Главная страница Экономика Временно исполняющий обязанности защитника отечества

Временно исполняющий обязанности защитника отечества

14.01.2021
Надежда Алисимчик

фотоБОЛЬШОЕ КИДАЛОВО В МАЛОМ ОТЕЧЕСТВЕ

АЛЬТРУИСТЫ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ

В октябре 2019 года Дмитрий Медведев назначил руководителем Росгидромета Игоря Шумакова, неизвестно куда до того унесенного майским ураганом 2017 года с поста заместителя главы этого ведомства. Тем же ураганом был унесен и его шеф, глава Росгидромета, Александр Фролов, а назначенного на его место Максима Яковенко смыло сибирским наводнением 2018 года. Поговаривали, что, назначая Игоря Шумакова, Дмитрий Медведев дал ему полгода для наведения порядка. Но Дмитрий Анатольевич, подписавший в 2010 году «Климатическую доктрину РФ», и сам был унесен попутным ветром из Кремля в январе 2020 года вместе с этой самой доктриной.

В конце октября 2019 года Игорь Шумаков провел в ДВНИГМИ (Дальневосточный научно-исследовательский гидрометеорологический институт, г. Владивосток) заседание, на котором поздравил с успешным проведением работ участников научной экспедиции «Трансарктика», поблагодарил и.о. директора института Александра Дунаева за хорошую организацию рейса. Через месяц, 28 ноября, он подписал приказ № 704/с: «…освободить с 04.12.2019 Дунаева А.Л. и в срок до 11 декабря передать дела Федорею С.В.», занимавшему последние лет 15-20 должность замдиректора по АХЧ.

В декабре у науки самая горячка. Декабрь 2019 года, вообще, шел с перехлестом, отчитывались за предыдущую трехлетку и планировали на будущую пятилетку. Раз горячка, Федорей, не теряя ни минуты, 5 декабря изготовил и подписал приказ № 221-а о денежных надбавках ученым за интенсивность. В списке ученых была и завхоз Екатерина Ж., интенсивность которой шеф оценил в 10 684 руб., положив на 600 рублей больше, чем доктору наук Мощенко. Справедливо, не поспоришь! Потому как завхоз может замещать замдиректора по АХЧ, пока тот наукой руководит, а доктор наук Мощенко?

Но с надбавкой специалисту по кадрам Г. я категорически не согласна! Почему Г. при интенсивности в 336% получила всего 16 359 рублей надбавки, а Евгения Вербицкая, хотя она, конечно, в тройке самых ученых голов института, но интенсивность-то у нее всего 168%, а надбавка – целых 17 256 рублей! По-моему, несправедливо. Может, начальник кадров А., которой был поручен контроль за выполнением приказа, вступилась за коллегу? Сама Г. кому пожалуется? Она до 5 декабря в институте не работала, никого не знала!

За сутки Федорей успел оценить каждого ученого в процентах и рублях. В результате такой интенсивности научные сотрудники получили в декабре вразнобой от 15 до 30 тысяч русских рублей, то есть примерно на 30 - 50 тысяч рублей меньше, положенных по президентскому Указу (2 средние зарплаты по региону).

Наведя порядок в финансах, Сергей Валентинович углубляется в самоё науку. 27 декабря он издает приказ № 242, в котором «для повышения производительности труда» приказывает слить к 1 марта 2020 года все научные отделы института в один, с устрашающей аббревиатурой – «ОРОГ». После чего опять возвращается к финансам.

Сразу после новогодних праздников ученым принесли для заполнения дополнение к трудовому соглашению, в первом пункте которого отменялась надбавка «за интенсивность». С моей точки зрения, это был маневр для прикрытия незаконного удержания денег в декабре. Вскоре прошел слух, что другим приказом надбавку, вроде бы, вернули, после чего ученым устно объявили, что они должны написать заявление о переходе на полставки, то есть на получение половины зарплаты. И предупредили, что для отказников будут рычаги – мало не покажется!

Рычаги не заставили себя ждать, 21 января 2020 года ученые узнали, что Федорей подготовил положение об аттестации, утвердил аттестационную комиссию и назначил дату аттестации – 24 февраля!. Вот тогда я и послала Шумакову электронку (см. коллаж).

Мне Шумаков ничего не ответил, а Федорей накануне аттестации получил от него личное поздравление с днем защитника Отечества. Обычно поздравляют весь мужской коллектив, а тут – персонально! Как-никак, боевое задание предстояло, шеф, видать, понимал и напоминал о мужестве, чести и смелости! Правда, аттестацию пришлось сдвинуть на день, 24 февраля оказался выходным. Но многим коллегам было не до смеха, их трясло!

Аттестационная комиссия состояла из 7 душ: ее председателя Федорея, председателя профкома, начальника отдела кадров, ученого секретаря, одного действующего ученого ДВНИГМИ, главного технолога Приморского УГМС и Юрия Волкова. Моя фамилия стояла первой, с меня и начали.

Все молчали, из всей комиссии допрашивал меня только один ее член – председатель профкома, интересовался, когда я уйду на пенсию. Я – не член профсоюза, насчет пенсии промолчала, аттестацию не прошла. Вскоре Федорей предложил мне на выбор вакансии: водитель, матрос 1 класса, буфетчик, старший матрос. Этот же список получили Александр Севастьянов и Светлана Кислова. Остальных коллег, кого повысили, кого понизили, но всех оставили в науке, нас троих забраковали напрочь и уволили без выходного пособия! По закону мы еще месяц оставались в институте в прежних должностях.

Стало известно, что Юрий Волков летит в Росгидромет представлять Шумакову новое штатное расписание, нового директора института Евгения Горшкова и себя в должности начальника нового отдела «ОРОГ». Операция по зачистке «отечества» к 1 марта была завершена!

БОЛЬШОЕ КИДАЛОВО В МАЛОМ ОТЕЧЕСТВЕ

Шумаков уволил Дунаева, потому что в институте все было плохо? Да, очень плохо! Зарплаты коллективу за ноябрь были выплачены в срок и в полном объеме. Научные отчеты за предшествовавших три года подготовлены. Научные планы на следующие 5 лет составлены, проверены и одобрены учеными РАН. Финансирование этих работ согласовано с Росгидрометом и прописано для каждого сотрудника поименно. На научном судне «Профессор Мультановский» впервые в истории института подготовлена и выполнена научная экспедиция «Трансарктика» с участием зарубежных ученых. Куда хуже?

фотоНо самым плохим было то, что в 2019 году в институте было сэкономлено около 3 млн рублей на административном аппарате! Тут любой россиянин скажет, что экономить государственные деньги способен только полный дурак! Может, за это Шумаков Дунаева и уволил?

фотоУ предшественника Дунаева, экс-директора Волкова, было четыре заместителя. Их годовые доходы за 2017 год опубликованы на сайте Росгидромета: Карасев – 1696 668 руб., Федорей – 829 571 руб., Соколов – 1 531 860 руб, Горшков –1 328 573 рубля, Волков – 2 196 409 руб. У Дунаева в 2019 году было только «полтора» заместителя.

фотоСев в директорское кресло, Федорей решил экстренно дело исправить. Уже 6 декабря получил от Шумакова разрешение ввести должность замдиректора по флоту, на которую был принят Евгений Горшков. А также принял экс-директора Волкова на конкурсную должность без конкурса, Федорей и так знал, что Волков умнее его!

Юрий Волков уволился из института по собственному желанию в июле 2018 года после отставки с поста директора института, который он занимал с конца 1992 года. В 2018 году до его ухода все было хорошо: половина научных сотрудников получала с марта полную зарплату, вторая половина по «совету» Волкова написала заявление и стабильно получала половину зарплаты! Сам Волков тоже стабильно получал зарплату, которая, судя по расчетке, за первое полугодие в сумме составила 1 294 372 руб., то есть 215 тыс. руб. в месяц! Куда стабильнее? Хотя в арифметике я не сильна, прошу пересчитать. Если чего…, извиняюсь! Такая финансовая стабильность была и в июле, сам Волков получил более 2 млн рублей отпускных. Кто-то хмыкал, что-де многовато, но их осадили: «сколько по закону положено!»

Сама я из расчетки в отпускных Волкова ничего не поняла, кроме того, что в декабре 2017 года, а также в январе и апреле 2018 года было по 58 дней в каждом месяце. Ну, коль такой закон есть, значит, было!

В августе выяснилось, что за институтом числится долг в 18 млн рублей. По институту поползли слухи, что Дунаев эти деньги… того, сами знаете, чего… Однако, спустя некоторое время, стали говорить, что бухгалтер, уходя в декретный отпуск, положила на стол Дунаеву папку с долгом в 18 млн руб. Как шла по факту передача долга, не знаю, но институт провалился в финансовую яму. Стабилизация длилась тяжело, и вначале в очень острой форме, с сидячей забастовкой под дверью директора. Отпускные платить нечем, а это август, море, дети! Люди начали увольняться, но научный состав отделов института сохранился. Научным сотрудникам, хотя и с запозданием, все было выплачено в полной мере по Президентскому Указу.

Трудно пришлось специалистам без научных должностей, они некоторое время получали, хотя и по закону, но «голую зарплату», утвержденную правительством, без надбавок. Не знаю, из каких денег по факту эти набавки финансировались. Были еще хоздоговора, которые загадочным образом в августе оказались на нуле. Поэтому, видимо, сильно пострадали те, кто был ближе всех к этой кормушке и ее хозяину.

Кроме финансовой ямы в институте сложилась еще и кадровая интрига. Волков до начала директорства в 1992 году руководил отделом, который опекал все последующие годы. Одного сотрудника этого отдела он сразу назначил своим замом по науке, другому, Олегу Соколову, также досталась должность замдира. Соколова Волков стал готовить в директора себе на замену к 2015 году, своему 65-летию, ограничительному возрастному цензу. Когда с Соколовым что-то не срослось, Волков сходу всех огорошил другой кандидатурой будущего директора – Евгений Горшков, о котором никто понятия не имел. Но руководитель Росгидромета Фролов продлил контракт самому Волкову. Горшкова приняли в институт и поставили «на паузу», назначив пока заместителем директора по флоту.

Появление на флоте человека ниоткуда возмутило отдел эксплуатации флота, которым много лет руководил Дунаев, и сотрудники написали Фролову, что могут справиться не только без Горшкова на флоте, но и без Волкова в институте. Возглавив институт с пустой казной, Дунаев сократил должность заместителя директора по флоту. Какое место было предложено Горшкову взамен всего научного флота, мне неизвестно, может, должность матроса, как мне?

Так или эдак, но в институте из 4-х замов Волкова осталось 3. Вернувшись из отпуска в сентябре, замдиректора по науке тихо уволился сам, хотя он-то и был нужен позарез. Занять его место все отказывались. Во-первых, в институте упорно нагнетались слухи, что мы не дотянем до нового года, все разбежимся без денег. Во-вторых, в институте оставался Соколов, так вжившийся в образ директора в период длительной подготовки, что воспринимался как второй Волков. Должностные обязанности его мне не известны, но неограниченные полномочия были налицо, хотя все годы его рабочее место оставалось в бывшем отделе Волкова. Поэтому Соколов, как бы само собой, был претендентом № 1 на должность зама по науке, но для смены ориентации требовалось предложение Дунаева, согласие Соколова и разрешение Росгидромета.

Что не срасталось в этом плане, мне неведомо. Но в ноябре уже тянуть было невозможно, вопрос разрешился и Росгидромет дал добро. После чего, на следующий день, Соколов уволился и перешел работать к Кубаю в Приморское УГМС главным технологом. У Дунаева остался один заместитель – Федорей! Это был второй удар под дых из-за спины после финансового!

Предлагать должность зама по науке фактически было некому, все уже отказались. Нужно было, чтобы кто-то из научных сотрудников срочно согласился, хотя бы на время, или закрывай науку на лопату! Светлана Кислова сразу же отказалась, она все время работала под чьим-то руководством и не имела никакого представления о научной кухне. Услышав об ее отказе, пара-тройка коллег стала ее убеждать, что уж лучше дураком выглядеть в глазах умников, чем на радость сбежавшим умникам ждать, когда институт развалится. Не потянешь – уйдешь! Буквально вытолкали ее «под танк без гранаты», без ученого секретаря и, вообще, без единого человека, который мог бы что-то подсказать. Светлана Кислова исполняла свои новые обязанности, оставаясь в штате отдела океанологии, получая к должностному окладу научного сотрудника надбавку 18 тысяч рублей, то есть 88 тыс. руб. в месяц. Ее предшественник получал 141 тыс. руб (по декларации 2017 г.).

Вообще, дело не в персоне Кисловой, артисты управляют целыми государствами и хуже не становится, чем при авторитетах из 90-х!... Институт остался на плаву потому, что в институте работают специалисты высокого класса, которым никто не мешал выполнять то, чем они занимаются. Исполнители научных тем могли напрямую, без фильтра, звонить и переписываться с заказчиками и чиновниками Росгидромета. Без армейской субординации и прокурорского надзора. Но сверять, сращивать весь этот вал переписок, исправлений и недоглядок пятилетнего плана и его финансирования пришлось Кисловой, начиная с мая 2019 года. Когда все было готово, разжалована в матросы за профнепригодность!

Александр Севастьянов за 40 лет работы принял участие в 50-ти научных экспедициях. Беда в том, что, будучи ближайшим родственником Дунаева, он в 2019 году возглавил научно-исследовательскую экспедицию «Трансарктика». В 2011, 2012 гг. при том же родстве он руководил научными экспедициями на судах ДВНИГМИ в связи с аварией на АЭС Фукусима, когда директором был Волков. Но «Трансарктика» была очень статусной научной экспедицией с соответствующим финансированием.

АЛЬТРУИСТЫ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ

Шумаков не мог назначить Волкова директором института де-юре из-за ограничения по возрасту. Федорей слил все отделы институту в один ОРОГ (это и есть весь институт), который Волков и возглавил с 1 марта 2020 года. Такая простая схема вернула ему всю полноту власти де-факто, то есть полный контроль над сотрудниками и финансами.

Соколов, оставаясь главтехом Приморского УГМС, с декабря 2019 года инкогнито рулил институтской наукой, распределял исполнителей тем, проверял календарные планы. Подписи нигде не ставил, это делал Федорей. Волков и Соколов, оба «в кожаных перчатках, чтоб не делать отпечатков», были закоперщиками и авторами положения об аттестации. Они создали из себя ученую «расстрельную» тройку, взяв третьим ученого из своего отдела. Остальные четверо членов комиссии были необходимыми по закону статистами. Федорей поставил подпись.

Трудовая инспекция выявила нарушения закона при проведении аттестации. Севастьянов и Кислова обратились в суд и были восстановлены в институте. Получив заключение трудовой инспекции № 2510-1934-20-Б2 от 15.04.2020, я в суд обращаться не стала, потому что нарушение закона касалось не лично меня, Кисловой и Севастьянова, оно было общим для всех научных сотрудников института. Во-первых, нелегитимна аттестационная комиссия, в нее не включены ведущие ученых из других институтов и представитель некоммерческих организаций, «что является основанием для признания результатов аттестационной комиссии недействительной». Но, самое главное, аттестация проводилась по общему шаблону для всех категорий научных сотрудников, а это уже нарушение самой сути аттестации. У каждой категории научных сотрудников есть свои должностные обязанности. Поэтому по закону каждого сотрудника нужно оценивать по индивидуальному перечню критериев, а их не было, «что так же ведет к отмене результатов аттестаци».

фотоВыходит, аттестация проведена с нарушением закона в отношение всех научных сотрудников ДВНИГМИ, ее результаты недействительны, следовательно, должны быть аннулированы, как я считаю. Поэтому я обратилась не в суд, а в Росгидромет за разъяснением.

Мне ответили ссылкой на закон, который запрещает вмешиваться в такие дела. Полистав этот закон и не найдя там запрета, обратилась в правовое управление, чтобы уточнить параграф запретной статьи. Отмазка пришла от заместителя Шумакова, Зайцева (22.06.2020, №140-04023/120 м) без упоминания закона, он сообщил, что знает и про «комиссию», и про «критерии», но… это просто информация!

Экий государственный ум у выпускника аграрного университета, в 22 года занявшего должность ведущего специалиста «Росгидрометфлота»! В руководстве Росгидромета сейчас собрались члены, как и Волков, былой фроловской команды. Как говорится в народе, «друг за дружку, и деньги в кружку!»

Когда я направила в Росгидромет другой запрос, почему Волкова приняли на конкурсную должность без конкурса, мне ответил Егоров (17.02.2020, № 140-00910/200), что «Волков принят… в установленном порядке». А Федорею в письме от 10.04.2020 (№ 140-02520/20) другой сотрудник Васин, сообщил, что «приказ от 09.12.2019 № 618-к/1 о приеме Волкова Ю.Н. на работу… сроком на 1 год издан с нарушением норм статьи 336 ТК РФ приказа Минобрнауки…»

Волков уже второй год без всякого конкурса занимает конкурсную должность. Сам себе положение о конкурсе разрабатывает, и без Федорея быстро не получается? Хотя… на Соколове уже удачно протестировали, в сентябре он выиграл конкурс (сам у себя, без конкурентов?) на должность замдиректора по науке. Комиссия была легитимная, гостей полно, а из институтских – Волков, все тот же дежурный ученый, да еще члена профсоюза добавили, тоже из своего отдела!

Подобным образом аттестуют научных сотрудников и в других НИИ, вышибать неугодных и манипулировать деньгами, как я полагаю. Но аттестация, как инвентаризация, это ноу-хау! Федорей ученых переставил, как стулья, с места на место, четверых списали. Дунаева уволили. Рыков, завотделом океанологии, сам уволился, не желая, чтобы его использовали против коллег. Все шестеро – океанологи, самые умные океанологи ушли раньше, вскоре после прихода к власти Волкова в 1992 году.

Что же за свои труды получил Федорей? По данным на сайте Росгидромета, в 2018 году его доход за год составил в должности зама по АХЧ 817 324руб., практически, как и в 2017 году. В 2019 году он получил 959 844 руб, то есть на 142 620 рублей больше. Это разница за директорство с 5 декабря? Среднемесячная зарплата в 2019 году у Федорея получается 91 653 рубля в месяц, а на сайте ДВНИГМИ – 58 919 руб.?

У Горшкова на сайте ДВНИГМИ среднемесячная зарплата за 2019 год – 45 449 руб., согласно декларации на сайте Росгидромета за 2019 год замдиректора Горшков получил 251 866 рублей. Получил ли их Горшков за неполный декабрь работы в институте или до того работал в другом месте, узнавать – не моих органов дело, глаза устали!

Скажете, завидую, чужие деньги считаю, а где про науку?! А это, думаю, и есть наука Волкова – деньгами манипулировать. Мои-то он 25 лет считал, вот и я разок решила! Теперь у Волкова, видимо, еще новая забава появилась – чморить с Соколовым Кислову страшилками с техзаданиями. К работе, которую она выполняла перед увольнением, ее не допускают. Коллегой в суд письменные показания представлены, что Кислова в январе-марте в теме не работала. Редкой честности коллега, может, еще и в суд подаст, чтобы мы с Кисловой вернули государству зарплаты за эти месяцы!

Надежда Алисимчик,

коллаж автора

Рисунок old.baq.kz

P.S. Трудовая инспекция сообщила, что оснований для нашего увольнения не было, т.к. сокращения должностей в институте не проводилось.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Власть составляет списки недружественных стран. А кто тогда наши лучшие друзья?

Всего проголосовало
3 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года