Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 4 (984) от 24 января 2012  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
 
Политика

Путину незачет

ЕВГЕНИЙ ГОНТМАХЕР

Как всегда, я с большим интересом ознакомился с очередной статьей Владимира Путина «Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить», опубликованной «Известиями». Это было необыкновенно увлекательное занятие, тем более что, как заявил Дмитрий Песков, автор писал ее собственноручно во время новогодних каникул.

Конечно, очевидно, что Владимир Путин обложился кучей справочных материалов и докладных записок... Но недоверие к спичрайтерам и советникам иногда подводит. Хочу обратить внимание автора этой статьи на ряд досадных неточностей, которые на самом деле говорят о его неглубоком погружении в материал.

1.

Начнем с самого простого: бедности.

Автор утверждает, что «10-11% наших граждан остаются по своим доходам ниже черты бедности». Странное утверждение (может, не в ту справку заглянул?). Согласно самым свежим данным Росстата, по итогам 9 месяцев 2011 года доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума составляла 14,3%. Еще более запутывает вопрос заявление Владимира Путина на заседании президиума правительства 12 января уже этого года: «По нашей системе оценки, сегодня это 12,5% граждан, а было почти в 2 раза больше. Но если переводить это всё на понятный международный язык цифр, то, да, у нас это число сократилось в 2 раза, но, по международной методике, люди, живущие за чертой бедности, составляют у нас примерно 26%».

Так все-таки 10-11, или 12,5, или 26%? И, кстати, что это за «международная методика»? Может быть, ооновская, которая считает чертой бедности доходы менее 1,25 долл. (около 40 рублей) в день? Нетрудно посчитать, что это примерно 1200 рублей в месяц при том, что усредненный российский прожиточный минимум сейчас около 7 000 рублей в месяц. А если говорить об упомянутой Владимиром Путиным Греции, где, как он утверждает, бедных аж 20% населения (что правда), то ему, наверное, не написали в справке, что в Греции бедным считается человек, получающий менее 6480 евро в год. Легко посчитать, что это примерно 21 600 рублей в месяц. По наиболее свежим данным Росстата, за чертой греческой бедности у нас проживает примерно 55-60% населения. Почему я подробно останавливаюсь на этом, казалось бы, мелком примере? ...Я хочу ясности, понятности и профессионализма, а не очередного запудривания мозгов через игры в непонятно откуда взявшиеся цифры.

2.

Хочу разобрать еще один, более сложный пассаж на социальную тему из статьи Владимира Путина.

Речь идет о среднем классе. Автор пишет, что в 1998 году «средний класс составлял от 5 до 10% населения — меньше, чем в позднем СССР. Сейчас средний класс, по разным оценкам, составляет от 20 до 30% населения». Во-первых, должен заметить, что в конце 1990-х годов средний класс в России (сошлюсь на такого авторитетного специалиста, как Татьяна Малева) составлял около 20%. Во-вторых, за вроде бы благополучные годы экономического роста 2000-х его величина практически не выросла из-за того, что так и не созданы социальные лифты (что, кстати, признает в своей статье и Владимир Путин). Да и наша архаичная экономика не нуждается в массовом среднем классе (см., например, мнение экспертов, работающих по поручению того же Владимира Путина над обновлением «Стратегии-2020»). Это косвенно признает и Владимир Путин, когда пишет (совершенно справедливо): «За ближайшие 10 лет в экономику войдут еще 10-11 млн молодых людей, из них 8-9 млн будут иметь высшее образование. Уже сегодня на рынке труда 5 млн человек с высшим образованием не удовлетворены не только заработком, но и характером своей работы, отсутствием перспектив. Еще 2-3 млн – специалисты бюджетных учреждений, которые хотят найти для себя новую работу. Кроме того, 10 млн человек занято на производствах, построенных на архаичных, отсталых технологиях. (…) Так что создание 25 млн новых... рабочих мест для людей с высоким уровнем образования – это не красивая фраза. Это насущная необходимость, минимальный уровень достаточности».

Я недаром привел такую длинную цитату. На самом деле — это признание фиаско социальной и экономической политики, которую проводили в стране все последние 11 путинских лет. Если бы в эти годы Россия продолжала страдать от нехватки даже самых минимальных ресурсов для развития, то тогда, по крайней мере формально, у Владимира Путина была бы причина списать всё на не зависящие от него обстоятельства. Но за этот период в страну, по оценке известного экономиста Игоря Николаева, поступило от экспорта нефти, нефтепродуктов и газа 1,6 трлн долларов США, что в 5 раз больше, чем за 90-е годы. Что с этими деньгами сделали? Несколько сотен миллиардов долларов были вывезены обратно и материализовались на банковских счетах, в недвижимости и зарубежных активах избранного круга «жуликов и воров». Оставшееся разделили между повышением доходов населения (действительно, как пишет Владимир Путин, снизили масштабы бедности), Стабилизационным фондом (ныне замененным на 2 других фонда — Резервный и Национального благосостояния), снижением размеров суверенного долга и наращиванием золотовалютных запасов.

Но при этом:

- коррупция и откровенное воровство государственных денег приняли невиданные даже для «лихих» 90-х масштабы и стали неотъемлемой частью системы управления;

- последовательно ухудшили деловой климат, придушив в первую очередь малый и средний бизнес;

- так и не создали эффективную налоговую систему, которая должна быть построена на балансе между социальными обязательствами и мотивацией предпринимательской (в т.ч. инновационной) деятельности, что

- загнало значительную часть экономики в тень, сделало выгодным и модным не платить налоги;

- увеличили расслоение населения по уровню доходов до худших образцов стран Латинской Америки.

И с этой точки, по мнению Владимира Путина, всё та же команда, которая управляла страной все эти бездарно профуканные годы, должна решать задачу по созданию 25 миллионов новых рабочих мест? Понимает ли он, что для этого надо менять основы всей до сих пор проводимой в стране социально-экономической политики?

Заглянем в принятый прошлой Государственной думой федеральный бюджет на 2012-2014 годы. Там заложен быстрый рост расходов на оборону и правоохранительную деятельность и запланировано снижение (в доле ВВП) и без того позорно низких расходов всей нашей бюджетной системы на образование, здравоохранение, поддержку жилищно-коммунального хозяйства. Как это совмещается со структурной перестройкой нашего рынка труда, о необходимости которой как общенациональной задачи пишет Владимир Путин? О каком массовом среднем классе можно при этом реально говорить?

3.

В самом начале своей статьи Владимир Путин пишет: «Меня тревожит, что у нас практически не происходит обсуждения того, что надо делать в рамках выборов, после выборов. На мой взгляд, это не отвечает интересам страны, качеству развития нашего общества, уровню его образования и ответственности».

Это неправда:

- эксперты (а их было чуть ли не 1,5 тысячи!), которые работали, как уже упомянуто, по поручению того же Владимира Путина над обновлением «Стратегии-2020», подготовили неоднородный по глубине проработки, часто внутренне несостыкованный, но в целом очень интересный документ, где детально прописаны возможные развилки в социально-экономической политике на ближайшие 10 лет;

- Институт современного развития подготовил целую серию подробных докладов о путях модернизации России;

- у таких политических партий, как КПРФ, «Справедливая Россия» и «Яблоко», есть масса наработок программно-стратегического характера.

Мне как действующему профессору осталось только поставить оценку, а именно: НЕЗАЧЕТ.

ЕГЕНИЙ ГОНТМАХЕР, автор – доктор экономических наук, профессор, «Ежедневный журнал»


Диагноз: Альцгеймер

Болезнь Альцгеймера: «С развитием болезни проявляются такие симптомы как спутанность, раздражительность и агрессивность, колебания настроения, нарушается способность говорить и понимать сказанное…»

Обещание Путина «завершить создание в России такой политической системы, такой структуры социальных гарантий и защиты граждан, такой модели экономики, которые вместе составят единый, живой, постоянно развивающийся и одновременно устойчивый и стабильный, здоровый государственный организм». Вдумайтесь: он обещает завершить то, что делал все эти годы. Вам не страшно?

Текст статьи Путина любопытен слегка завуалировано обозначенным адресатом и риторикой. Сначала об адресате. В начале статьи рекомендую обратить внимание на два расположенных по соседству оборота. Первый: «Постоянно повторяющаяся в истории проблема России — это стремление части ее элит к рывку, к революции вместо последовательного развития». И второй, в следующем абзаце: «Господа» превращаются в «ниспровергателей».

Кого здесь имеет в виду автор? Вряд ли ненавистных ему оппозиционеров от власти, «поураганивших в девяностых». Еще сомнительнее – новых лидеров протеста вроде Удальцова или Навального. Они для него – бандер-логи. Правильный ответ только один – Путин говорит о части нынешнего истеблишмента, недовольной самим Путиным, его ручным и непредсказуемым эпизодическим «управлением», результатами такого управления, идущими в стране разрушительными процессами, становящимися реальной угрозой для этого истеблишмента. Известно, что такие люди в управленческой верхушке есть.

Неважно, что все высказывания в статье про стабильность не соответствуют действительности. ... Теперь он предостерегает своих соратников: «Опасайтесь бунта, он сметет не только меня, но и вас, я один могу вас защитить, я ведь еще – не отработанный материал».

Статья возвращает и другую на время подзабытую лексику – о «лихих девяностых». Тут проблема вот в чем. Бесспорно, последнее десятилетие было благоприятно. Фантастический рост цен на углеводороды позволил сделать жизнь граждан России благополучнее, решить некоторые социальные проблемы. Правда, проводя сравнения, Путин апеллирует к 90-91 годам. А при такой конъюнктуре можно было ожидать много большего. Да и заслуги тут у бывшего президента и нынешнего премьера нет никакой. Все сделали цены.

Но дело не в этом. Путину абсолютно нечем похвастаться в части его собственной президентской деятельности. Строительство в его руках превращалось в разрушение, а реформы в основном проваливались. Единственный выход: нарисовать мрачную картину.

У меня постоянно возникает ощущение, что он верит в свою ложь. Ну как без такой веры можно было написать следующее: «И именно та группа единомышленников, которую суждено было сформировать и возглавить автору этих строк, опираясь на поддержку абсолютного большинства граждан, на национальное единение вокруг общих задач, вывела Россию из тупика гражданской войны, переломила хребет терроризму, восстановила территориальную целостность страны и конституционный порядок, возродила экономику и обеспечила на протяжении 10 лет один из самых высоких в мире темпов экономического роста и повышения реальных доходов наших людей».

Ведь тут все – ложь, от начала и до конца. Ничего он не возглавлял и не формировал. Не могло быть у него единомышленников за отсутствием собственных мыслей о развитии страны. И тогда, и сейчас. Из гражданской войны Россия вышла в вассальное подчинение Чечне. На территориальную целостность никто не посягал. Хребет терроризму не переломили, а своих – взрослых и детей – погубили немерено. Экономика деградирует, и одно из свидетельств тому – рост доходов опережает рост производительности труда. И, о боже! Ну зачем он заговорил об образовании?! Ну как можно хвастаться долей молодых людей, получающих высшее образование? Во-первых, резкий рост числа мест в ВУЗах происходил, как ни странно, в 90-х. ...Нулевые годы вывели коррупцию в ВУЗах в лидеры бытовой коррупции, распространив ее в форме бурного цветения на школы и детские садики. Кризис в образовании у нас беспрецедентный. ...

На этом фоне абсолютно потусторонне звуча слова Путина из статьи: «Убежден, сегодняшний и особенно завтрашний кадровый потенциал нашей страны позволяет претендовать на самые прочные позиции в глобальной экономической конкуренции». Трудно представить себе что-то более противоречащее действительности.

Возникает вопрос: а как могут появляться подобные тексты? Почему он появился в «Известиях»? Ответ очевиден. Можно смело лгать во время избирательной кампании, когда устраняешься от дебатов и убежден в публичной безнаказанности. Можно смело публиковаться в «Известиях», поскольку убежден, что они не осмелятся напечатать критику национального лидера.

Да и бог с ними. Ясно одно. Тут и не пахнет «перезагрузкой», Путиным-2.0. Тут отчетливые перспективы вранья и имитации еще на 12 лет. Нам это нужно?

ГЕОРГИЙ САТАРОВ, «Ежедневный журнал»


Другие статьи номера в рубрике Политика:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100