Главная страница Защита прав Добровольное признание или репрессии согласно закону

Добровольное признание или репрессии согласно закону

28.12.2016
Татьяна Романенко

фото

Продолжение. Начало в № 48-50.

Некоммерческие организации должны добровольно признаться в том, что они «иностранные агенты», в противном случае – штраф 300 тысяч рублей и запись в реестр без заявления, то есть насильно.

Организации, внесенные в реестр иностранных агентов, как бы получают черную метку, клеймо «неприкасаемый» и чаще всего вынуждены закрываться.

Как рвутся связи и уходят спонсоры, рассказывали на пресс-конференции в Институте региональной прессы руководители некоммерческих организаций – «иностранных агентов». Продолжаем публикацию выступлений руководителей некоммерческих организаций – «иностранных агентов» на пресс-конференции в Институте региональной прессы в Санкт-Петербурге.

А.А. Шароградская, руководитель Института региональной прессы.

– Изначально предлагалось добровольное признание себя иностранным агентом. Мол, вы идете, регистрируетесь, а дальше живете спокойно, потому что вы признали себя этим самым иностранным агентом.

Мы попали в первую десятку, но изначально для нас, для нашей организации не стоял вопрос – будем ли мы регистрироваться как иностранные агенты. Закон показался безумным, бессмысленным, не знаю, как с точки зрения Конституции, я не юрист, но с точки зрения здравого смысла глупость в отношении организации, которая на тот момент уже 24 года работала на иностранные деньги.

Это был российско-американский пресс-центр, это был академический проект Института США и Канады (Россия) и Нью-Йоркского университета (Центра по вопросам войны и мира и средств массовой информации).

В дальнейшем эта сетевая организация развалилась и остались по сути два филиала: один в Сибири, ныне действующий, и мы, которые зарегистрировались как самостоятельная организация. Отсюда иностранное финансирование.

В тот период, когда мы занимались помощью развитию бизнеса СМИ, у нас был пресс-центр и бушевала гласность, и мы не предполагали, что придется защищать свободу слова, свободу прессы и наша деятельность будет вызывать подозрение. Мы просто не думали, что что-то изменится, но в конечном счете все вы знаете, это не новость, что изменилась ситуация настолько, что слово «гласность» никто уже не вспоминает, может быть только историки, которые пишут статьи.

Для нас вопрос был решенный – агентами мы не регистрируемся. И в это время – проверка за проверкой, и одна налагалась на другую, и разные организации в одно время, и в конечном счете меня под каким-то таким предлогом, который даже трудно объяснить, вызывают в прокуратуру для того, чтобы подвергнуть допросу. То есть протокол ведется с самого начала, меня предупреждают, что я могу не давать никакой информации, либо, что могу ответить за недостоверную информацию, которую из меня пытаются извлечь.

И первый же вопрос: почему вы не регистрируетесь. Я ответила: потому что, если мы зарегистрируемся как иностранный агент, это будет имплицитное, то есть неявное объявление о том, что все те организации, а это и европейские, и американские, гранты которых поступали нам, дающие нам деньги, тоже неявно вовлекались в эту цепочку. Потому что агент обязательно чей-то, агент – это обязательно работающий на кого-то и для чего-то, и агент, это, как мы с вами понимаем, это тот, кто против своей страны что-то делает.

И если я могла бы, играя со словами, решить – ну да, мы назовемся так, будем продолжать работать без всяких проблем, может быть. Но ведь я таким образом подставлю множество организаций, а сейчас я уже не могу сказать вам точно, сколько было организаций, с которыми у нас были проекты единичные и долгосрочные.

Значит эти все организации нас «совращали» и заставляли работать против своей страны. Это уже, как это у юристов называется, групповая работа против страны.

Я сказала – нет, ни за что. После этого они нас в реестр воткнули, потому что появилось добавление к закону, по которому хочешь ты или не хочешь, но ты будешь внесен в реестр и живи как знаешь.

Наше дело в Европейском суде, по сей день мы боремся не за то, чтобы закон смягчили, изменили или что-то такое сделали, мы боремся за то, чтобы этого закона не было вовсе.

Если мы совершаем что-то противоправное, если мы делаем нечто, что вредит нашей стране, нашим гражданам и так далее, это уже из другой области, но это никоим образом не должно называться иностранный агент.

Но, тем не менее, была попытка, об этом, наверное, все сидящие здесь знают, когда меня остановили в аэропорту и отобрали у меня всю оргтехнику, и было объявлено на заседании суда по этому поводу, что меня подозревают в терроризме и в экстремизме.

И это длилось довольно долго, опять были допросы, вернее опросы, которые пытались превратить в допросы, меня сначала опрашивали, а потом говорили: мы сейчас составим протокол, а вы его подпишите. «О, нет, – говорила я, – ничего подобного я делать не буду».

Сегодня я прочла статью, что все еще борются добрые и благожелательные люди за то, чтобы этот закон смягчить, внести поправки, сделать его изящнее и тоньше, может быть, даже переименовать. Так вот, я выражаю нашу позицию: мы строго против того, чтобы закон в этом виде, или в смягченном виде, но с этим названием существовал. Потому что это издевательство над всем гражданским обществом.

Вдовин Юрий Иннокентьевич, соучредитель организаций «Гражданский контроль», «Антифашистский союз», «Балтийский Медиа Центр», «Центр развития некоммерческих организаций». Эксперт Фонда защиты гласности по Санкт-Петербургу.

Я бы хотел на два момента обратить внимание аудитории. У нас пропаганда говорила все время, что мы сделали закон, аналогичный закону Foreign Agent Registration Act, сокращенно FARA, в США.

Действительно, в 1938 году США выпустили аналогичный закон об агентах, но он не распространялся на некоммерческие общественные организации абсолютно.

Во-вторых, он был выпущен потому, что Америка пыталась противостоять фашистской пропаганде в США, лоббированию интересов нацистской Германии и, извините за выражение, коммунистической пропаганде, которую пытались там реализовывать агенты Коминтерна.

Америка выпускала этот закон в защиту демократии, мы выпустили этот же закон в стремлении бороться с демократией в России.

Если вы внимательно смотрели за той пропагандой, которая была по отношению к некоммерческим организациям, там было еще два лживых тезиса. Особенно отличилась газета «Известия». Когда-то была приличная газета, теперь она почему-то активно борется с некоммерческими организациями.

Она писала: «Журналисты выяснили, провели серьезное журналистское расследование, что «Голос» получает деньги из-за рубежа».

В то время, как Минюст на своем сайте размещает всю информацию о некоммерческих организациях, в том числе, размещая и источники финансирования.

То есть никакого такого страшного раскрытия тайны, что какие-то организации получают какие-то деньги, в этом сообщении конечно не было.

И второе. Надо понимать, этот закон выпускался с одной единственной целью – парализовать работу некоммерческих организаций, занимающихся защитой прав человека, занимающихся защитой экологических прав и так далее.

Действительными агентами, пользующимися дотациями иностранных государств, являются организации, которые получают колоссальные деньги от международного ядерного лобби, нефтепромышленный комплекс, который противится развитию экологических организаций, противится развитию альтернативных источников энергетики и еще много таких примеров, когда государство на самом деле является агентом иностранных служб каких-то, которые реализуют свои корпоративные интересы за иностранные деньги.

В заключение хочу сказать, что на самом деле я горжусь тем, что принадлежу к этому племени некоммерческих агентов. В них действительно лучшие люди Российской Федерации. Я убежден, что когда этот закон будет отменен, Россия будет гордиться теми людьми, которые сейчас были объявлены иностранными агентами.

Справка и пояснение

Для того, чтобы некоммерческую организацию можно было признать иностранным агентом ей необходимо соответствовать одновременно следующим признакам:

1) быть российской организацией;

2) получать денежные средства и иное имущество от «иностранных источников»;

3) участвовать, в т.ч. в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации.

Некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она участвует (в т.ч. путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.

Разберем маленькую вставочку в пункте 3) этой нормы закона:

«в т.ч. в интересах иностранных источников».

Фраза « в том числе в интересах иностранных источников» буквально означает деятельность в интересах кого угодно и даже в интересах своей родной страны (какой ужас!). Смысл признака номер 3) не изменится, если убрать «в том числе» и оставить «участвовать в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации».

Итак. Некоммерческая организация, получающая иностранное финансирование и участвующая в политической деятельности признается иностранным агентом даже, если она действует в интересах России. Такой вывод следует из написанного в законе.

И хотелось бы понять в чьих интересах действовали те, кто проголосовал в Госдуме за поправки в закон о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранных агентов?

Материал к печати подготовила Татьяна Романенко, фото: vrntimes.ru

Комментарии

Гога 08:56, 29.12.2016
"получают черную метку, клеймо «неприкасаемый»" - ниче не попутала? Черная метка (из "Острова сокровищ") вроде как "билет на тот свет", а "неприкасаемый" вроде как наоборот неподсуден. Опять под «кайфом» пишешь? Может попробовать вычитывать опусы перед публикацией?
Гога 09:25, 29.12.2016
Неприкасаемы - низшие касты в Индии, ты чего уже для Индии пишешь? АВ уже с "межрегионального" на международный уровень выходит?
Типа нет 00:08, 02.01.2017
Ну, "неприкасаемые", друг Гога, в Индии не касты, а - каста. Одна. А что до международного уровня АВ не тянет, так это даже не оспаривается. Извилины на этот "уровень" не выходят. Тем более, что они Алисимчик куда-то задвинули. Автозаводская, видать, от зависти дорогу переехала настоящей журналистке. Дайте свободу молодым умам! Даже хоть и в возрасте.
Гога 06:58, 03.01.2017
Ками, дамаи, сарки - шудры (неприкасаемые, слуги).
Типа нет 21:21, 03.01.2017
Это разные индийские названия одной и той же касты. Синонимы. Как у нас изгои, отщепенцы, маргиналы, нищета, ублюдки, поганцы, "петухи", юродивые, убогие, бродяги и т.п.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Во Владивостоке появились два электробуса. Будущее наступило?

Всего проголосовало
13 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года