Главная страница Вселенная Николай Диденко: «Я не прогибался перед пулями»

Николай Диденко: «Я не прогибался перед пулями»

15.05.2019
Роман ВИНОКУРОВ.

фото

Воспоминания героя-разведчика, полного кавалера ордена Славы Николая Диденко

Этих строк могло и не быть, если бы не небезразличные люди, спасшие исторические документы, выкинутые в 1990-е годы из музея на улицу поселка Эсхар Чугуевского района Харьковской области. И если бы не масштабная деятельность возглавляющего сейчас Совет ветеранов Уссурийского городского округа полковника запаса Виталия Тюрина.

В поисках информации, Виталий Викторович общался с людьми и работал в архивах в Приморском крае, в Центральном архиве МО РФ в Подольске, в Днепропетровске, в Запорожской, Харьковской и Псковской областях. И, в конце концов, нашел письма с воспоминаниями воина-разведчика, настоящего русского солдата, полного кавалера ордена Славы Николая Диденко.

Николай Селиверстович родился в 1924 году в селе Кронштадтка Спасского района Приморского края, мальчиком со всей семьей переехал в Северный Сучан по месту работы отца – его отец был лесничим.

Окончил семилетнюю школу и в Сучане – ремесленное училище, работал на шахте. Когда ему было 17 лет, его посадили за кусок транспортерной ленты, которую он взял на работе, чтобы подшить валенки. Срок отбывал во Владивостоке, в общей сложности отсидел около года.

Оттуда попал на фронт, по воспоминаниям дочери – Тамары Николаевны Кудлик, в штрафную роту, где искупил свою вину. И был направлен в разведку. Старшина Николай Диденко служил в 102-й отдельной разведывательной мотострелковой роте 152-й стрелковой дивизии. Участвовал в 71 вылазке в тыл противника, в которых захватил 76 «языков». Был шесть раз ранен и контужен. Награжден самой высокой солдатской наградой – тремя орденами Славы, орденами Красной Звезды и Красного Знамени, знаком «Отличный разведчик». Командование дивизии отзывалось о нем, как о герое боев за освобождение Белоруссии.

После армии в 1945 году вернулся в Северный Сучан, работал бурильщиком в геологоразведке, потом буровым мастером в Сучанской комплексной экспедиции. Награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За трудовое отличие». Участвовал в параде Победы на Красной площади 9 мая 1985 года. Ушел из жизни в 1988 году.

Из воспоминаний Николая Диденко

Боевое крещение

– Когда в первый раз я пошел вместе с группой за «языком», моя задача была – быть связным у правой, прикрывающей группы. Помню, перед селом Андреевка, перейдя вброд через речушку, мы залегли и по-пластунски поползли к отдельно стоящему дому, который охранял немецкий часовой. Бесшумно сняли часового, оглушив его, потащили его обратно. Мне приходилось брать «языка», когда я служил в 1037 стрелковом полку, но не так, как здесь, без шума. Для меня это было впервые.

Когда немцы начали отходить, нам, разведчикам, было приказано преследовать противника. В ночное время, дойдя до крайнего дома, у местных жителей мы узнали, что немцы недавно с Андреевки ушли и заняли оборону за селом, за школой. Но в самой школе фрицы есть. Понаблюдав, определили, что немцев там находится немного. Решили их выбить оттуда. По оврагу подползли к зданию и, по сигналу командира взвода, открыли огонь из автоматов по окнам, одновременно кидая туда гранаты. Фрицы начали убегать. Расстреливая их из автомата, я увидел, как два фрица отделились, убегая в сторону, и спрятались в окопе. Бросив туда ручную гранату, я подбежал к ним, сверху наставив автомат, и скомандовал:

– «Хенде хох!».

Фрицы подняли вверх руки и стали вылезать из окопа. Ко мне подбежали разведчики и обоих пленных привели в школу. Командир взвода старший сержант Пахота по радиостанции доложил командиру роты о том, что деревня Андреевка свободна и поздравил меня с боевым крещением, первыми взятыми мною «языками».

Выполнять приказ любой ценой

– Помнится, как-то под Ядовом дивизию перебрасывали на правый фланг армии. В ночное время, на марше, нашу разведроту догнал командир дивизии. Ставит задачу: к утру взять «языка», и на карте показывает место, откуда нужен «язык». Командир роты определил эту задачу выполнять первому взводу. Под прикрытием палатки на карте с командиром определили и выбрали объект разведки и маршрут выдвижения к нему. Но мне маршрут этот не понравился. Я предложил выдвигаться правее, по канаве. Капитан одобрил мою мысль…

фотоВ головном дозоре со мной пошел командир отделения Миков. В ночное время мы подползли к противнику, уточнили его расположение, определили порядок действия, спустились в канаву, залитую водой по пояс. Было холодно в воде в ночное время, но мы пошли. Впереди над канавой был мостик, по которому могла проехать только телега. Под мостом пройти не трудно, но нужно было окунуться по плечи. Я выполз левее моста.

Вдруг в небо взвилась осветительная ракета. Я замер на месте, продолжая наблюдение. Враг не стреляет, значит, не заметил. Переполз мостик, опять спустился в канаву, а за мной Миков и остальные. Через несколько десятков метров выползли из канавы, прислушались. Определили, что противник находится впереди, в окопе, за раздвоенной канавой.

Наметив объект для налета, влево выдвинули одну прикрывающую группу, вправо – другую, на отдельный окоп. Мое место определили в голове группы захвата. Когда все было подготовлено к операции, был дан приказ, пошли. Вскочив на бруствер канавы, зубами выдернул чеку противотанковой гранаты, бросил ее. Застрочил немецкий пулемет, что-то больно и сильно ударило меня в левую руку. От удара я потерял равновесие и упал в канаву. Миков бросился в окоп, зажал трех фрицев и кричит мне: «Николай!». Я понял, что он зовет меня на помощь. Хоть я и ранен, но друга должен выручать.

Преодолевая боль, выскочил из канавы, подбежал к Микову, выстрелил в голову фрица из нагана. Миков из автомата убил второго. Кричу ему:

- Что ты делаешь, нам же «язык» нужен?

- У меня есть еще один, отвечает он мне.

Смотрю, а под его ногами, зажатыми в клещи, в окопе находился еще третий немец. Вытащив фрица за шиворот из окопа, стали отходить. Слева затрещал фрицевский пулемет. Нам пришлось с пленным укрыться в канаве.

Когда я вошел в воду и замочил рану, почувствовал острую боль. Тут и сказал Микову, что ранен. Передав пленного другому солдату, зажал рану и еле дошел до своих окопов. Уже там мне перевязали рану и оказали первую медицинскую помощь. Медики хотели меня отправить в госпиталь, но я категорически отказался.

Командир дивизии поблагодарил за выполнение задания и приказал передать командиру, что приедет к нам вечером. Когда он приехал, я еще спал после задания. Он спросил у ротного:

– А где твои орлы?

Командир роты ответил, что отдыхают в палатке. Командир дивизии открыл полог и зашел. Я его увидел и начал вставать. Но он сказал:

– Лежите, лежите.

Как я мог не встать, когда передо мной стоял Батя, командир дивизии, полковник. За ужином он поблагодарил нас за добытого «языка» и сказал, что пленный дал ценные показания, за что приказал Микова представить к ордену Отечественной войны I степени, а меня – ко второй.

О храбрости

– Нет людей смелых от рождения. Есть люди, которые умеют подавлять страх, сохраняя ясность мысли в самых опасных положениях и принимать единственно правильное решение. И есть люди, которые этого делать не умеют, поддаются страху. В зависимости от этого и оказываются они или храбрыми, или трусами. Думаю также, что большую роль в том, что называется храбростью, играет гордость человека, его самолюбие.

В нашей роте, например, сложилось впечатление, что я ничего не боюсь. На самом деле это было совсем не так. Иногда до того хотелось пригнуться, когда идешь ночью по передовой и над головой проносятся трассы из дежурных немецких пулеметов! Но я заставлял себя не прогибаться и, в конце концов, приучил себя к мысли, что все и так обойдется! Смелость – это, по-моему, прежде всего умение держать себя в руках, владеть собой, не показывать страха и не поддаваться ему.

А если вернуться к нашему солдатскому делу, и, в частности, к разведке, то очень важная вещь – это выработка точных, быстрых и верных реакций на всякую опасность, действительную и мнимую, без этого ты не разведчик, без этого в разведке пропадешь…

Какого-нибудь принципа для специального отбора к нам не существовало. В основном, в разведку шли добровольно. И я так пошел, и другие. Начальство смотрело на это очень просто: хочет товарищ служить в разведке, пусть идет и служит.

Роман ВИНОКУРОВ.

Информация и фото Николая Диденко предоставлены Виталием Тюриным.

Внизу: старшина Диденко, 1945 год.

Автор выражает благодарность Виталию Тюрину.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему Путин упал на красной дорожке?

1. Он не ожидал такой почести - красная дорожка в хоккейной коробке!
2. Это была провокация врагов президента.
3. Это фейк, такого не было.
4. Потому что рядом не было знаменитого вратаря Третьяка.
5. У семерых охранников президент без присмотра.
6. Чтобы вызвать сочувствие народа.
7. Президент потерял бдительность.
8. От гордости за свою победу, увлекся своим триумфом.
9. Это знамение.
 

Всего проголосовало
34 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года