Главная страница Защита прав Клетки, клетки, клетки...

Клетки, клетки, клетки...

26.11.2018
http://european-court-help.ru/?p=10503&fbclid=IwAR2gKp86nzmfa16Z7n1YsXgi_HrVUZt-Ndi-B7aRVq1eAFxynO1XkK9_l0o

Продолжаем разговор о типовых ситуациях с устоявшейся практикой ЕСПЧ.
В Базе решений Европейского суда, нарушение ст. 3 Конвенции, связанное с содержанием заявителя в клетке в зале суда, является одним из самых простых и понятных нарушений Европейской Конвенции, по которому в отношений поступающих из России жалоб сформирована четкая и однозначная практика, позволяющая каждому, кого поместили в клетку в ходе судебного процесса, получить от государства 563 612 рублей (7 500 евро).
Суть нарушения:
Содержание подсудимых в клетках в России стало практиковаться с 1992 года, началось с процесса над Чикатило, и к 1995 году распространилось повсеместно во всех российских судах. Клетки представляли собой изготовленные из металлической арматуры конструкции, куда обвиняемый помещался на время судебного процесса. как «обезьяна в зоопарке». Такое обращение позволяет утверждать, что обвиняемый в ходе судебного процесса подвергался унизительному обращению, оскорбляющему его честь и достоинство, что позволяет утверждать о нарушении ст. 3 Европейской конвенции.
Ситуация:
Только за 10 месяцев 2018 года в ЕСПЧ было рассмотрено 25 жалоб из России на содержание в клетках в зале суда, всем заявителям выплачена компенсации по 7 500 евро. В результате в Государственной Думе РФ решили запретить клетки, для чего 14 ноября 2018 года был внесен законопроект о внесении изменений в ст. 9 УПК РФ. Позиция ЕСПЧ, сформированная в прецедентной практике, по данному вопросу, была положена в обоснование законопроекта № 587542-7.
Позиция ЕСПЧ:
Европейский суд считает, что статья 3 Конвенции запрещает в любых выражениях пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств и поведения потерпевшего. Когда обращение показывает неуважение, унижение его или ее человеческого достоинства, вызывает у его жертвы чувства страха, мучений или неполноценности, способные унизить ее и, возможно, сломать ее физическое и психологическое сопротивление, оно может быть классифицировано как унижающее достоинство и попадать под запрет статьи 3 (см. Pretty v. the United Kingdom, no. 2346/02, § 52, ECHR 2002 III). Испытываемые страдания и унижение в любом случае должны выходить за пределы неизбежного элемента страдания или унижения, связанного с применением данной формы правомерного обращения или наказания (см. Kudła, упомянутое выше, § 92). Вопрос, является ли цель унизить или оскорбить жертву, фактором, который следует принимать во внимание, но отсутствие какой-либо такой цели не может окончательно исключить вывод о нарушении статьи 3 (см. V. v. the United Kingdom [GC], no. 24888/94, § 71, ECHR 1999 IX). Публичный характер обращения может быть важным фактором, хотя может быть достаточно и того, что жертва была унижена в его или ее собственных глазах (см. Tyrer v. the United Kingdom, 25 April 1978, § 32, Series A no. 26).
В деле Ramishvili and Kokhreidze v. Georgia, в котором заявители, которые были общественными деятелями, содержались в клетке и под охраной сильно вооруженных мужчин, одетых в «балаклавы», во время судебного пересмотра их заключения, в то время как слушание транслировалась в прямом эфире по всей стране, Суд также установил такое обращение как унижающее достоинство (см. Ramishvili and Kokhreidze v. Georgia, no. 1704/06, § 101, 27 January 2009). Такое обращение было также установлено в двух других случаях, где заявители содержались в клетке во время апелляционного производства (см. Ashot Harutyunyan v. Armenia, no. 34334/04, §§ 126-129, 15 June 2010), или всего процесса (см. Khodorkovskiy v. Russia, no. 5829/04, §§ 125-126, 31 May 2011). Тот факт, что заявители были обвинены в совершении ненасильственных преступлений и не имели судимостей, наряду с их хорошим поведением и отсутствием доказательств, дающих основания для опасений, что они будут прибегать к насилию, скрываться или, что их собственная безопасность будет под угрозой, были факторами, которые Суд принял во внимание. В вышеуказанных случаях не размещение в клетке как таковое, а его необоснованное или чрезмерное применение в отдельных обстоятельствах, склонило Суд сделать вывод, что оно было унизительно. Похожие соображения применимы к факту нарушения статьи 3 в деле Gorodnitchev, где заявитель появлялся в наручниках на общественных слушаниях (см. Gorodnitchev v. Russia, no. 52058/99, §§ 103-109, 24 May 2007) и, совсем недавно, в деле Piruzyan (см. Piruzyan v. Armenia, no. 33376/07, §§ 69 74, ECHR 2012 (извлечения).
ЕСПЧ отмечает, что Армения и Грузия, например, убрали клетки в своих залах судебных заседаний, в результате реформ (см. Ashot Harutyunyan, cited above, § 118, and the Council of Europe Committee of Ministers’ Resolution CM/ResDH(2011)105). В России во многих регионах до сих пор используются клетки и, как сообщило Правительство, содержание любого обвиняемого под стражей – это обычная мера безопасности.
В деле Свинаренко и Сляднев против Российской Федерации (Svinarenko and Slyadnev v. Russia) (жалобы N 32541/08 и 43441/08) ЕСПЧ отмечает, что заявители были обвинены в насильственных преступлениях, таких как грабеж (оба заявителя) и бандитизм (второй заявитель). Они были ранее судимы за кражу (первый заявитель) и хулиганство, причинение телесных повреждений и убийство по неосторожности (второй заявитель). Кроме того, «опасения» свидетелей о противоправном поведении подсудимых были названы одним из оснований их содержания под стражей. В то же время, Суд отмечает, что хотя неопределенные ссылки на «опасения» свидетелей появляются в некоторых из таких постановлений о заключении, неясно, в отсутствие каких-либо деталей или имен упомянутых подсудимых, были ли эти опасения связаны с заявителями, учитывая, что в процессе было четверо подсудимых и были ли они оправданы (см. параграф 25 выше). Он также отмечает, что незадолго до заключения второго заявителя, суд предоставил ему досрочное освобождение от отбывания наказания после его предыдущей судимости, в связи с его хорошим поведением и положительными отзывами (см. параграф 9 выше). В материалах суда нет ничего, что указывало бы на неправильное или агрессивное поведение заявителей во время суда. Правительство не представило никаких доводов об обратном. Отметив, что заявители постоянно охранялись вооруженными милиционерами, и что в зале суда должны были быть приняты другие меры безопасности (параграфы 45 и 48 выше), и, принимая во внимание отсутствие доказательств, способных дать основания опасаться, что заявители представляют опасность для порядка и безопасности в зале суда, прибегнут к насилию или скроются, или, что существует риск для их собственной безопасности, Суд считает, что их размещение в клетке, где их выставили на публику в зале суда, не было оправдано. Суд считает, что оспариваемое обращение, унизившее заявителей в их собственных глазах и в глазах общественности и вызвавшее у них чувства страдания и неполноценности, признается унижающим достоинство обращением. Соответственно, была нарушена статья 3 Конвенции.
Сроки рассмотрения:
Как видно из практики Европейского суда, рассмотрение жалобы занимает от 9 месяцев до двух лет (в средние 13 — 15 месяцев), с момента подачи до вынесения окончательного решения ЕСПЧ. Так жалобы Kaplin v. Russia № 35675/17 и Pyshnogray v. Russia 36267/17 из Ханты-Мансийска, Aldergott v. Russia 33214/17 из Тюмени, Alekseyev v. Russia 33214/17 из Челябинска, поданные весной 2017 года, а так же ряд других были рассмотрены 17 июля 2018 года одним постановлением CASE OF SHULMIN AND OTHERS v. RUSSIA. Жалобы Morozov 83401/17 от 30.11.2017 года Shatalov v. Russia 81600/17 от 17.11.2017 года г. Ижевск, Geyntse v. Russia 52066/17 от 05.07. 2017 года г. Ачинск, Chetyrkin v. Russia 44658/17 от 03.06.2017 года г. Кагалым, Medvedeva v. Russia 42204/17 от 22.05.2017 года г. Нижний Новгород, Yakovlev v. Russia 33984/17 от 28.03.2017 года г. Архангельск Shusharov v. Russia 18293/17 от 15.02.2017 года г. Кострома, так же были рассмотрены объединенным списочным решением, в рамках CASE OF POKUSIN AND OTHERS v. RUSSIA.
Размер компенсации:
Размер компенсации по таким делам стандартный 7500 евро (на сегодняшний день около 563 612 рублей), не зависит от размеров клетки, количества помещений в клетку (что, теоретически, не препятствует, обратиться после первого помещения в клетку при избрании меры пресечения, а в дальнейшем если нарушения будут повторяться в дальнейшем, обратиться в ЕСПЧ ещё с одной жалобой) и иных обстоятельств.
Как развивалась практика ЕСПЧ по клеткам:
Одним из первых дел по России, где рассматривался вопрос клеток было дело ЮКОСа. В ходе процесса делу подсудимые находились в металлической клетке,под охраной вооруженных судебных приставов. Конфиденциально общаться с адвокатами они не могли — от защитников требовали не подходить к клетке ближе, чем на полметра, а все разговоры с подсудимыми могли слышать судебные приставы. Заявители отмечали, что водворение в клетку могла негативно повлиять на отношении общества к подсудимым. ЕСПЧ согласился, что такие условия содержания в зале суда были унизительными для подсудимых и могли заставить стороннего наблюдателя поверить, будто судят «чрезвычайно опасных преступников», а это подрывает презумпцию невиновности. ЕСПЧ расценил это как нарушение статьи 3 Европейской конвенции.
Однако, ещё до данного прецедента в решениях Sarbanv. Moldova,no. 3456/05,§§ 88 90, 4 October 2005, см. Ramishvili and Kokhreidze v. Georgia, no. 1704/06, § 101, 27 January 2009, Ashot Harutyunyan v. Armenia, no. 34334/04, §§ 126-129, 15 June 2010, Khodorkovskiy v. Russia, no. 5829/04, §§ 125-126, 31 May 2011, ЕСПЧ неоднократно высказывался по поводу содержания подсудимых в клетках.
Ключевые прецеденты:
Наиболее важные для российских подсудимых моменты по содержанию в клетках, были сформированы в решениях Европейского суда от 11.12.2012 года Свинаренко и Сляднев против России (Svinarenko and Slyadnev v. Russia) 32541/08 и 43441/08 и от 31.01.2017 года Воронцов и другие (Vorontsov and Others) против России №. 59655/14.
Содержание в клетке при проведении апелляции по средствам видеоконференцсвязи:
Применение клетки запрещено не только, при непосредственном нахождении подсудимого в зале суда, но и при проведения судебного заседания по средствам видеоконференцсвязи. Так в деле решением ЕСПЧ от 17.04.2018 года по делу №23229/11 «Караченцев против России» (CASE OF KARACHENTSEV v. RUSSIA) Европейский суд по правам человека установил:
— что держать человека в металлической клетке в зале суда, само по себе – с учетом его объективно унизительного характера, которые несовместимы с нормами цивилизованного поведения, которые являются отличительной чертой демократического общества – это оскорбление человеческого достоинства, и унижающим достоинство обращением в нарушение статьи 3 Конвенции.
— ЕСПЧ отмечает, что 6 апреля и 28 июня 2011 года городской суд рассмотрел апелляции заявителя на постановления о заключении под стражу от 22 февраля и 30 мая 2011 года, соответственно. Заявитель участвовал в этих слушаниях с помощью видеосвязи из следственного изолятора, где он содержался в металлической камере для этой цели.
— ЕСПЧ отмечает, что в отличие от предыдущих дел, в которых он установил нарушение статьи 3 Конвенции в связи с содержанием заявителей в металлических клетках во время их личного присутствия на судебных заседаниях (см. пункт 49 выше), заявитель в данном деле физически не присутствовал в зале суда.
— ЕСПЧ далее принимает к сведению аргумент правительства о том, что, поскольку заявитель физически не присутствовал в зале суда и поэтому не был публично разоблачен в металлической клетке, степень его унижения, если таковое имело место, едва ли могла выйти за рамки “неизбежного элемента страданий или унижений, связанных с данной формой законного обращения или наказания”. Вместе с тем суд вновь заявляет, что отсутствие гласности необязательно будет препятствовать тому, чтобы то или иное обращение подпадало под категорию унижающего достоинство обращения(см. пункт 46 выше).
— В таких обстоятельствах, принимая во внимание объективно унижающий достоинство характер содержания лица в металлической клетке, суд считает, что содержание заявителя в металлической клетке в следственном изоляторе для целей его участия посредством видеосвязи в судебном рассмотрении его апелляций равносильно унижающему достоинство обращению.
Содержание в «аквариумах», стеклянных клетках:
Вопросы содержания подсудимых в стеклянных боксах — аквариумах, так же неоднократно рассматривались ЕСПЧ, начиная с дела ЮКОСа, когда адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева не имели возможности общаться с подзащитными и передавать им документы, в виду нахождения их в стеклянном «аквариуме», при этом ходатайство адвокатов об освобождении подсудимых из боксов на время заседания федеральный судья Виктор Данилкин отклонил… Одно из последних дел, в котором рассматривался вопрос содержание в стеклянном боксе в Хамовническом суде Москвы, участниц группы Pussy Riot (полный текст на русском Постановление ЕСПЧ от 17 июля 2017 года «MARIYA ALEKHINA AND OTHERS v. RUSSIA» ) Европейский суд установил нарушение ст. 3 и 6 Конвенции (запрет пыток и право на справедливое судебное разбирательство), поскольку кроме того, что помещение подсудимых в «аквариум», окруженный конвоирами, могло спровоцировать предвзятое к ним отношение, ЕСПЧ обратил внимание на ограничения их общения с адвокатами. Между боксом и столом адвокатов стояли приставы, которые слышали разговоры защитников с обвиняемыми. Так же, общение было затруднено и самой конструкцией стеклянного бокса: в стенке был оставлен лишь небольшой проем размером 15 на 60 сантиметров на высоте примерно метра от пола, из-за чего трем подсудимым приходилось наклоняться и разговаривать с защитниками по очереди.
Таким образом, содержание в стеклянных боксах, кроме статьи 3 Конвенции (хотя предположительно содержание в стеклянном аквариуме может считаться менее унизительным, чем в металлической клетке), дополнительно поднимает вопросы нарушения ст. 6 Конвенции, в части возможности общения с адвокатом и реализации права на защиту.
Последние прецеденты ЕСПЧ по вопросу содержания в клетке по России:
— CASE OF STROKOV AND OTHERS v. RUSSIA № 12194/16 от 11.01.2018 года (в части жалобы № 6623/17);
— CASE OF SHULMIN AND OTHERS v. RUSSIA № 18524/16 от 17.07.2018 года (5 жалоб);
— CASE OF POKUSIN AND OTHERS v. RUSSIA № 18293/17 от 04.10.2018 года(7 жалоб);
— CASE OF VNUCHKOV v. RUSSIA № 48749/16 от 04.10.2018 года;
— CASE OF KULMINSKIY AND OTHERS v. RUSSIA № 50992/16 от 04.10 2018 года (11 жалоб).
Меры принятые Правительством Российской Федерации по ситуации с клетками:
14 ноября группа депутатов, в соответствии со статьей 104 Конституции Российской Федерации, внесла в Государственную Думу РФ законопроект»О внесении изменения в статью 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» о запрете клеток и стеклянных камер («аквариумов») в судах, который позволит подсудимым участвовать в процессе сидя за столом со своим адвокатом.
Инициатива направлена на гуманизацию отношения к подсудимым и подследственным. За основу взята позиция ЕСПЧ, который признавал содержание в клетках и «аквариумах» нарушением статьи 3 Европейской конвенции по правам человека (запрет бесчеловечного или унижающего достоинство обращения).
Согласно тексту будущего Федерального закона, предлагается:
Дополнить статью 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 52, ст. 4921; 2012, № 24, ст. 3071) частью третьей следующего содержания:
«3. Запрещается помещать подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в защитные кабины в процессуальной зоне залов судебных заседаний, а также использовать иные конструкции, препятствующие общению указанных лиц с адвокатом (защитником)».
Так же, После принятия указанного Федерального закона потребуется внести изменения в «Наставление по служебной деятельности изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, подразделений охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых» (утверждено приказом МВД России № 140дсп от 7 марта 2006 года), и в Правила «СП 152.13330.2012. Свод правил. Здания судов общей юрисдикции. Правила проектирования» (утверждены 25 декабря 2012 года Приказом Госстроя РФ).
Обращения в ЕСПЧ с жалобой на содержание в клетке в зале суда:
Обращаться в Европейский суд с жалобой на содержание в клетке можно, как самостоятельно, так и с обжалованием приговора. Вместе с тем нужно учитывать, что если речь идет исключительно о содержании в клетке, важно что бы прошло не более 6 мес. с момента факта нарушения. Обратиться за составлением жалобы можно по ссылке.

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Пойдете ли вы на выборы губернатора Приморья 16 декабря и почему?

1. Никогда не ходил и не собираюсь идти.
2. Раньше ходил, но теперь не вижу смысла.
3. Обычно не хожу. Но сейчас попробую: а вдруг прокатит власть народа!
4. Пойду по совету Навального.
5. Не пойду, нет моего кандидата.
6. Пойду. Хочу, чтобы мой кандидат стал губернатором!
7. Пойду и всех друзей позову, чтобы фигу показать едросам.
 

Всего проголосовало
5 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года