Главная страница Защита прав Ну она же не любовница Путина!

Ну она же не любовница Путина!

29.10.2014
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фото

О предыстории, отчасти странной, отчасти криминальной, пока не будем. Начнем с самого криминального эпизода: 18 августа Марину Г. облили кислотой неизвестные личности. Лицо, руки, шея, грудь… Сами понимаете: лето, все ходят в открытой одежде, так что попало везде. Дальше понятно тоже: скорая, больница. Что касается расследования криминального происшествия – мы пока опустим. Поговорим о лечении, о больнице.

Больница называется нечитаемой аббревиатурой: ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА, что значит Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения Дальневосточный окружной медицинский центр Федеральное медико-биологическое агентство. Насчет падежей, согласования – это не ко мне. Я вообще считаю, что тех, кто так называет больницы, да и любые другие заведения, следует сечь на площади прилюдно. Чтоб в мозгах прояснилось. Забыли, забыли заветы Ильича! Почему-то в 1920-м году большевики не назвали новый орган ГКЭР. Им почему-то хотелось, чтоб ни современники, ни потомки не спотыкались на этой примитивной аббревиатуре. Они сократили Государственную комиссию по электрификации России в звучное Гоэлро. Да, было время, когда начальство интересовалось, как их слово отзовется. Нынешним чиновникам это ни к чему. Для них главное – бумажка, а бумага все стерпит.

С другой стороны – как вы лодку назовете, так она и поплывет.

Вот в это ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА и поступила Марина Г. с криминальной травмой. В реанимацию.

Следует сказать, что Марина Г. сама не чужда медицине. Ее жизнь была связана с санитарно-эпидемиологической службой, и среди ее подруг и знакомых медиков, разумеется, немало. Вот ее подруга Лариса Рязанова, врач из Приморского центра микрохирургии глаза, и прибежала к ней в реанимацию. «А глаза?» — был ее главный вопрос. Мы спасаем больной жизнь, ответили медики ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА. А глаза мы не лечим.

Конечно, главное спасти жизнь. Но если есть возможность спасти и зрение – то почему бы не спасти? ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА не лечит глаза? Но есть же специалисты!

Впрочем, в самой ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА тоже есть врач-офтальмолог, она осмотрела пациентку в день поступления, оказала экстренную помощь, т.е. промыла ей глаза и сделала запись, как полагается. Пациентка, правда, отрицает, но мало ли что говорят пациенты после такой травмы. Следующий осмотр назначен на 25 августа. Заместитель руководителя ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА в разговоре с Ларисой Рязановой говорит, что пациентка не нуждается в дополнительной помощи, тем более специализированной офтальмологической, все лечение она получает в полном объеме и на должном уровне. Впрочем, так всегда говорят врачи, это такая специальная формула для успокоения родственников и друзей.

Тем не менее, врач Центра осматривает пациентку – и выясняет, что больная очень нуждается в специализированной помощи – и срочно! Прошло 30 часов после травмы, а значит, кислота действует и разъедает глаза.

19 августа Марина Г. заключает договор с Приморским центром микрохирургии глаза. К работе приступает врач-офтальмолог Владлена Лузьянина – кандидат медицинских наук, 25 лет стажа, провела более 10 000 операций. Она обучает дежурную медсестру реанимации выполнению специальных процедур: наложению глазных ванночек, закапыванию глаз, закладыванию глазных мазей. Все это надо делать каждые 2 часа круглосуточно!

А назавтра выясняется, что ничего из этого не сделано. Почему? Классика: 1) «Больных много, а я одна!» и 2) «Мне начальство ничего не говорило, с ним разбирайтесь».

То есть, чтобы оказывать в чужой больничке чужой больной свою помощь, надо сначала заключить договор между Приморским центром микрохирургии глаза и ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА. А пока не заключили – руки прочь, мы запрещаем?! И началась долгая бумажная история…

Если помните, не так давно в Москве в международном аэропорту Шереметьево экстренно сел испанский самолет – сердечный приступ у пассажира. Вместо «скорой» его встретили две аэропортовские медички с «зеленкой», потом вызвали «скорую», потом она долго ехала, потом приехала не реанимационная, а потом, прежде чем оказать помощь умирающему и вернуть его к жизни, медики долго оформляли бумаги… В результате больной умер. Был скандал и разборки, поскольку такое поведение недостойно международного аэропорта.

Для заведения с названием ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА ничего недостойного в таком поведении нет? Как вы лодку назовете… И вообще, сотрудникам этого заведение непонятно было нетерпение медиков из Центра микрохирургии глаза: что вы, типа, суетитесь, она ж не любовница Путина, чтоб так стараться… Они что, надеются, что им кто-нибудь когда-нибудь поручит лечить любовницу Путина, и берегут силы? Напрасные мечты: Путин кто угодно, но не идиот.

Было написано несколько вариантов договора, но руководству ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА они все не нравились. А драгоценное время идет! Надежды на сохранение зрения тают! А ведь в первые дни после травмы зрение еще сохранялось, и если бы экстренная операция была произведена тогда, думаем, все могло бы окончиться хорошо. Но без договора – никакой операции, врачей Центра просто не допустили бы в операционную. Юридическая служба ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА, считаем, стояла насмерть.

Кстати, знаете ли, кто руководит юридической службой ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА? Вы не поверите: бывший заместитель прокурора края Сергей Николаевич Лучанинов. Ну, прокуроры – известные мастера отписок! Это знает всякий, кому приходилось писать в прокуратуру и получать оттуда ответы. Но в данном-то случае речь о здоровье!

Дошло до обращения в Следственный комитет и найма адвоката. Наконец юридическая служба ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА одобрила договор – 28 августа. На следующий день Марину Г. осматривала главный офтальмолог краевого департамента здравоохранения Людмила Догадова и сказала, что операция, которую собирались проводить врачи Центра и которая постоянно откладывалась из-за юридических придирок к договору, сильно запаздывает. Операцию сделали на обоих глазах в тот же день. Поздно. Один глаз потерян. Восстановить зрение во втором – шансов мало.

«В течение первых 10 дней с момента ожога мое лечение в ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА, как я понимаю, было некачественным, зачастую прерывалось… То, что я никогда не буду видеть, я соотношу только с деятельностью, а вернее бездеятельностью ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА».

Это – из объяснения Марины Г., которое она написала для следователя Следственного комитета.

Она и президенту написала. Почему бы нет? Она имеет к нему непосредственное отношение: в этой самой ФГБУЗ ДВОМЦ ФМБА ее сравнивали с любовницей Путина!

Досравнивались.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Зачем Путин подписал закон о продлении полномочий до 2036 г.?

Всего проголосовало
18 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года