Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 29 (853) от 22 июля 2009  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ЗАЩИТА ПРАВ

ЖСК - личный бизнес

Анастасия ПОПОВА

- Для подключения электричества председатель писал, что надо собрать около 8 миллионов, стал собирать (документов не показывает). Я сделал независимую экспертизу. Есть заключение, что платить надо не восемь миллионов, а около пяти. Когда мы обратились в ОБЭП к оперуполномоченному Акулову, он запросил документы, и в них сказано, что работы проведены на 300 тысяч, - говорит Борис Диюк.

Наталья Криворучко около десяти лет назад, когда у ЖСК-94 начались проблемы, была арбитражным управляющим. В строительный кооператив её пригласили как юриста, и за её услуги обещали оплатить квартирой. Но то, что Наталья Васильевна много лет вкалывала на кооператив, обернулось тем, что теперь годы потрачены впустую, а председатель кооператива в жилье ей отказал, несмотря на то, что для неё была выделена трёхкомнатная квартира.

Наталья Васильевна не одинока в своей проблеме. Один из членов ЖСК-94, полковник запаса Ключенко, вообще грозится облить себя бензином и поджечь на крыльце администрации Владивостока. Сейчас он живёт с сыном и его женой в Барабаше. Сыну пообещали новое жильё в Новопокровке (куда его переводят служить) но для этого он должен сдать служебную квартиру в Барабаше. Ключенко министрество обороны проплатило трёхкомнатную квартиру, внеся деньги на счёт администрации города, которые позже были переданы ЖСК-94, но остался небольшой долг, который полковник выплачивал. Сейчас этот долг увеличился в разы и полковник рискует остаться бомжом.

История ЖСК-94 так же печальна, как история любого ЖСК конца 90-х. Член правления ЖСК-94 с 99 года, Борис Диюк рассказывает, что стоял в очереди на квартиру. Администрация города создала жилищно-строительный кооператив, 70% платили люди, остальное – из средств федерального бюджета. С горем-пополам удалось оформить в собственность выделенные земли и отсудить часть имущества. Пустили шапку по второму кругу. В ноябре 1999 года выбрали нынешнего председателя Сергея Котрехова.

- Сам он не строитель, не юрист, не экономист. Кем работал ранее - скрывает. Его жена говорила, что бывший военный, - говорит инвестор Александр.

На всё про всё ушло более четырёх лет. ЖСК пригласил подрядчика только в 2004 году, и началась стройка. Председатель обещал полностью сдать комплекс на Чкалова, 30 в конце 2005 года, но нынче 2009 года, строительство остановилось. Сейчас члены кооператива и инвесторы (люди, которые сдавали деньги позже) столкнулись с тем, что средств на строительство нет, а председатель, как будто, вытягивает с них деньги. Возле домов есть парковка. Ни забора, ни освещения. Охраняется только ночью. Стоит 70 рублей за ночь. Деньги, наверняка идут в карман председателя, несмотря на то, что земля - общедолевая собственность.

Некоторые считают, что площадь вокруг комплекса застраивалась таким образом, чтобы загнать всех на парковку, в которой за 300 тысяч рублей продаёт места председатель. Например, газоны и фонтан втыкаются прямо посередине площадок, где граждане могли бы ставить машины (заметьте, речь идёт о мало застроенном спальном районе, где места много).

- Председатель снял средства с ЖСК в размере чуть менее 12 млн рублей и направил на строительство четырёхярусной автопарковки. Мы сдавали деньги на жильё и, перед тем, как построить парковку, он должен был спросить у нас, - говорит Борис Диюк.

Из счёта, который выслала китайская компания Танчень Цзинань, видно, что полностью установить парковку стоит 11 084 419 рублей.

- Парковка строилась без согласования с правлением ЖСК. Котрехов заявляет, что потратил только пять миллионов рублей. Но Волков, подрядчик, который устанавливал её, говорит: «Да, он мне должен был пять миллионов, но три уже отдал». Значит, из наших денег выплатил почти 9 млн., - комментирует Борис Диюк.

Также председатель произвёл удорожание проекта — возвёл опорную стену, чтобы разместить парковку (естественно, без согласия правления ЖСК, хотя у всех сейчас одно желание — получить жильё и эта опорная стена и парковка пока мало кому нужны).

Но это не единственный факт непонятной работы председателя. Также, 20 сентября 2007 года он продал сыну нежилое помещение, размером 317,79 м.кв (размер двухкомнатной квартиры, на которую не может получить документы Борис Васильевич — 69 м.кв) стоимостью 3 774 742 рубля (примерно 15 000 м.кв.) Цена квадратного метра на 1 сентября 2007 года — 28 тысяч рублей (1 мая 2004 года цена квадратного метра — 16 000 рублей). Помещение сына перекрывает вход в подвал. Дочери, Наталье Захламиной Котрехов продал пристроенное помещение за примерно 11 тысяч рублей - м.кв. в октябре 2007 года, аналогичное помещение 20 ноября 2005 года он продал по цене 28 рублей за квадратный метр инвестору Марине Аношкиной (стоимость м. кв. на ноябрь 2005 год — 23 тысячи рублей).

Вернули ли деньги дети кооперативу — неизвестно, отчётность председатель слишком быстро уничтожает.

Такие мелочи, как то, что Котрехов нанял себе личную охрану из средств ЖСК в мае прошлого года (вышло более 180 тысяч рублей), когда его хотели сместить, и покупает себе бензин из денег ЖСК, чтобы «ездить по делам кооператива», мы вообще опустим. Хотя Борис Диюк недоволен этим шагом.

- Катрехов нанимает без нашего согласия себе личную охрану. За подобные вещи был привлечён к уголовной ответственности мэр Владивостока Николаев, а Катрехову всё нипочём. Он говорит: «Была такая обстановка, могли переворот сделать». Мало ли какая обстановка была! Он должен был согласовать с правлением этот шаг. Пусть вернёт потраченные денежные средства на застройку жилого комплекса, - возмущается Борис Васильевич.

Собираемые Котреховым деньги на ремонт и содержание жилья оседают непонятно где.

- За вывоз мусора и электроэнергию мы платим отдельно. Сейчас за содержание я не плачу — вычёркиваю, - говорит Борис Диюк, - У меня стоит цифра 1023 рубля за ремонт и содержание. У нас в трёх подъездах 198 квартир, плюс офисы. По тысяче рублей с каждой квартиры - будет 198 тысяч. А расходы? Дворник один, допустим, 8 тысяч, одна уборщица - 6 тысяч, экономист - 8 тысяч, всего - 22 тысячи. Плюс на тряпки. Ну, округлим до 30 тысяч. 170 тысяч рублей куда уходят? При этом зимой из третьей блоксекции пришёл парень, говорит, что разбили стекло. Котрехов отвечает: «Сейчас соберу с людей». Далее считаем. Вывоз мусора. Через день они вывозят две бадьи. Мы будем брать так – неделя восемь бадей, в месяц – 32. Возьмём по-максимуму – 40 бадей. Стоимость вывоза одной бадьи – 156 рублей. Мы все вместе оплачиваем 200 бадей. Вроде, мелочь, а так на каждом шагу.

Корр. «АВ» удалось побывать на собрании ЖСК-94. Заседание жилищно-строительного кооператива 94 было похоже на фильм «Гараж», только в более жёстком варианте. В четверг вечером у входа в ДК железнодорожников столпились члены кооператива и инвесторы. По сути, большой разницы в них нет – все они в разные годы вносили деньги на строительство дома, все они рано или поздно станут соседями и получат квартиры. Но… когда получат – ответ на этот вопрос они хотели узнать на собрании. Сергей Котрехов, председатель ЖСК-94, человек немногословный, который не мог внятно ответить ни на один вопрос, выставил пятерых людей в милицейской форме, которые помогали ему не пускать инвесторов. Оговорюсь, в большинстве своём, члены кооператива – это люди, которые ещё в 2004 году вложили деньги на строительство комплекса, инвесторы – это те, кто присоединился позже и за более крупные суммы (ведь квадратные метры с каждым годом только росли в цене). Так вот, сейчас деньги, которые сдавали члены кооператива, исчерпаны, сомневаюсь, что Котрехов подтянул «милицию» за свой счёт, поэтому, наверняка, инвесторов не пускали в зал за их же средства. Почему Котрехов не пускал инвесторов? Причина более, чем идиотская — в зале нет мест (хотя они были). Уже члены ЖСК проголосовали за то, чтобы инвесторы могли присутствовать стоя... Нет. Котрехов упёрся рогом. Прождали начала собрания минут сорок. В конце концов часть инвесторов разместилась на балконе. Выбрали секретаря. Момент избрания ведущего собрания для меня остался неясен, ибо, как такового его не было — Котрехов тупо взял микрофон. Доложил, что денег в кооперативе нет для окончания строительства, поскольку давно не продавались квартиры.

- Он всегда говорит, что денег нет. А у меня подруга квартиру недавно купила, - сказала женщина, которая сидела со мной.

Когда пытался выступить недовольный правлением Андрей Русалёв, член правления, Котрехов у него отбирал микрофон, аргументируя тем... В целом никак не аргументируя, иногда возмущаясь на то, что группа товарищей, во главе с Дидюк и Русалёвым пытаются сорвать собрание.

Было видно, что часть членов ЖСК настроены за Котрехова, а часть — против. За — члены ревизионной комиссии, человек, через которого проходят платежи членов ЖСК и иже с ними.

Вышел защитник Котрехова, Шальнев, и выдал фразу, от которой упал весь зал:

- Господа, он не так много наворовал, как мы о нём думаем.

Когда очередной недовольный член ЖСК решил задать вопрос, он заметил:

- А почему секретарь ничего не записывает? По телефону говорит или в потолок смотрит? Мой вопрос будет записан?

Наш знакомый Борис Диюк стоял возле сцены с документами, которые с огромным трудом вытребовал у ОБЭПовцев. В начале собрания большинство проголосовало за то, чтобы к окончанию он толкнул речь и, если понадобится, поставил вопрос о переизбрании правления. Но до него очередь так и не дошла. Собрание превратилось в потасовку. Русалёв и другие члены ЖСК задавали вопросы и Катрехову и члену ревизионной комиссии, которая отчиталась, что документы по сыну и дочери Котрехова приведены в порядок, а средства, которые ушли на охрану... Но он ведь защищал, прежде всего, документы ЖСК... Далее всё незаметно перешло в русло: «А у такого-то и такой-то имеются долги». Когда был задан вопрос, а собственно с какой это стати на ремонт в новом доме собирается 700-1000 рублей, был ответ: посмотрели, как в других управляющих компаниях, и решили так же. На лампочки. Что характерно, председатель всё козырял тем, что УБЭП его проверяет, но он до сих пор на свободе (видимо, хорошо проверяет УБЭП, если дело не могут завести месяц). Кончилось тем, что, когда люди стали расходиться, и Русалёв взял микрофон, председатель просто отключил звук.

Да уж... Вольготно у нас товарищам, про которых говорят: «Он не так много наворовал, как мы думаем».

Анастасия ПОПОВА


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100