Главная страница Защита прав Это не судьи. Это каторжники!

Это не судьи. Это каторжники!

13.04.2016
Анастасия Попова.

фото

Женщине, которая к нам обратилась, на ум приходит пример времен ее военного детства, как у одного мужика была лошадь. Он слишком часто ее бил, перегружал и заездил. Лошадь померла. В роли лошади ей представляется ее близкая родственница, которая работает судьей в одном из райсудов Владивостока.

25 минут на каждое дело

– Положение катастрофическое! Весь суд полностью парализован. В июне у вас была статья Надежды Алисимчик «Цена качества Приморского краевого суда». Мало что изменилось – им поставили на окна жалюзи, поставили вентиляцию. А что касается объемов работ, ничего не изменилось. Текучесть кадров, секретарей и помощников судей огромная, судьи работают на пределе. Секретари и помощники постоянно уходят, – говорит наша читательница.

В районных судах сидят до девяти вечера, вкалывают в праздники и выходные. Например, одна судья ушла в отпуск, отдыхала только неделю, остальное время решения отписывала. Их ведь отписывать некогда. Как сказала наша собеседница, в год на судье может быть больше 1000 дел, причем они кочуют из месяца в месяц. 200-400 дел в месяц на человека, со слов нашей собеседницы, да и сами судьи не раз об этом заявляли — это нормально.

Если подсчитать, 400 дел разделить на 22 рабочих дня в месяце, получается, на каждый день 18 дел (это если забыть про праздники и отпуска).

Если у человека восьмичасовой рабочий день, получается, что в час он должен сделать 2-3 дела, то есть каждый процесс вместе с окончательно вынесенным и отписанным решением должен длиться где-то 25 минут.

А если дело сложное, судья в неделю только два дела может рассмотреть.

Говорят, судьи много получают. Родственница нашей читательницы и ста тысяч рублей, бывает, не приносит, ей к семи на работу, быстро что-то перекусывает и возвращается поздно вечером, за 9 вечера обычно приходит и... снова за компьютер.

Как считает наша читательница, Хижинский превратился в царя.

– У нас в судебной системе у него должность выше, чем у президента. Квалификационная коллегия судей, как я думаю, существует только на бумаге — как сказал Хижинский, так и пойдет. Совет судей... Для чего ты работаешь, Попов? Получается, что один умирает на работе, сидит до изнеможения, а другой вольготничает, – не унимается наша читательница.

О любимых председателях

Как она говорит, из ее переписки с верховным судом она узнала, что самая высокая нагрузка у приморских судей апелляционной инстанции по уголовным делам. Они рассмотрели — 6 640 дел, а их всего 40 человек. Если разделить по делу на человека – это 173,5 дела. Хотя, на ее взгляд, это очень мало, учитывая, что в райсудах по 1000 дел на человека приходится. «Эту апелляционную инстанцию смело можно сокращать до 20 человек», – считает наша читательница.

Из ответа обратившейся к нам. «В соответствии со статистическими данными за 2013 год нагрузка на судью судебного состава по гражданским делам составляет от 666 до 928 дел, т.?е. сказать, что кто-то работает не в полную силу было бы неправильно», – пишут из верховного суда.

Всего 11 судей: 6 рассматривают гражданские дела, 5 – уголовные. Это явное неравенство, если учесть, что сложных уголовных немного, и вообще уголовных дел раз в 10-15 меньше, чем гражданских. Да и гражданские, обычно, сложнее — там процесс начинается с нуля, а в уголовном деле судья, разве что, ищет ошибки следователя.

Налоговая просто подставляет фамилии

– Получается, у одного дело как война и мир, а у другого – несколько листов. «Дружки» и «ставленники» делают карьеру за счет однотипных дел. Налоговая, например, составляет иски, в которых просто меняет фамилии. Пишут: «Сидорова – 130 рублей». Только подставляют фамилии, – делится наша собеседница.

Вспоминает она, как пришла одна судья, сидела на простых делах. Полшестого ее на работе уже нет — то заболел подсудимый, то адвокат. Перевели ее вместе с другой судьей на уголовные дела. Ушла в отставку.

По поводу налоговой... Наша читательница показывает документ, согласно которому она должна 11 рублей. Хочет скорее заплатить, ведь иначе в суд подадут. И проблема не в том, что она боится суда, проблема в том, что она жалеет суд.

– Это не судьи, а каторжники! – говорит наша читательница.

Ее родственница приходит домой, садится за компьютер, в семь утра — на работу. Ни одной субботы, ни одного воскресенья у нее не было для отдыха. Детей своих они почти не видят.

Есть такие, которые умудряются 1 500 дел в год рассмотреть, но работают с условием: только однотипные дела. Доплат за количество или сложность дел не существует.

Существуют такие дела, которые рассматриваются почти год. Что далеко ходить – мы сами так судились с Седанкинским интернатом — процессы шли на протяжении года, а под завязочку сидели в суде неделю, прерываясь только на сон, почти безвылазно. На скольких процессах была я — это не просто не укладывалось в 25 минут, стандартная речь одной стороны едва ли часа в два впишется. А у сторон могут быть адвокаты и свидетели. И все они любят поговорить.

Как говорит наша читательница, в суде получается, что одни штампуют однотипные дела, другие ломают голову.

Падают с давлением 200

Родственница нашей собеседницы недавно свалилась с давлением за 200. Тут хочется напомнить, что часто, если судья заболела или пошла в отпуск, мы это воспринимаем так, будто у нас дело очень важное и судья намеренно затягивает процесс. Это не так — они реально болеют. Потому что у них очень большие нагрузки. И отпуск 2 месяца в году им необходим, иначе они скоро перестанут выдерживать свою работу.

Я и сама нередко замечала, что в кабинетах у судей все завалено бумагами. Со слов нашей собеседницы, кабинеты маленькие, зала для объемных дел во Фрунзенском суде нет, условия работы ужасные — дела слушаются с открытыми дверями, свидетели слышат показания предыдущих, а это недопустимо.

Из кабинета люди выходят, обливаясь потом. Обращаться куда-либо бесполезно. Верховный суд не реагирует.

– Я пишу: «Невыносимо работать», из верховного суда пишут: «Согласны, большая нагрузка». Верховный суд никак не помогает. Председатель Хижинский ничего не делает, – говорит родственница судьи.

По идее надо бы и кабинеты побольше, только вот нам, простым смертным, не понравилось бы дополнительное увеличение расходов на суды.

Не судитесь из-за копеек

Мы с вами никак не можем повлиять на то, чтобы в отношении судей в суде существовала справедливость. Но кое-что мы можем сделать.

1. На суды приходить необходимо.

Если у тебя прыгает давление, не отлеживайся, вставай и иди такой, какой есть. Если лежишь в больничке, напиши доверенность. Если у тебя нет почтового ящика для повесток, купи. В общем, если цена вопроса велика, самый плохой вариант бегать от суда и потом рассказывать какой ты бедненький, как у тебя болела ножка, не вошли в твое положение и отобрали кучу денег.

2. Перед судом обязательно продумайте речь.

Почитайте законы. Запомните те, которые говорят о вашей правоте, а лучше запишите. Речь должна быть краткой. Я, как журналист, постоянно наблюдаю то же, что и судьи. Приходят (особенно пожилые люди) и три часа рассказывают про свое детство, свою семью, свою трудовую биографию и только немножко про то, с чем пришли. Причем обрываешь, задаешь вопросы, говорят: «Я не закончил» или что-то в этом роде. Я – журналист, в публикации детали трудовой биографии и раннего детства могут выглядеть симпатичнее самой истории. Но судье нужно только ваше описание ситуации, ваши аргументы и ваши доказательства. Говорить надо кратко и понятно.

3. Если у вас есть оригиналы документов, отдавать их нельзя.

Нужно принести в суд оригиналы, сделать копии для судьи и ответчика. Я, например, всегда говорю: выберите важное и приготовьте для меня копии. И никогда так, чтобы мне было удобно, никто не сделал. Либо приносят все шесть ящиков, либо не приносят ничего, либо идут копировать и оставляют вместе с копиями оригиналы... Если человеку надо закрыть процесс за 25 минут (еще и решение отписать), не ставьте его в такое положение, что он что-то должен для тебя ксерить. Часть решений выносятся не в пользу правой, но жутко тупящей стороны, потому что вторая сторона по-человечески подготовилась к процессу.

4. Есть фраза, которая приписывается судьям: «Сделайте так, чтобы мы не могли вынести решение не в вашу пользу».

Вы будете ходить по инстанциям вечно, пока не научитесь ходить правильно. Поэтому: решили обратиться в прокуратуру, добивайтесь, чтобы прокуратура верно разрешила ваш вопрос — ходите туда толпой, предъявляйте доказательства. Помните, что для судьи ваши 30 отписок – это очень большое давление. Для меня, когда я имею дело с любителями собирать отписки, это тоже давление. Как так, 30 человек ничего не нашли, а я найду... Если решили идти в суд, идите с пакетом доказательств и толпой свидетелей. Это будет непростой процесс, но он будет один, после него уже не будет огромного количества процессов в судах и жалоб куда ни попадя.

5. Просто ради принципа, ради абстрактной правды и справедливости, ради сумм, которые вы можете без проблем выплатить, но считаете, что их начислили неверно, и т. д. не судитесь.

Если вас бесит бюрократия, во имя которой вам незаконно приписали 11 рублей, и вы идете в суд, вы эту самую бюрократию и создаете. Потому что в этом же суде люди судятся за квартиры. И чтобы судья не накосячил там, где речь идет о жизни человека, он не должен быть вымотан процессами за копейки.

Анастасия Попова.

Рисунок prikol.i.ua

карикатура: wg83.odnoklasniki.ua

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Какую женщину вы хотели бы видеть президентом России?

Всего проголосовало
10 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года