Главная страница Защита прав От земельных споров до больничной койки

От земельных споров до больничной койки

18.06.2014
Наталья ФОНИНА. Рисунок http://territoriaprava.ru/topics/46877

фото

Кому выгодны земельные аферы?

Земельные тяжбы в селе Дубровичи Рязанской области тянутся давно. Все из-за того, что, очевидно, с ведома главы администрации Дубровического сельского поселения «перекраиваются» границы земельных участков. Владельцев соседних участков ни о чем не предупреждают, вопреки законом.

Гражданам, узнавшим, что клочок их участка «уплыл» к кому-то, что вокруг завязываются нечестные игры, рекомендуют обратиться в суд. И они думают, что суд как истина последней инстанции, поставит все на свои места и разберется. Однако, зачастую суд встает на сторону местничковой администрации. В результате, людей сталкивают лбами, судебные тяжбы длятся годами и, очевидно, кто-то имеет с этого навар.

Судебный спектакль по отрепетированному сценарию?

– В 2010 году соседи подали исковое заявление в суд об изменении границ их участка, — рассказывает Лилия Шремф. — У нас имелся межевой план, составленный в соответствии с законом, согласно которому мы занимали 2650 кв. м. Согласно архивным сведениям, ранее площадь данного участка составляла 3 000 кв. м.

Соседям, полагаем, было не на что жаловаться, потому что один из межевых знаков, ограничивавших наш участок, мы перенесли вглубь, тем самым увеличив площадь соседней территории.

Назначенная судом эксперт Аушева должна была дать оценку межевому плану и границам смежных участков. Мы не возражали. Но увидев на придомовой территории установленные видеокамеры, эксперт отказалась проводить экспертизу, потребовав выключить их и стереть все записи. Чего испугалась эксперт Аушева, если она собиралась действовать, согласно этике и установленным правилам проведения подобных экспертиз?

Со слов эксперта, суд сделал вывод, что мы якобы препятствовали проведению экспертизы, что не соответствует действительности. Вскоре из материалов дела мы узнали, что эксперт Аушева не имела соответствующей лицензии на проведение землеустроительных работ, в ее компетенцию входил круг вопросов, касающихся промышленной и строительной экспертизы.

В следующий раз экспертизу решили провести быстро и без лишнего шума: этого же эксперта назначили в судебном заседании в мое отсутствие. Я проходила лечение в больнице, и потому заявить отвод этому эксперту, полагаю, назначенной судом повторно, что противоречит закону, не могла. Едва я возвратилась из больницы, на пороге моего дома появилась эта эксперт, которая, кстати, никаких документов не предъявила.

Из-за того, что в свое время неправильно были определены поворотные точки с одними соседями, эксперт сделала вывод в пользу других соседей. Суд удовлетворил иск об изменении границ их участка. В результате, изменились границы всех трех смежных участков. Полагаю, что суд встал на сторону интересов администрации и соседа: сведения о границах земельного участка, полученные, считаем, обманным путем, суд признал, якобы как достоверные.

Видимо, почувствовав свою безнаказанность, соседи вели себя с напором и слишком, на мой взгляд, агрессивно… Когда в судебных процессах решением суда была поставлена точка, прокуратура Рязанской области и Рязанского района проводила проверку и нашла нарушения. Надзорные органы пришли к выводу, что за Б. на самом деле закреплен единственный земельный участок площадью 0,14 га, а не 0,29 га, как следовало исходя из межевого плана и судебного решения.

Прокуратура Рязанского района сообщила Лилии Шремф, что по факту завладения Б. землей материалы переданы в УМВД города Рязани. В результате многочисленных проверок материалы отфутболили в УМВД Рязанской области, где принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Чтобы завести на соседа уголовное дело, надо его избить?

– А потом в отношении моего мужа возбудили уголовное дело, — продолжает Лилия Шремф — Я считаю, что такое упорство соседей является местью за мои настойчивые жалобы и хождения по инстанциям…

Дело происходило так… В начале августа прошлого года Алексей решил выкосить траву вдоль нашего забора. Едва заглушив бензопилу, и откатив бревно, которое мешало пешеходам, он услышал крик соседки Б. Алексей пытался успокоить скандалящую женщину, но неугомонная соседка, продолжая кричать, бросила в него камень.

На ее крики выбежал рабочий, проводивший в доме Б. какие-то ремонтные работы. Алексей в это время оказался вне расположения видео камер. Рабочий С. толкнул Алексея сзади, отчего упал не только Алексей, но стоявшая рядом соседка. Когда на улице появился муж соседки, Алексей пытался объяснить ему, что произошло. Но безутешная Б., указывая на Алексея, продолжала кричать, что тот на нее накинулся первым. Пойти на мировую не получилось. Конфликт распалялся. И уже четверо – чета Б., их сестра и рабочий избивали Алексея.

Дождаться милицию в Рязанском районе практически невозможно. Алексей был сильно избит, и я решила, что не оставлю этого просто так. Мы решили поехать в отделение МВД своим ходом. Взяв с собой окровавленную одежду, камень, которым соседка наносила удары, мы сели в машину и двинулись в путь.

Окровавленную одежду и камень принять в качестве вещественных доказательств отказались. После милиции мы отправились в травмпункт. Еле дождались приема врача-травматолога. Он не проявил особое участие, мне пришлось настойчиво требовать, чтобы моего мужа отправили на обследование. Судя по его внешнему виду, считаю, полученные повреждения представляли опасность для здоровья.

В итоге наших скитаний по врачебным кабинетам, домой мы возвратились в два часа ночи. Ночью мужу стало плохо. Пришлось вызывать скорую помощь. Врач сетовал, почему его после обследования не оставили в больнице, как он утверждал, Алексею нужно находиться под наблюдением, и в любой момент до его приезда могло случиться кровоизлияние.

На мое заявление с требованием возбудить уголовное дело в отношении соседей по факту избиения я получила отказ. Но едва моего мужа выписали из больницы, по заявлению Б. возбудили уголовное дело по поводу того, что, якобы Алексей избил соседку. Получается, что в отношении того, кто был, в действительности, избит, то есть, являлся потерпевшим, еще и возбудили уголовное дело.

Вызов на допрос при помощи СМС

Соседи настаивают на том, что инициатором потасовки стал Алексей, а не они. Они тоже обратились к участковому. И в отношении Алексея Шремф возбудили второе уголовное дело по части угроз в адрес соседей.

Неделю назад следователь отправил Алексею по телефону СМС с требованием явки на допрос. Адвокат Алексея говорит, что следствие планирует объединить два уголовных дела в одно.

Я спросила, почему подозреваемого вызывают на допрос при помощи СМС, ведь традиционный способ являться в полицию по повестке никто не отменял. Оказывается, в Рязанской области о вызове на допрос с помощью СМС практикуются часто. Лилия Шремф спросила адвоката, может ли она впоследствии оспорить действия следователя, прикрепив к своей жалобе СМС. На такой открытый вопрос, она получила ответ: «Конечно же, нет!»

Может быть, в этом и «соль» российского следствия: «завуалировать все так, что потом никто не разберет, кто прав, кто виноват, лишь бы стояла галочка «раскрыто»? Не потому ли часто случается так, что бандитов у нас все чаще признают невиновными, якобы по закону, и по тому же закону становятся виновными те, кого избили едва ли ни до смерти?

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что вы ждете более всего от весны 2021 года?

Всего проголосовало
12 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года