Главная страница Защита прав История одного выселения

История одного выселения

29.05.2013
Анастасия Попова

фото

Отдать квартиру за 50 тысяч

– Где Людмила жила? Да по соседям. Она и сейчас иногда живёт у соседей. Первое время — в коридоре жила, потом стали жалеть, пускать. Помню, стоит Людмила с документами и эта, с такими же документами на квартиру. Её выкинули без всяких возмещений, компенсаций, – возмущается сосед Людмилы Селицкой Геннадий Кузьмич.

В своей жалобе Селицкая пишет, что в феврале 2012 года она попала в трудную жизненную ситуацию. Ей понадобились деньги. Через знакомого она вышла на парня по имени Максим. Максим пообещал ей занять 50 тысяч рублей под 5% ежемесячно и сказал, что деньги будет брать у Владимира Паокина. Однако, чтобы у Паокина не было страха, что Селицкая не вернёт деньги, её просили оформить доверенность на продажу квартиры.

«Цели продавать квартиру я не имела и в доверенности мною было указано «без права получения денег». Свидетельство о государственной регистрации права собственности находится у меня», – пишет в жалобе Селицкая. Юрист Селицкой Любовь Мастерских добавляет, что в квартире на Луговой, 85а, зарегистрирован сын Селицкой, осуждённый, он также имел право проживания в этой квартире.

Как пишет в своей жалобе Селицкая, 10 марта она отдала Максиму 63 тысяч (долг с процентами), однако выяснилось, что 1 марта квартира была продана Максиму Суборю, а из выписки ЕГРП Селицкой стало известно, что 28 августа Суборь продал квартиру Галине Талеровой.

14 сентября Селицкая написала заявление в ОП 1 УМВД РФ по Ленинскому району Владивостока.

– С 6 октября по февраль-март прошлого года моя доверительница фактически жила на улице, потом она с дочерью перешли в комнату, где нет никаких услуг, – говорит Любовь Мастерских, – в начале сентября она мне позвонила, я ознакомилась с документами и увидела в них обман.

Как пишет в своей жалобе Селицкая и рассказывает Мастерских, в 20-х числах сентября начались разборки с новой приобретательницей квартиры. 22 сентября Галина Талерова пришла с мужчинами – группой поддержки. Они выбросили вещи Селицкой в коридор, сломали замки.

Соседи вызвали полицию, пришли Плетнёв и еще два сотрудника. Со слов Селицкой и Мастерских, Плетнёв ударил Селицкую и выгнал из квартиры. Однако позже вещи они занесли обратно. «Вещи, не дождавшись полиции, мы занесли обратно, однако, вещами это было назвать трудно — всё побито, поломано, порвано», – пишет Селицкая.

– Я пришла домой, позвонила дежурному, Валяеву, но полиция не приехала. Когда мы стали выяснять, почему они не приехали, Валяев засмеялся, говорит: «А что, она жалобу будет писать?» Я ему ответила: «Я напишу», – говорит Любовь Мастерских.

23 сентября Талерова пришла в эту квартиру уже со своим представителем. Однако и юрист Селицкой не могла прийти без подмоги, и, как говорит Любовь Михайловна, они обратились к сотрудникам ППС.

– Мы с ними подошли, представитель показал Селицкой корочку, говорит: «Я сотрудник прокуратуры!» Насколько мне известно, сейчас он не сотрудник прокуратуры, наверное, был им раньше. Как только сотрудники ППС, которых мы привели, увидели корочку, они ушли, – вспоминает Любовь Мастерских.

Однако им удалось добиться, чтобы всех доставили в отдел. Как говорит Любовь Мастерских, в отделе пропал правоустанавливающий документ на квартиру Селицкой. Однако большой роли он не играл — как говорит Мастерских, изначально квартира была продана по выписке ЕГРП, как пишет Селицкая, правоустранавливающий документ странным образом оказался у Талеровой.

Со слов Мастерстерских и Селицкой, 6 октября прошлого года приехали сотрудники полиции — Шевчук, Плетнёв и ещё один. Хотя, со слов Мастерских, по громкой связи из полиции запретили Шевчуку и Плетнёву выселять Селицкую — этим должны заниматься только судебные приставы и только по решению суда, женщину выселили.

Мало того, Талерова пожаловалась, что её вещи забрала Мастерских, Мастерских это отрицает, но её арестовали. Любовь Михайловна записала на диктофон, как женский голос (со слов Мастерских, Талерова) обвиняет её в том, что она похитила вещи, а человек, представившийся Плетнёвым, говорит, что задержит её. Однако сосед Селицкой Геннадий Кузьмич поясняет, что Селицкая и её юрист насильственных действий не совершали.

– Приехали пять амбалов, повыкидывали всё из квартиры, – рассказывает Геннадий Святославович. – Осталась голая хата, вещи переломали. Потом пришли из органов, но толку никакого. Жалко, что человека просто выгнали из квартиры, и никаких возмещений. Мне противно смотреть, когда человек здесь жил, а приходит какая-то, тычет мне документы, я говорю: «Я не юрист, я документы не знаю, я знаю, что здесь жила Людмила!»

Поначалу сюда двое приехали, хотели пожить два месяца, потом говорят: «Погнали отсюда, здесь криминалом пахнет». Месяц не было никого, последнюю неделю какой-то мужик приходит».

Также он добавляет, что изначально были только амбалы, люди в форме приехали уже позже, Талерова с амбалами повыкидывала вещи Селицкой, потом поменяла дверь.

31 октября 2012 года капитан полиции Теплых выписывает постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором, в числе прочего, написано:

«В ходе дальнейшей проверки опрошенный Суборь Максим Константинович, пояснил, что к нему в начале марта 2012 г., обратился его знакомый Дорохов Геннадий с предложением заработка. Дорохов Геннадий предложил в течение месяца быть собственником квартиры.

На данное предложение Суборь М.К. согласился и Дорохов Геннадий передал ему номер телефона Панченко Владимира Владимировича. Связавшись с Панченко В.В., Суборь в конце марта 2012 г. пришёл в здание ЕГРП и оформил квартиру на своё имя. В конце 2012 г. Суборь М.К. по просьбе Панченко В.В. передаёт права на указанную квартиру гр. Талеровой Галине Вячеславовне».

Другой опрошенный, Дмитрий Калмыков пояснил, что в конце февраля 2012 года к нему обратился Панченко, с просбой подготовить документы на квартиру на Луговой, 85а, а также он попросил подыскать двух кандидатов, которые могли бы побыть собственниками квартиры. За кандидатами Калмыков обратился к Геннадию Дорохову, который познакомил их с Паокиным и с Соборем.

Из этого же постановления: опрошенный Панченко пояснил, что к нему обратился Максим Вощан с просьбой помочь его знакомому Максиму Люкшину в оформлении собственности и подыскать двоих кандидатов, которые могли бы временно выступить в качестве собственников. На тот момент Теплых не смог найти Люкшина, в связи с чем отказывает в возбуждении уголовного дела.

21 марта возбуждается уголовное дело на неустановленное лицо, которое путём обмана завладело данной квартирой. Мне странно, когда появляются неустановленные лица – при том, что есть целая цепочка обманщиков с фамилиями, ни от кого не скрываемыми.

Также Селицкая оспорила сделки с её квартирой в Ленинском суде Владивостока. В Ленинском суде представитель Суборя пояснял, что Суборь узнал о продаже квартиры через Интернет, купил квартиру у Паокина и продал её Талеровой.

Представитель Паокина пояснила, что Паокин о продаже квартиры узнал от знакомого, цена квартиры была небольшой, доверенность была выдана после передачи Селицкой 700 000 рублей, расписки не сохранилось. Сам же Паокин продал квартиру за 800 000 рублей Суборю, представитель Паокина считает, что говорить в суде о мошенничестве некорректно, так как нет доказательств. Талерова также не признала исковые требования.

Судья Пялова посчитала, что фактически ни намерения продавать квартиру, ни денег при «продаже» квартиры не видно, поэтому признаёт недействительными доверенность, выданную Паокину, договор купли-продажи между Паокиным и Селицкой, договор купли-продажи между Суборем и Талеровой.

Однако краевой суд, состоящий из председательствующего Дорохова, судей Важеновой и Степановой, решение Ленинского районного суда отменяет, при этом в протоколе краевого суда говориться: «Суборь М.К.: с решением суда согласен, доводы апелляционной жалобы считаю необоснованными. Деньги в долг Селицкой не давал. Вижу её впервые. Собственноком квартиры я стал по просьбе моих друзей. Деньги от продажи квартиры не получал и никому ничего не отдавал». Несмотря на эти пояснения краевой суд становится на сторону Талеровой как добросовестного приобретателя.

Заметим, что, как вы видите из отказного материала, Геннадий Дорохов – это друг, который со слов Суборя, искал двух подставных собственников. Председательствующий краевой коллегии тоже Дорохов. Может, это и не значит, что в краевом суде завёлся обыкновенный мошенник, который путём заведомо неправосудных актов через родственников кидает простых граждан на квартиры. Может, это просто однофамильцы. Во всяком случае, юрист Селицкой считает, что истоки афёры находятся выше краевого суда.

Мы созвонились с Галиной Талеровой. Она пояснила, что считает мошенниками саму Селицкую и её юриста. Однако откуда у неё деньги на покупку квартиры, толком не пояснила, и вообще заявила, что будет общаться только с компетентными органами. Ну а мы можем только пожелать Галине Вячеславовне общения как со следователем, так и с работниками ГУИН.

Максим Суборь также не пожелал общаться с прессой, а пожелал общения только с компетентными органами. Прокомментировать, почему в протоколе краевого суда записано, что он не получал денег за квартиру, он не пожелал. На вопрос: «Как всё было? Вы купили квартиру, потом продали?» Он ответил: «Пусть будет так».

Как говорит Любовь Мастерских, юрист Селицкой, на её взгляд, уголовное дело пытаются развалить. Во всяком случае, пока, насколько ей известно, следователь допросила только Селицкую.

Ну, а мы номинируем судей Дорохова, Важенину и Степанову на премию «Ниже плинтуса». И очень жалеем, что у нас нет премии «Ниже ниже плинтуса».

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Какую женщину вы хотели бы видеть президентом России?

Всего проголосовало
39 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года