Главная страница Защита прав Химически опасный сосед

Химически опасный сосед

15.05.2019
Татьяна РОМАНЕНКО.

фото

«Собственником жилого помещения, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, 7-я линия В.О., дом 2/1, лит. А, кв. 6 (далее – многоквартирный дом), которым является гражданин Пикалов Николай Николаевич (далее – ответчик), осуществлены строительно-монтажные работы по установке в чердачном помещении многоквартирного дома приточно-вытяжного оборудования, предназначенного для дополнительной вентиляции указанного жилого помещения» (из заявления в районный суд председателя Совета дома С.С. Архиповой).

15 июня 2017 года в сети Интернет (на портале «Наш Санкт-Петербург» – gorod.gov.spb.ru) размещено сообщение: просьба проверить законность самовольной установки собственником квартиры № 6 Пикаловым Н.Н. сложного вентиляционного оборудования промышленного типа на чердаке многоквартирного дома в Петербурге. Приточно-вытяжное оборудование установлено из квартиры № 6, расположенной на верхнем этаже. В перекрытии с этажа на чердак проделано не менее 6 отверстий и два отверстия на крыше дома.

Дом, о котором идет речь – «Дом академиков» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, объект культурного наследия, поэтому строительные работы должны быть согласованы с Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Чердак — общая собственность жителей дома, установка оборудования в этом помещении должна быть согласована со всеми собственниками квартир. Согласования не было. Установку оборудования на 60-ти квадратных метрах чердака почему-то не заметили и в Управляющей компании ООО «УК Возрождение».

После появления сообщения на портале «Наш Санкт-Петербург» владелец квартиры № 6 (и вытяжки на чердак) Пикалов засуетился. Он обратился в КГИОП за документом с названием «Задание на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия — установку вентиляции».

КГИОП выдал не задание на проведение работ, а всего лишь проект, который для того, чтобы стать заданием, должен быть согласован с собственниками. Вентиляционное оборудование уже давно было смонтировано. Проект задания, выданный после завершения работ, считаем, фикция и подлог. Документ остался не согласованным.

Государственная жилищная инспекция Санкт-Петербурга неоднократно в 2016-2018 годах проводила проверки по поводу квартиры № 6 «Дома академиков». Управляющая компания, которая долго «не замечала» незаконные действия Пикалова (у строительной фирмы Пикалова ООО «ПИК» некоторое время были деловые отношения с УК), получила от ГЖИ предписание: потребовать от Пикалова разрешительные документы на установку и использование вытяжного оборудования, либо обратиться в суд о его демонтаже.

Под давлением жителей дома в январе 2018 года управляющая компания обратилась в суд – потребовала демонтажа «в месячный срок незаконно установленного на чердаке оборудования в виде бытовой приточно-вытяжной вентиляции и кондиционирования воздуха квартиры № 6». К исковому заявлению приложен акт обследования технического состояния чердачного помещения, составленный представителями УК с фотографиями вентиляционной установки. На фото видны рукава вентиляционных каналов и два открытых шкафа с панелями, на которых смонтированы контроллер и множество устройств, предназначенных для сопряжения контроллера с датчиками. К устройствам сопряжения подведены кабель-каналы от датчиков, установленных, по-видимому, на вытяжке. Зачем такое оборудование нужно для вентиляции, мы обсудим позже.

Рассмотрение иска управляющей компании в суде несколько раз откладывалось. Первое судебное заседание состоялось через полгода 27.06.2018. В этот день к судебному процессу было привлечено третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора — КГИОП.

А за два дня до этого, 25.06.2018, Н.Н. Пикалов вторично запросил у КГИОП задание «на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия — установку вентиляции». И опять получил проект задания с напоминанием: «После согласования задания вам следует его вернуть в КГИОП... В случае отсутствия согласования с собственником, задание считается недействительным».

Но Пикалов обратился не к жителям дома, а к экспертам.

На основе задания (не согласованного с собственниками) команда из трех специалистов — историк, искусствовед и инженер-строитель – подписали акт по результатам государственной историко-культурной экспертизы проектной документации «на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия федерального значения «Дом жилой Академии наук («дом академиков»), нач. XVIII в.».

В части «Современное состояние объекта» про вентиляцию написано две строчки: «В соответствии с актом первичного обследования вентканалов установлено, что жилая квартира № 6 не оборудована вентканалами». Сами ли эксперты сочиняли текст, под которым подписались, или документ подготовило лицо, заинтересованное в узаконивании незаконного, мы не знаем. Важно другое. О том, что проектируемые «работы по сохранению» уже давно выполнены в натуре без каких-либо согласований и разрешений, в акте не указано.

Однако написано: «Планируемые работы по устройству приточно-вытяжной вентиляции не оказывают воздействия на несущие конструкции жилого дома: общий вес комплектующих изделий и материалов, расположенных на чердачном пространстве, не превышает 50 кг».

Здесь автор текста говорит о вентиляционной установке и как о проекте в будущем времени, и как о работе уже выполненной. Может быть, текст и похож на экспертизу, но внимательно вчитываться в раздел «Современное состояние объекта» не рекомендуется во избежание когнитивного диссонанса.

В обращении к председателю КГИОП С.В. Макарову от 29 октября 2018 г. совет дома просил его не согласовывать экспертизу. Указывал на отсутствие согласования собственников помещений и на то, что «строительно-монтажные работы, по проекту которых проводилась экспертиза, на самом деле уже были давно проведены до самой экспертизы».

На письмо ответила начальник районного отдела КГИОП Г.Н. Медведчикова: «Экспертиза уже прошла общественное обсуждение на сайте КГИОП. Предложения, поступавшие в рамках общественного обсуждения принимались с 06.09.2018 по 27.09.2018. Каких-либо замечаний, касающихся устройства оборудования для вентиляции и кондиционирования, в указанный период в Комитет не поступало и экспертиза получила согласование КГИОП...

Необходимо отметить, что решение Комитета о согласовании проектной документации не является подтверждением соблюдения норм иного законодательства, в том числе в области жилищного права. Данное решение Комитета не отменяет необходимость соблюдения иного действующего законодательства при выполнении соответствующих работ».

Несмотря на поддержку в КГИОП, на как бы общественное обсуждение на сайте КГИОП, выдать несогласованное за согласованное Пикалову не удалось, и пользоваться установкой открыто он не смог. Осознав, что утрясать вопрос с соседями по дому все-таки придется, он инициировал проведение собрания собственников.

Очно-заочное собрание собственников было назначено на 17-30 января 2019 года. В формулярах протокола, незаполненные копии которого Пикалов раздал собственникам квартир, значилось: «пункт 3. Разрешить собственнику квартиры 6 Пикалову Николаю Николаевичу установку приточно-вытяжного оборудования в чердачном помещении над квартирой № 6. ...Дополнительные разъяснения о порядке заполнения решения Вы можете получить по адресу ...кв. № 6 с 10.01.2019 по 16.01.2019 с 19 до 21 ч. по предварительной договоренности».

Из администрации Василеостровского района Совету дома сообщили: «поскольку инициатор собрания в адрес администрации Василеостровского района не представил разрешительные документы на установку приточно-вытяжного оборудования, то позиция Санкт-Петербурга была определена — уполномоченному Санкт-Петербурга в бюллетени голосования по всем пунктам предложенной повестки голосовать в графе «против».

В общем, и с собранием у Пикалова не прокатило.

SOS

Прокурору, в МЧС, в Ропотребнадзор, в Госжилинспекцию Санкт-Петербурга от Шульман Л.С. (соседка Пикалова через смежную стену): «Когда 15 ноября 2018 г. собственник квартиры № 6 производил в своей квартире очередной ремонт и, возможно, установку химического оборудования, общая не капитальная стена между нашими квартирами была частично разрушена и потеряла герметичность. В частности, в комнате моей квартиры на этой стене произошло обрушение верхней части штукатурки вплоть до обрешётки».

«В ночь с 12 на 13 декабря 2018 г. произошёл особенно сильный выброс. Был вызван участковый полицейский, который после объяснения с собственником квартиры определил резкий химический запах как запах «штукатурки» и, видимо, поэтому на место происшествия не вызвал, как положено в таких случаях, экспертов МЧС».

15-16 января 2018 г. у Л. Шульман произошёл очередной сильный приступ с затруднённым дыханием, она попросила помощи по телефону «112». Утром позвонили из Василеостровкиго отделения полиции и попросили подать им заявление.

Председателю совета дома С.С. Архиповой поступили заявления о резких химических запахах в подъезде № 3 от жильцов квартир №№ 4, 29, 40. Особенно сильным был запах на лестничной площадке, на которой расположена квартира № 6. Один из собственников квартиры № 40 Григорьева В.Н. вызвала полицию из-за резкого химического запаха и написала заявление в отделение полиции № 16 по Василеостровскому району Санкт-Петербурга.

Ответы

25.02.2019 Шульман из Роспотребнадзора: «По вашему обращению, поступившему из УВД РФ по Василеостровскому району, об ухудшении условий проживания в квартире № 27 д. 2, по 7-й линии В.О., территориальный отдел сообщает: ...Проведение исследований воздуха, по обстоятельствам, указанным в Вашем обращении, требованиями действующих санитарных правил не предусмотрено...».

21.03.2019 из Роспотребнадзора: «вопросы, касающиеся незаконного размещения химической лаборатории в жилой квартире, нормами действующего законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и законодательства в сфере защиты прав потребителей не регламентированы».

22.03.2019 из МЧС: «...В вашем обращении не содержится информации о конкретных фактах нарушений требований пожарной безопасности, гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также вопросов, относящихся к компетенции Главного управления, в связи с чем, основания для организации и проведения внеплановой проверки, предусмотренные частью 2 статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», отсутствуют».

Из КГИОП СПб 26.03.2019: «...Вопросы, связанные с нарушениями гражданских и жилищных прав, не относятся к компетенции КГИОП...»..

12.04.2019 из УМВД России по Васиилеостровскому району: «...проведена проверка, факты организации незаконного производства в помещении не выявлены. По материалу вынесено определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении...».

19.02.2019 состоялось заседание Василеостровского районного суда (через год после подачи искового заявления, истец — управляющая компания, ответчик – Н.Н. Пикалов, третье лицо — КГИОП). Суд утвердил мировое соглашение Пикалова с УК. Пикалов обязуется в течение трех месяцев демонтировать «спорное оборудование с одновременным выполнением работ по устройству вентиляции принадлежащей ему квартиры в соответствии с существующим в РФ нормами и правилами, позволяющими использовать квартиру для постоянного проживания, а также по согласованию с уполномоченными органами».

Вынужденная судиться с Пикаловым, в исковом заявлении управляющая компания потребовала демонтировать оборудование. По мировому соглашению с УК Пикалов обязуется это сделать добровольно. В последнем случае исполнительный лист не обязателен. Пока лист о принуждении не выдан, гарантий исполнения соглашения нет. Захочет ли управляющая компания требовать исполнительный лист с привлечением приставов для принудительного исполнения? Отношения управляющей компании с Пикаловым, скорее, свойские, как мы полагаем. Ему был предоставлен доступ в чердачное помещение, и он производил там ремонтные работы по договору с УК, а заодно и незаконно установил свое вентиляционное оборудование.

Вход в общую систему вентиляции в своей квартире Пикалов замуровал, чтобы сделать свою автономную вентиляционную систему. Зачем? Чтобы воздух из квартиры не попадал в общий воздуховод?

На фото установки видна обширная панель с множеством интерфейсных устройств, соединенных с контроллером. Контроллер и датчики, присоединенные к вытяжке, возможно, предназначены для контроля химического состава воздуха на вытяжке из квартиры № 6. Такой контроль уместен в химической лаборатории, но не в жилом помещении. Кстати, в этой подозрительной квартире № 6 Пикалов не живет, там происходит перманентный ремонт, а живет Пикалов в этом же доме, но в квартире, самовольно построенной из двух других.

Мнение профессора Захматова В.Д., доктора технических наук по кафедре «Безопасность жизнедеятельности», приглашённого Лией Шульман в качестве эксперта:

«По совокупности косвенных признаков, в частности приведённому выше описанию индивидуальной вентиляционной системе и справкам заболевания Л. Шульман есть все основания подозревать, что в указанной выше квартире открыто подпольное незаконное производство наркотиков или поддельных лекарств. Это даёт все основания компетентным органам МЧС и МВД провести немедленное вскрытие квартиры и обыск.

По факту происшедшего отравления жильцов дома и их обращений в МВД и МЧС это надо было произвести немедленно, так как есть все основания подозревать, что оборудование, находящееся в квартире…, представляет реальную опасность и бесспорно является незаконным».

Заявления жителей дома в Прокуратру, МЧС, Роспотребнадзор, КГИОП, УВД не возымели действия. У Пикалова, думаем, есть знакомства в КГИОП (отец Пикалова, Н.А. Пикалов был известным в Санкт-Петербурге реставратором). Надзорные службы заявляют о своей не ответственности, чтобы не сказать безответственности.

Согласно мировому соглашению с УК 19 мая незаконная установка должна быть демонтирована, но кто будет контролировать исполнение соглашения? Заинтересованы в этом только жители дома, у которых есть только одно средство воздействия — жаловаться.

И они еще не заявляли об опасном соседе в ФСБ и Путину.

Татьяна РОМАНЕНКО.

Фото: i7.photo.2gis.com/images/geo/38/5348024570940957_fe54.jpg

Комментарии

(Г) 20:57, 16.05.2019
Карта МИР сбербанка — 2202 2003 7765 2746; телефон (Мегафон) - +8 924-230-56-37

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Как реагировать на начавшиеся масштабные репрессии в России?

1. Сидеть тихо, наблюдать со стороны, пока тебя не тронули…
2. Не лезть на рожон, но заступаться за каждого.
3. Активно распространять информацию о нарушениях Конституции РФ и прав граждан.
4. Перестать бояться и протестовать всеми доступными способами.
5. Объединяться со всеми, кто против репрессий.
6. Уехать из страны, пока цел и невредим.
7. Убеждать силовиков соблюдать Конституцию и права граждан.
8. Уйти в подполье.
9. Никаких репрессий нет, все вы врете.
 

Всего проголосовало
21 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года