Суворова должна была рассматривать еще три дела перед иском к УФСИН, помощница позвала в зал представителя истца Гулицкого – Дмитрия Валерьевича. Тот уточнил, что он представляет пятерых истцов: Гулицкого, Бережного, Жукова, Игнатенко, Корягина. Истца Чепчина будет представлять Белинская.

Председательствующая спросила, не возражает ли представитель истцов против присутствия слушателей. Тот ответил отрицательно.

Судья спросила у сторон, нужно ли что-то истребовать. Истец ответил, что нужна карточка учета для установления камер, в которых содержался Гулицкий, и предупредил, что у него по всем доверителям уточненные исковые заявления. Суд определил истребовать покамерную карточку и принять уточненный иск.

УФСИН исковые требования не признает, просит приобщить письменный отзыв по первоначальному иску, а также ссылается на пропуск срока.

Заседание назначено на 10.20 14 октября.

По всем остальным истцам также будут запрошены покамерные карточки. Судья спрашивает стороны, не возражают ли они против проведения заседаний в усеченном формате, – никто не возражает, и больше она не разъясняет участникам права и не объявляет об открытии и закрытии заседаний.

Дело Бережного будет рассмотрено в 10.40 14 октября.

Дело Жукова – в 11.00 14 октября.

Игнатенко – в 11.20 14 октября.

Ответчиками по иску Корягина помимо СИЗО Петербурга являются также СИЗО по Пермскому краю, Ярославской области и Москве. Представитель СИЗО-1 и 3 комментирует это неразборчиво, говоря, что он представляет интересы СИЗО только в Петербурге. Судья бросает фразу: «…чтобы все по накатанной…»

Перед закрытием заседания председательствующая просит сторону истца заранее направить сторонам уточненный иск от Чепчина – «чтобы могли по существу начать» в 12 часов 14 октября. Представительница СИЗО-4 приобщает документы в отношении Чепчина, не называя какие. После этого всем выдают повестки, и заседание закрывается.

Дело третье, назначено на 11.30, судья Гусарова

Когда мы вошли в зал сразу за сторонами, было слышно, как судья неразборчиво стыдит представителя СИЗО-1 и 3 (вероятно, он не предоставил какие-то документы): «Так вы можете ответить, содержится он у вас или не содержится, мне так нравится это отношение…»

Одной из претензий истца Денисевича является видеонаблюдение в камере. Примерно в таком же недружелюбном тоне судья спрашивает СИЗО-1-3: «Вы по иску вообще возражаете? В целом или по размеру?» Тот отвечает, что возражает в целом, требования о конвоировании не могут рассматривать в рамках предъявленных исковых требований. Далее поясняет, что конвоирование может осуществляться либо подразделением, находящимся в подчинении УФСИН (в случае передвижения между учреждениями УФСИН), либо конвойным полком МВД в случае доставления в суд.

Судья спрашивает, предоставляли ли СИЗО-1 и 3 данные о датах конвоирования, – представитель «пояснить не может». Суд обязывает предоставить сведения о датах для решения вопроса о привлечении к процессу других лиц. Для обеспечения участия истца в заседании следующее слушание назначается в зале №2, оборудованном ВКС, на 14 часов 8 октября.

Дело четвертое, назначено на 12.00, судья Гусарова

Самое интересное и содержательное заседание – по рассмотрению иска Кудрявцева Алексея Геннадьевича к СИЗО-1 УФСИН России по СПб и ЛО, УФСИН России по СПб и ЛО, ГУ МВД России по СПб и ЛО, Управлению Судебного Департамента в Санкт-Петербурге о присуждении компенсации за нарушение условий содержания под стражей.

Явились административный истец, представитель административных ответчиков СИЗО-1 УФСИН России по СПб и ЛО, УФСИН России по СПб и ЛО, представитель ГУ МВД России по СПб и ЛО.

После разъяснения судом прав истец просит сличить копию документа «относительно времени» с оригиналом.

Ходатайство удовлетворятся, суд сличает представленный оригинал с копией из материалов дела.

Представитель СИЗО-1 и УФСИН полагает, что они не являются надлежащими ответчиками по иску, поскольку Кудрявцев содержался в СИЗО-4, которое является «самостоятельной организацией», вполне себе действующей, самостоятельно отвечающей по обязательствам, в то время как ответчиком по делу заявлено СИЗО-1. СИЗО-1 не обладает никакими сведениями об условиях содержания в СИЗО-4. Он просит приобщить выписку из ЕГРЮЛ в подтверждение своей позиции.

Административный истец оставляет заявленное ходатайство на усмотрение суда, объясняя, что на сайте УФСИН отсутствуют сведения о СИЗО-4. На официальном сайте и других ресурсах указано, что оно перестало существовать. Кроме того, Кудрявцев лично забирал имущество и документы по «лицам, содержащимся в СИЗО-4» в СИЗО-1.

Суд приобщает выписку к материалам дела, предлагает истцу заменить ответчика на СИЗО-4.

Кудрявцев возражает.

Суд разъясняет, что предъявление иска к ненадлежащему ответчику может стать основанием для оставления его без удовлетворения.

– Вы можете направить, куда посчитаете нужным [иск], –  отвечает Кудрявцев. – Меня не интересует решение по данному вопросу. Вы сами знаете, зачем заявлен иск. Принимайте решение, как считаете нужным.

Суд после обсуждения со сторонами привлекает к участию в деле главного распорядителя бюджетных средств и излагает материалы дела.

С 23 января 2017 года в течение 9 месяцев 17 дней Кудрявцев находился под стражей в СИЗО-4 по адресу ул. Академика Лебедева, д.39. В этот период Дзержинским районным судом был рассмотрен материал в порядке ст.135 УПК РФ, на основании ч.2 cт.71 УИК РФ его доставили в ФКУ ИК-5. СИЗО-4 реорганизовано, перестало существовать. В связи с нарушением прав заключенных, в том числе истца, прокуратурой Санкт-Петербурга выносилось представление в отношении СИЗО-4 в указанный период. Кудрявцев ссылается на то, что не было необходимости в его участии в заседаниях Дзержинского районного суда, однако УФСИН ПО СПб и ЛО не обеспечило надлежащее функционирование системы видеоконференцсвязи ФКУ ИК-5, где он находился в момент на начало 2017 года. Из-за отсутствия ВКС был переведен в более худшие условия СИЗО. Истец обращает внимание на то, что в соответствии со ст.72 УК РФ один день содержания в СИЗО засчитывается за полтора дня содержания в ИК.

О содержании в конвойном помещении Дзержинского районного суда

В Дзержинском суде его постоянно избивали конвойные полицейские. Конвойное помещение Дзержинского суда, где истец содержался по доставлении в суд, не было оборудовано камерами видеонаблюдения, что позволяло конвойным полицейским беспрепятственно избивать заключенных. Конвойные заставляли доставленных в суд заключенных, в том числе истца, раздеваться догола якобы для производства досмотра. Особенно такой досмотр практиковался в отношении несовершеннолетних подсудимых. В нарушение ст.33 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» несовершеннолетние размещались в одной камере со взрослыми. При этом при доставлении в суд процедура полного обыска не предусмотрена. Обыск может проводиться в СИЗО в соответствии со ст.23, ст.26 Правил внутреннего распорядка СИЗО. При обыске в конвойном помещении также присутствовали полицейские женского пола, что унижало достоинство Кудрявцева. Когда он отказывался раздеваться, конвойные полицейские принимались его избивать. Телесные повреждения фиксировались в СИЗО. Для подтверждения данных обстоятельств Кудрявцев просит опросить свидетелей Парамонова, Суенова и т.д. В связи с данными обстоятельствами полагает необходимым привлечь в качестве соответчика ГУ МВД по СПб и ЛО и Управление Судебного департамента по СПб.

О содержании в СИЗО-4

Администрация СИЗО-4 не обеспечила установленных законом норм содержания под стражей. Содержался в нескольких камерах на 3-м этаже. Был привлечен к участию в судебном заседании в порядке ч.2 77.1 УИК РФ, хотя должен был содержаться в СИЗО в установленном законом порядке.

В камере 145 содержался около 2 недель, площадь составляла около 22 квадратных метров, на два яруса 10 спальных мест. Нарушалась установленная ст.23 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» норма санитарной площади на человека в камере. В камере 145 было два окна размером 50 на 60 см. Окна были закрыты решетками из тонких стальных прутьев, снаружи и изнутри, которые почти не пропускают дневной свет, читать и писать без электрического света было невозможно. Туалет не был отделен от остальной площади камеры, завешивался простынями, которые сотрудники администрации требовали снимать, что лишало возможности пользоваться туалетом наедине. Горячая вода в камере отсутствовала, сантехника находилась в аварийном состоянии. Достаточное число мест для сиденья в камере по числу заключенных отсутствовало, стол со скамейкой для трех человек располагался рядом с дверью и в полутора метрах от санузла, поэтому пищу приходилось принимать, сидя на спальных местах первого яруса. Отсутствовали также приспособления для подъема на спальные места второго яруса, пол был цементный, покрыт разрушенной керамической плиткой. В камере в зимнее время было холодно, т.к. установленные в камере маленькие радиаторы отопления не согревали помещения. Отсутствовала вентиляция, административный истец не курит, но администрация СИЗО размещала некурящих заключенных совместно с курящими, что вызывало ухудшение здоровья и приводило к конфликтам в камере. Отсутствие вентиляции приводило также к повышенной влажности в камере, из-за постоянной сырости штукатурка на стенах и потолке камеры была поражена грибком и постоянно осыпалась на пол, на спальные места и в посуду на столе. Выдаваемые постельные принадлежности кишели клопами, поскольку санобработка не проводилась. Белье было рваным, плохо выстиранным. В камере были мыши, совершавшие ночные набеги на хранившиеся на полу продукты, специальных шкафов для хранения продуктов не было. Администрация СИЗО нарушала право заключенных на надлежащие санитарно-гигиенические условия и материально-бытовое обеспечение.

В феврале 2017 года Кудрявцев был переведен в камеру №152, в которой находился 4 месяца. Камера имела площадь 8 м2, 4 спальных места на двух ярусах. В камере постоянно находились 4 человека. Администрация СИЗО содержала вместе курящих и некурящих заключенных, а также помещала туда лиц, страдающих опасными инфекционными заболеваниями (гепатитом), а именно: Красавина, Власова и т.д. В данной камере также были клопы и мыши. Администрация не проводила санобработку, клопов приходилось отлавливать, собирать в полиэтиленовый мешок и предъявлять прокурору при обходе камер СИЗО. В камере была оголенная электропроводка, несколько заключенных получили легкие травмы. При очередном обходе камер истец показывал прокурору оголенную проводку, однако ремонта удалось добиться лишь через 4 месяца после обращения к Уполномоченному по правам человека.

На время ремонта в камере №152 в июне 2017 года на месяц перевели в камеру №156, аналогичную по площади. В этой камере Кудрявцев содержался вместе с тремя заключенными. Условия содержания были аналогичные. Питьевую воду и кипяток не выдавали. Вследствие плохого состояния водопроводных труб холодная вода была очень плохого качества, рацион питания не соответствовал нормам, установленным Постановлением Правительства от 11 апреля 2005 года. Заключенным не выдавались мясо, рыба, молоко из расчета по 100 г на человека в день. Рацион питания состоял из каши на воде, из перловой или ячменной крупы низкого качества, тушеной прокисшей капусты, вареного сухого картофеля. Сушеный картофель был черного цвета, есть его было невозможно. Истец не получал продукты, которыми, согласно Приказу ФСИН от 2 сентября 2016 года, ФСИН должны были обеспечивать заключенных, в том числе молоком и куриными яйцами. Прогулки в СИЗО-4 предоставляли длительностью менее часа; они проводились в прогулочных дворах площадью 10-15 м2. Там не было навесов от дождя, скамеек, асфальтовое покрытие было разрушенным, и после дождя в нем образовывались лужи. Помывка в душе предоставлялась 1 раз в неделю длительностью менее 15 минут. В душевой не было мест для сиденья, вешалок для одежды, полок для ванных принадлежностей. За 15 минут надо было успеть не только вымыться, но и постирать личные вещи, которые затем сушились в камере на веревках. Администрация не обеспечивала систематическую санитарную обработку душевой, что создавало опасность заражения кожными заболеваниями. Медицинское обслуживание в СИЗО-4 было недостаточным, по заявлениям прием проводил только фельдшер. К врачам-специалистам можно было попасть только после многочисленных обращений к администрации СИЗО и жалоб в прокуратуру. Медицинские карты своевременно не заполнялись, жалобы и назначенное лечение не фиксировались. Лекарств, кроме таблеток аспирина, не было. Лекарственные средства могли получить только те заключенные, у которых родственники заказывали и оплачивали эти средства в специальной городской аптеке, откуда они передавались в СИЗО. Нарушались права, предусмотренные ст.24 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Истец страдает гипертонической болезнью, но он был лишен возможности сделать кардиограмму, которую было рекомендовано делать регулярно.

Не обеспечивалось право на восьмичасовой сон в ночное время. В случае планируемого участия в следственных действиях или судебном заседании заключенных выводили из камеры за 30-40 минут до времени подъема по распорядку дня. В 5:25-5:40 заключенных, подлежащих доставлению в суды или на следственные действия, выстраивали на первом этаже и переводили в боксы, где они содержались до приезда конвоя, который прибывал после 10:00. Боксы располагались на первом этаже в полуподвальном помещении. В боксах площадью 6-8 м2 размещали по 20-25 человек, курящих с некурящими, отсутствовали санузлы и раковины. Весной в период таяния снега и летом-осенью после дождей данные полуподвальные помещения были затоплены водой. Передвигаться приходилось по доскам или по дощатым поддонам.

Перевозка заключенных осуществлялась в автозаках, оборудованных двумя отсеками для конвоируемых лиц площадью около 2,7 м2. Даже при нормативном заполнении отсека в 10 человек на каждого арестанта приходилось менее 1,3 м2. Отсек был оборудован двумя скамьями для сиденья, однако фактически в каждый отсек конвойные полицейские помещали по 15 человек и больше, поэтому часто при перевозке приходилось стоять, пригнувшись из-за небольшой высоты отсека. Поручней, ремней безопасности в отсеке не имелось. Из-за перевозки в ненадлежащих условиях, когда истец ехал стоя в отсеке автозака, он повредил ухо, поэтому пришлось делать операцию в СИЗО-4. В связи с этим Кудрявцев просит истребовать медицинскую карту.

Нарушались права истца: на содержание под стражей в соответствии с принципами гуманизма, уважения человеческого достоинства, нормами международного права, на ежедневные прогулки длительностью не менее часа, на восьмичасовой сон в ночное время, на бытовые условия, отвечающие требованиям гигиены, санитарии, пожарной безопасности, на надлежащее материально-бытовое обеспечение, на получение достаточного питания по установленным нормам, на установленную законом норму санитарной площади, на необходимое медико-санитарное обеспечение, на благоприятную окружающую среду, на защиту от табачного дыма и последствий потребления табака, на перевозку в безопасных условиях.

2 августа 2017 года защитником была подана жалоба в ЕСПЧ на ненадлежащие условия содержания под стражей в СИЗО-4.

Административный истец просит признать незаконными вышеуказанные действия административных ответчиков и взыскать с РФ за счет федерального бюджета сумму компенсации 400 000 рублей.

Кудрявцев отмечает, что он постоянно бывает в том районе и видит, что изолятор закрыт и дежурная часть не отвечает. Однако если имеются сведения, что СИЗО-4 сохраняет статус юридического лица, то он ходатайствует о привлечении его в качестве соответчика.

Представители ответчиков не возражают.

Суд определяет привлечь в качестве соответчика ФКУ СИЗО-4 УФСИН РФ по СПб и ЛО.

Суд задает истцу ряд вопросов:

  • Первый касается истребования медицинской карты. Суд уже направил соответствующий запрос в СИЗО-1, но «подозревает», что она хранится по месту отбытия наказания. Истец полагает, что она не может храниться по месту отбытия наказания, т.к. он был освобожден из СИЗО-4, где фактически отбыл наказание. Он просит суд обозреть оригинал справки об освобождении и полагает, что определиться с вопросом относительно адресата запроса нельзя в отсутствие представителей СИЗО-4. Суд разъясняет право повторно заявить данное ходатайство с уточнением адресата запроса.
  • Суд задает вопрос относительно местонахождения свидетелей, о допросе которых ходатайствует истец.
  • Суд уточняет, заявляет ли истец о вреде, причиненном здоровью, так как такое дело подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Истец говорит, что в рамках данного искового заявления он не ссылается на вред здоровью.

Представитель УФСИН и СИЗО-4 задает истцу вопрос о том, в какой мере он полагает свои права нарушенными сотрудниками МВД, а в какой сотрудниками ФСИН.

Истец поясняет, что не может об этом судить, пока ответчик не предоставит определенные сведения, например, о том, какой из органов определяет количество заключенных, которые должны находиться в отсеке для задержанных в автозаке при перевозке: ФСИН или МВД.

Позиция представителя СИЗО-1 и УФСИН по СПб и ЛО заключается в том, что они не являются надлежащими ответчиками, поскольку единственная претензия к УФСИН в том, что они не обеспечили надлежащее функционирование системы ВКС, при этом за ВКС отвечает не ФСИН, а Судебный Департамент.

Истец возражает, что в исковом заявлении указано множество нарушений условий содержания, допущенных УФСИН и СИЗО; они имели место, когда он находился в СИЗО-4, в том числе в части превышения нормы заполнения камер заключенными, поскольку соответствующие разнарядки давало руководство УФСИН.

Представитель УФСИН и СИЗО говорит, что лимит наполнения устанавливает не УФСИН, а Министерство юстиции.

Кудрявцев просит привлечь его в качестве соответчика.

Судья разъясняет истцу, что административный ответчик не обладает правом привлечения ответчиков. Тогда Кудрявцев просит привлечь Минюст в качестве третьего лица.

Представитель ГУ МВД говорит, что их позиция будет представлена в следующем судебном заседании. На данный момент в исполнение соответствующего определения суда ими «подготовлен» запрос в конвойный полк МВД относительно условий перевозки.

Суд обязывает ГУ МВД представить информацию о том, является ответственный за конвоирование заключенных полк ГУ МВД структурным подразделением или самостоятельным лицом.

Суд откладывает предварительное судебное заседание на 8 октября в 15:00.

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

В каком костюме и где хотели бы вы праздновать Хэллоуин?

Всего проголосовало
19 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года