Главная страница Защита прав Проданная аренда

Проданная аренда

21.04.2016
Анастасия Попова.

фото

Риелтор-собственница намутила с землей

Сладко ли живется людям, которых выселили ради саммита? Их выселяли неизвестно куда с воплями и плачем. Вновь приобретенное жилье — это продолжение мучений. Как мучаются люди, которых не пожалел великий и ужасный саммит?

Валентина Сизова, ее дочь Мила и внук-аутист в 2012 году лишились дома на Седанке.

«К саммиту АТЭС нас снесли, дали очень маленькую сумму. На эти деньги мы не могли купить нормальное жилье для такого ребенка. А нам нужен был дом».

Нашли на улицы Яблоневой — это самый далекий, дальше некуда, пригород Владивостока.

Дом, на который им хватило денег – барачного типа, на троих хозяев.

– Это был дом с необходимой нам площадью. Когда мы в первый раз приехали смотреть, хозяйка показала домик и рядом 6 соток в аренде. А у нас кроме дочки с ребенком-аутистом, еще младшая дочь с мужем (она беременная), поэтому нужно было жилье, чтобы всем уместиться, – говорит Валентина Сизова.

Кроме того, стоимость дома небольшая — 2 600 000 тысяч рублей. На эти деньги необходимо было взять что-то, имеющее отношение к Владивостоку, ведь ребенка надо водить на занятия на улицу Толстого.

Домик им показывала Элла Муборашкина. Они посчитали, что на Яблоневой нашли более-менее подходящий дом.

– Мы много жилья посмотрели — на наши деньги нормальный дом не купишь. У ребенка занятия, Яблоневая и так далеко от города. Мубарашкина была риелтор и хозяйка дома в одном лице... – вспоминают женщины.

Когда пришли оформлять дом, тут-то их и надули. Земля шесть соток в аренде у их квартиры на 25 лет, однако у Мубарашкиной проскользнуло, что она оформляет землю.

Как говорят женщины, эта земля — под туалет и огород, она относится к их части дома, продавать ее кому-либо другому было нельзя.

Потом оказалось, что землю соседка продала новым соседям, а они люди состоятельные. Часто к дому дорогие тачки подъезжают. На участке, который Сизовы считали своим, появился первый гостевой домик. Они там, насколько поняли Сизовы, гостиницу строить хотят.

А эта земля Сизовым очень нужна. Все дорого — лекарства больному ребенку ни разу не предоставляли бесплатно, приходится самим покупать, а без них он даже заснуть не может.

– Я на этом участке картошку сажаю, ягоды, хоть на чем-то сэкономлю. Проблему с туалетом мы решили, но изначально это была земля под туалет, – говорит Мила.

На ее взгляд, загвоздка в том, что новый сосед – высокопоставленный тип, его жена говорила, что он работает в ФСБ. Может, конечно, и не работает, может, просто пугала.

– Мы с ним судимся, судья говорит: «Они заплатили за эту землю», – вспоминают женщины, но они все равно будут биться за эту землю, потому что... нет, это не единственный шанс выжить, просто с таким ребенком очень тяжело.

– Ему 11 лет. Некоторые аутисты до этого возраста ходят в памперсах. Он на гормонах, поэтому выглядит крупным. Администрация наших проблем не понимает — наш ребенок, даже нечего на него заморачиваться. Вы купили дешевое жилье за два миллиона. А наш дом на Седанке был прекрасный, и там была баня. Когда нас всех выселяли, тем, у кого коттеджи, давали нормальное возмещение, а тем, у кого обычное, но добротное жилье, оставили ни с чем. Вот мы и мучаемся, – говорит Мила.

Ребенок у них трудный, и даже в школу для особенных детей не берут, хотя могли бы взять, как считает Мила. Предложили платно – за 23 тысячи рублей.

– У меня нет таких денег. Как сами можем, так и занимаемся с ним. Моторику рук разрабатываем, учим элементарному, чтобы мог картинки с ягодками в одно место класть, другие картинки — в другое. Помощи людям с такими детьми нет. Я честно скажу: «В России дети-аутисты рождаться не должны». Для нас везде закрыты двери. Даже родной папа от нас отказался сразу, – говорит Мила.

Ей сейчас очень важно отстоять огород для ребенка, иначе она его не прокормит.

Суд они уже прошли. Валентина Сизова подает иск к Элле Мубарашкиной и Юлии Котовой. Сизова говорит о том, что Мубарашкина показывала ей участки и она думала, что их приобретает. В росреестре Мубарашкина, со слов Сизовой, сказала, что они находятся в стадии оформления, поэтому, на тот момент, она не могла продать их истице.

Также Сизова указывает, что эти земельные участки передавались Мубарашкиной для эксплуатации дома на Яблоневой на срок до 22.11.2058 года. Сизова просит признать дальнейшие соглашения по участкам незаконными. Представитель Юлии Котовой возражала против удовлетворения требований, поскольку Юлия Котова сейчас является арендатором этих земельных участков, когда она получала договор аренды, обременения на эти земли не имелось.

Мубарашкина пояснила, что у Сизовой не было всей суммы, Мубарашкина снизила стоимость до самого дома и участка под ним.

«Из материалов следует, что 08.04.2010 года между ДЗИО Приморского края и Клещевским был заключен договор аренды … арендодатель … предоставляет, а арендатор принимает земельный участок … для обслуживания части жилого дома».

В деле есть бумаги передачи прав на это участок Мубарашкиной. 30.10.2014 Мубарашкина передает свои права на участок Юлии Котовой. Представитель Сизовой ссылается на Постановление пленума ВАС, согласно которому покупатель здания ..., с момента регистрации перехода права собственности на такую недвижимость...

Суд отметает разъяснение верховного суда на том основании, что Сизова, приобретая часть жилого дома, покупает и участок. Соответственно, на другие участки претендовать не должна.

Суд приходит к выводу, что права Сизовой никак не нарушены.

Однако Сизовой отвечают из Департамента земельных и имущественных отношений Приморского края. Пишет директор департамента Соколова: «... земельные участки предоставлены в аренду для целей, не связанных со строительством: для обслуживания части жилого дома. Использование данных земельных участков для строительства не предусмотрено» (а они там какую-то постройку возвели).

И, вот главное: «... земельные участки ... сформированы и предоставлены для обслуживания главной вещи — части жилого дома... и не могут быть переданы самостоятельно от основного земельного объекта, а равно использоваться как самостоятельные объекты».

И, главное: «...департаментом, в адрес арендаторов … направлено уведомление о расторжении договоров аренды … и необходимости возврата арендодателю указанных земель».

Объясняю русским языком. Есть дом на Яблоневой (на трех хозяев), Валентине Сизовой, у которой дочь Мила и внучек-аутист принадлежит квартира, за которой закреплена аренда двух участков. Аренду двух участков риелтор-бывшая-собственница квартиры на Яблоневой умудрилась продать Юлии Котовой.

Продать. Аренду? Не сдать в субаренду, а продать? То есть, назначение земли по прежнему — обслуживание квартиры Сизовой, собственник земли по-прежнему администрация Приморского края, которая с Котовой расторгает договор аренды.

Не хотела браться за эту историю, думала, риелтор оформила право собственности и продала, а она, выходит продала ничто... воздух. Право аренды, которого нет и быть не может, как я понимаю.

Держу кулачки за женщин, воспитывающих сложного ребенка. По закону эта земля должна принадлежать им. Да она им и нужнее, а то как они, с таким сложным ребенком...

Анастасия Попова.

Карикатура Сергея Корсуна.

whoiskto.livejournal.com

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему Путин продолжает режим строгой изоляции для себя после вакцинации?

Всего проголосовало
20 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года