Главная страница Защита прав Боль страшнее смерти

Боль страшнее смерти

06.02.2013
Наталья БРИЗ, на фото: Иван Гаман на лечении в Ю. Корее 1 декабря 2012 года.

фото

Как-то так неожиданно умер молодой талантливый приморский журналист Иван Гаман. Жил очень скромно, любил гитару, писал песни, делал яркие репортажи, только-только встретил свою долгожданную вторую половинку… А ещё у него было много друзей. Но я сейчас не об этом.

Человек «сгорел» за три месяца. Страшные физические муки терзали измождённое тело Ивана. Порой наша медицина не то что беспомощна, а просто инфантильна. Зная это, люди увозят огромные деньги в клиники за границу, надеясь на исцеление. И там помогают. Даже если человек безнадежен, ему без всякой бумажной волокиты делают обезболивание, поддерживают морально и физически. Это было видно на примере Ивана. А у нас… всё не как у людей…

К врачам Иван Гаман обратился в сентябре 2012 года. В поликлинике № 2 г. Артёма записаться к специалисту-эндокринологу не смог, т.к. запись проводится за 2 месяца до приёма. Тогда Иван обратился в частную клинику «Твой доктор». Анализы крови сдал в другой частной клинике «Неомед», прошёл ультразвуковое исследование. Неделю ждал результатов.

Врач-эндокринолог сказала, что анализы и показания УЗИ в норме. Порекомендовала обратиться к ЛОР-специалисту. Тот тоже проявил профессиональную «смекалку» – порекомендовал удалить корень зуба и радостно сообщил: «Через две недели будешь бегать!». Иван попросил дать направление в краевую клинику, врач-эндокринолог ответила отказом, мол, нет для этого оснований. Специалист(!) не обнаружил злокачественное новообразование щитовидной железы, неверно были интерпретированы результаты анализов, неверно описаны результаты ультразвукового исследования.

В этот же день по экстренным показаниям Иван Гаман был госпитализирован в краевую клиническую больницу № 2 г. Владивостока с пневмонией. Статус при поступлении: состояние тяжёлое за счёт симптомов интоксикации и системного воспалительного процесса; щитовидная железа увеличена до 3 ст. Т.е. изменения в щитовидной железе были явными для врачей не-эндокринологов. В этой же клинике Ивану было проведено качественное обследование и поставлен точный диагноз – злокачественное новообразование щитовидной железы, 4 ст, mts. К сожалению... – слишком поздно.

После выписки Иван Гаман обратился в поликлинику краевого онкологического диспансера, откуда был направлен в поликлинику по месту жительства. Из поликлиники по месту жительства Ивана направили в поликлинику по месту регистрации в п. Артёмовский. Фактически больному в последней стадии онкологического заболевания было предложено съездить за 15 километров от места жительства для того, чтобы получить рекомендации обратиться к невропатологу, хирургу, терапевту и онкологу. На самом деле, онколога в городе Артёме нет.

Врач М. из поликлиники п. Артёмовский написала на бумажке больному Гаману «памятку», из которой понять, в какой дозировке, в какое время и как часто применять указанные ею препараты невозможно.

После такого приёма участкового терапевта работодатели Ивана Гамана Валентин Петрович Пак и Юлия Валентиновна Пак предложили обратиться в клинику Южной Кореи. Потребовалась не то что большая – огромная сумма денег. Сразу хочется отметить – финансовую и организационную помощь оказали администрация Артёмовского городского округа, дума г. Артёма, журналисты г. Артёма и краевых средств массовой информации, барды Приморского края, друзья и знакомые. Иван находился в Корее с 13 ноября по 5  декабря. На дорогу домой и на первые 2-3 дня корейские специалисты снабдили больного обезболивающими средствами (лекарственная форма – пластырь).

А дома опять начались хождения по мукам. Сил у Ивана для посещения поликлиники уже не было. Страшные боли терзали тело молодого человека. 14 декабря, в пятницу, на дом вызвали эндокринолога. Родственников в грубой форме поставили в известность, что в Артёме узкие специалисты тяжёлых больных на дому не посещают. Потребовалось вмешательство руководства города.

Доктор Трегубова взяла с собой карточку больного, сказала, что в поликлинике выпишет рецепты обезболивания и перезвонит. В течение нескольких часов родственники неоднократно звонили в поликлинику, чтобы узнать, когда будут выписаны рецепты. Выяснилось, что врача Трегубовой в поликлинике уже нет. С невыносимыми болями человек остался без медицинской помощи на все выходные дни. Скажу честно, мы уже были готовы любыми путями добыть обезболивающие препараты для друга.

17 декабря Иван поступил для прохождения курса химиотерапии в Приморский краевой онкологический диспансер, где в течение трёх дней к нему никто не подходил. Обезболивающих средств опять не получал. Тяжелобольному разъяснили, что надо было выписать обезболивающие препараты в Артёме. В свою очередь, главный врач больницы г. Артёма и её заместитель объяснили: «Если человек находится в стационаре, то вся помощь ему должна быть оказана там». Может быть, оно и так, но инкурабельному больному нет дела до междоусобных разборок. Он раздавлен болью. Иван и его родственники по десятому разу проходили круги ада. Паллиативное лечение было начато только 21 декабря.

24 декабря Ивана выписали из диспансера с направлением на повторную явку 9 января. Уточнили, что предварительно необходимо сдать ряд анализов, хотя точно знали, сделать это не получится, т.к. наступали новогодние каникулы.

Родственники онкологических больных на собственном опыте убедились – больным с 4-ой стадией заболевания повторные явки назначаются «для отмазки». Известны случаи, когда врач откровенно говорил родственникам: «Ну, честно говоря, я думал, что к этому моменту он уже умрёт». Назначают явку на недели и даже на месяц после предполагаемого момента гибели пациентов. С одной стороны, понятно – смерть больного в стационаре «портит статистику», с другой – если врачи знают (и больной, и родственники поставлены в известность о неизбежности скорого летального исхода), то почему они не настаивают на специализированном стационаре хоспис, где больные смогут получать адекватную помощь, как это делается в цивилизованных странах.

26 декабря, после возвращения И. Гамана домой, из онкологического диспансера был вызван врач по месту жительства для выписки лекарств, рекомендованных онкологом диспансера доктором А.А. Денежем.

К Ивану пришёл доктор К., который с порога стал возмущаться, почему Гаман живёт на 9, а не на 10 этаже (в доме не работает лифт). Родственники попросили выписать обезболивающие пластыри, на что он ответил, что таких препаратов в России не бывает (то же утверждала и врач М.). Это что, некомпетентность или равнодушие медицинских работников? Когда возмущённые родственники объяснили доктору, что им уже выписывали препараты в этой лекарственной форме, доктор К. закончил свою тираду: «Обезболивающие препараты можно выписать только в поликлинике. Приходите завтра!».

На следующий день, 27 декабря, после нескольких часов совещания, всё же выписали льготные рецепты. Доктор К. выдал рецепт, точнее, какой-то огрызок, но в аптеке выдать лекарство по нему отказались, врач неверно указал код и небрежно оформил бланк. Был уже вечер, поэтому мчаться в поликлинику пришлось на следующий день, 28 декабря.

Как страшно находиться рядом с родным человеком, которому не можешь облегчить мучительную боль... Пришлось опять обращаться к городским властям за помощью, т.к. впереди были долгие выходные. А 3 января Ивана не стало…

Сколько слёз пролила его супруга Лариса Третьяк, вгрызаясь в подушку, словами не передать, делала всё возможное и невозможное, чтобы облегчить страдания мужа. Дмитрий Кучма носил Ивана на руках, как драгоценное сокровище, не желая мириться со смертельной болезнью друга. Адвокат Ирина Николаевна Балахнина подняла все свои связи, чтобы положить Ивана в стационар и договориться о паллиативной помощи. Марина Викторовна Казакова была связующим звеном между городской властью и семьёй. И когда Ирина Николаевна спросила доктора, чем её отблагодарить за отзывчивость и милосердие, та скромно ответила: «Спасибо. Мне ничего не надо, а вот если поможете моему брату, сделаете большое дело. Андрей Александрович Денеж уже несколько лет пытается открыть в краевом центре хоспис». После похорон мы собрались за круглым столом, и И.Н. Балахнина ещё раз озвучила её просьбу.

Из доклада А.А. Денежа мы в очередной раз убедились, что в цивилизованном мире социальные услуги действительно находятся на должном уровне. Инвалиды и тяжелобольные люди не чувствуют себя изгоями. Хосписы без всякой административной волокиты оказывают помощь нуждающимся. Время не терпит.

Кандидат медицинских наук А.А. Денеж – врач противоболевой терапии и паллиативной помощи, анестезиолог-реаниматор, предоставил приказ № 944n Минздравсоцразвития от 2009 года, который утверждает создание хосписов и отделений паллиативной помощи в каждом регионе РФ из расчёта количества людей, проживающих на территории. Подготовлена вся необходимая документация, есть специалисты, нет только интереса у местной власти – не коммерческий вариант. Андрей Александрович обращался с этим проектом к экс-губернатору Дарькину, но у него оказались дела «поважнее», отправил письмо действующему губернатору Миклушевскому, а воз, как говорится, и ныне там. Все мы ходим под Богом. И неизвестно, кому больше нужно это милосердие – народу или власть предержащим?

Для содержания хосписа необходимо 20 миллионов рублей в год. Наши чиновники на свои шалости тратят значительно больше. Пришла пора парламентариям включить в бюджет края статью на создание и содержание хосписа – медицинского учреждения, в котором больные с прогнозируемым неблагоприятным исходом заболевания, а таких в Приморском крае очень много, будут получать достойный уход и обслуживание без унижения родственников и друзей.

Нельзя жить по волчьим законам.

P.S. Буквально за две недели до смерти редактор Иван Гаман выпустил очередной номер «Бизнес-газеты» (издание союза предпринимателей «Южноприморский») и начал готовить следующий. Молодой человек думал о жизни, благословлял свою Россию. Светлая память Ивану Гаману. А вот его последнее стихотворение:

Нет, братцы, наверно, я всё же старею.

А может, болячка меня подкосила.

Всё, вроде, нормально, я – в Южной Корее,

А тянет, хоть тресни, обратно в Россию.

Теги:

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему день Конституции РФ – не выходной?

1. А чтоб не было времени читать Конституцию, потому что за ее чтение вслух могут оштрафовать.
2. Потому что этот день — совсем не праздник, а настоящее горе для некоторых.
3. Потому что Конституцию давно фактически упразднили.
4. Потому что сделают праздничный выходной только для новой, путинской Конституции.
5. Да сколько уже было этих Конституций! Каждую праздновать что ли?
 

Всего проголосовало
2 человека
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года