Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 29 (853) от 22 июля 2009  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

«Лесное» превращается в вотчину

Анастасия ПОПОВА

Первого мая в родительский день владивостокский пенсионер Иван Черкасов вместе с супругой посетил могилки усопших родственников. Решили два пожилых человека: пока живы, должны отдать дань уважения умершим – облагородить могилы. Разве они могли знать, что попадут в водоворот кладбищенских междоусобиц.

Иван Трофимович обратился в компанию «Некрополь». Изложил, что бы он хотел получить. Ему нужно было сделать фундамент и оградку. «Некрополь» заломил цену – около 50 тысяч рублей только за один ленточный фундамент, а «оградка вам не нужна, будет некрасиво». Махнул рукой пенсионер, внёс аванс 35 тысяч рублей.

Позже он встретил директора компании «Обелиск» Сергея Чичулина. Тот узнал, чего хочет клиент, подсчитал. Вышло 59 тысяч рублей за полный комплекс работ: фундамент, оградку, подсыпку. Ивану Трофимовичу оказалось выгоднее обратиться в «Обелиск», что он и сделал. «Некрополь» вернул ему аванс и отпустил, как показалось Ивану Трофимовичу, с миром.

Заключил договор с «Обелиском», представители компании выехали, сделали брусчатую опалубку размером 2,7х5,5. На другой день собирались залить бетоном. Утром приходят – опалубка снесена. Директор «Обелиска» и Иван Трофимович поехали в милицию Советского района. Опергруппа сфотографировала акт вандализма.

«Обелиск» снова сделал опалубку. Звонит директор: «Иван Трофимович, приезжайте, мы будем заливать бетон».

– Я предупредил: перед заливкой позвонить мне, чтобы я увидел всё своими глазами, посмотрел, что за бетон, – говорит Иван Трофимович.

Подъехал. От «Некрополя» приехал человек, который предупредил фирму «Обелиск»: «Ничего не делайте».

Позже уже вторая опалубка была снесена. Иван Трофимович с директором «Обелиска» поехал к директору «Некрополя» Николаю Герасимову. Когда начали беседовать, директор «Некрополя» говорит Сергею Чичулину: «Я тебе последний раз разрешаю», а позже пообещал принять решение в течение недели: можно «Обелиску» облагораживать могилы клиента или нельзя.

– Я написал заявление на имя директора «Некрополя»: «Прошу дать разрешение на производство работ обществу «Обелиск»». Он сказал, что через неделю решит, – вспоминает пенсионер. – Я договорился о встрече. Приехал к директору, а разговаривать пришлось с заместителем. Зам. Герасимова говорит: «Вам придётся делать заявку нам, мы будем производить работу». Таким образом они утверждают свой монополизм. Я говорю: «Как? Если у них почти всё готово?»

В «Некрополе» запрещают проводить работы «Обелиску», потому что у них с «Обелиском» нет никакого договора. А компания «Обелиск» на этом и других кладбищах работает уже 22 года.

– У них сейчас идёт междоусобица. И, как я думаю, «Некрополь» методом вандализма насаждает монополизм. А если я приглашу со стороны кого-то... мало ли, шурина своего... И если этот кто-то будет делать, тоже всё уничтожат? Путин сказал, что предприятия и лица, которые будут препятствовать антимонопольной деятельности, будут жёстко наказываться вплоть до лишения лицензии. Герасимов как будто князь, у которого жажда наживы затмила разум. Я этим вопросом занимаюсь два с половиной месяца.

Когда опалубку уничтожили во второй раз, Иван Трофимович разозлился и сам написал заявление в милицию Советского района, указав как возможных виновных лиц «Некрополь». Как потребитель, он очень недоволен тем, что кто-то безосновательно препятствует ему выбрать ту услугу, которая ему больше подходит по цене и запросам.

– Земля, в которой покоятся останки, должна принадлежать не кому-то, а народу, а «Некрополь» ощущает себя хозяином, – выносит свой вердикт клиент.

Иван Трофимович написал письмо на имя главы Владивостока Игоря Пушкарёва, в котором посетовал и на то, что снесли опалубку, и на то, что его лишают права выбора. Начальник управления содержания жилищного фонда и городских территорий П.В. Демичев выдал прелюбопытнейшую отписку: «...Сообщаем, что в адрес МУПВ «Некрополь» направлено письмо для решения вопроса по устройству опалубки на могиле ваших родственников, расположенной на кладбище «Лесное». Кроме того, руководству данного предприятия указано на недопустимость действий, выразившихся в моральном оскорблении Вас, и предложено принести Вам свои извинения в письменном виде за произошедший инцидент».

То есть человек просит помочь ему избавиться от вмешательства предоставителя услуг, в которых он не нуждается, а администрация пишет, что эти самые услуги ему будут предоставлены... Бред!

Сергей Чичулин, директор ООО «Обелиск», комментирует:

– Это случилось потому что с 2005 года в МУПВ «Некрополь» привык опираться на документы, которые в данный момент не действуют. Был муниципальный правовой акт Владивостока, в котором говорилось, что работы должны были производиться с разрешения МУПВ «Некрополь». Дума города на основании решения арбитражного суда убрала этот механизм, но «Некрополь» продолжает свою политику и считает себя хозяином кладбища, так как получил право бессрочного пользования землями на кладбище «Лесное», которое считается закрытым с 2000 года. Мы раньше работали и продолжаем работать на всех кладбищах, единственное, мы не занимаемся захоронениями – занимаемся благоустройством могил. Нам с 2005 года Дума практически запретила работать. До этого было постановление администрации города, которое было отменено в 2006 году в декабре, через месяц Дума Владивостока издала зеркально подобный правовой акт, который все полномочия передавал «Некрополю». Правовой акт обязывал нас заключать с МУПВ «Некрополь» договоры на производство работ. Тогда всё происходило так: приходишь в «Некрополь», тебе пишут на бумаге: памятники – 300 тысяч, комплекс (с опалубкой) – 600 тысяч рублей. Не согласен – гуляй. По захоронениям ещё большая сумма. В городе было 22 компании, занимающиеся ритуальными услугами, а сейчас захоронениями занимаются только три. Остальные работают в этом направлении, но не в черте города.

Мы работали и на «Лесном», и на «Морском». Прецеденты, подобные этому случаю, были: нам памятники роняли на места захоронений, также поджигали приёмную – в прошлом году залили пять литров бензина. При пожаре пострадал человек. Нам перегораживали въезд, мы не могли попасть на территорию базы. Люди приходят к нам, узнают систему и уходят, потому что не хотят проблем. Мы говорим: «Памятник изготовим, с установкой сложнее». Мы, как могли, прорывались, но устанавливать памятники нашим клиентам приходилось в «Некрополе». А там говорят, что если памятник заказали не у них, установка в два раза дороже. На днях был случай – рабочие поехали устанавливать оградку, у них её забрали. Этим будет заниматься отдел внутренних дел Советского района. «Некрополь» не признаёт, что это он разбирает памятники. Я взял объяснительную с рабочих по факту того, что у них забрали оградку. Пришёл к смотрителю кладбища, раз он изъял, должен поставить резолюцию. Но он не подписывает резолюцию.

8 июня 2007 года было решение арбитражного суда, которое безоговорочно должно было исполняться, Дума окончательно внесла поправки в конце 2008 года. Все пункты, где говориться «с разрешения специализированной службы» (а специализированная служба одна – «Некрополь») убрали. 23 сентября было заседание высшего арбитражного суда, куда обратились красноярцы. Суд вынес решение, что власти местного самоуправления вообще не должны выпускать подобные нормативные акты. Об этом все знают, но полностью правовой акт не отменён. Зачем он существует, когда есть федеральный закон «О погребении», которым должны руководствоваться все?

Милиция на наши жалобы реагирует, но вяло. Даже по жалобам Ивана Трофимовича два раза выезжала опергруппа, но они считают, что это не доказуемо – не пойман – не вор. Я обращался к участковому не раз. Мне из управления антимонопольной службы по Приморскому краю ответили: «МУПВ «Некрополь» не выполняя судебное решение, игнорируя внесённые изменения в муниципальный правовой акт № 3-МПА, запрещает проводить работы по благоустройству захоронений, не связанных с погребением, другим предприятиям, оказывающим ритуальные услуги, не пропускает транспорт с грузом для производственных нужд ООО «Обелиск». Работники кладбищ «Лесное» и «Морское» заставляют граждан обращаться в администрацию МУПВ «Некрополь» за разрешением на производство работ на местах захоронений. Имели место случаи, когда гражданам, пожелавшим обратиться за услугой в ООО «Обелиск», объясняли, что ООО «Обелиск» не работает и не имеет права выполнять какие-либо работы на кладбище. Всё это связано с ценовой политикой и желанием исключить конкуренцию... вопрос по нарушениям закона о защите конкуренции в сфере ритуальных услуг в городе Владивостоке не решается».

Антимонопольная служба советует обращаться в милицию, а из милиции меня, наверное, скоро выгонять будут, скажут: «Ходишь сюда и пишешь, и пишешь».

Другие компании в такой же ситуации. Кто-то отдаёт право установок «Некрополю», кто как выживает. Если простой гражданин попытается облагородить могилу своими силами, его тоже по инстанциям затаскают, вынудят обратиться в «Некрополь».

Анастасия ПОПОВА.

P.S. Ситуация настолько абсурдная, что волосы дыбом встают. По аналогии: допустим, я захотела купить кофточку на Спортивке, ко мне подходит продавщица из какого-нибудь бутика и тулит свою вещь, которая мне не по размеру и не по деньгам, запрещая продавцу с рынка реализовать мне товар. В этой ситуации та же схема, не так ли?

А ведь конкуренция среди фирм – выгодная вещь для потребителя. Именно благодаря ей предприниматель вынужден скидывать цены на свой продукт (услугу) и заботиться о максимально возможном качестве. Что у нас происходит с монополиями (хотя бы в той же системе ЖКХ) мы все видим – поднебесные цены, надувательство, работа спустя рукава. Зачем пытаться понравиться потребителю, если на рынке только ты?..


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100