Главная страница Экономика Грязные стройки

Грязные стройки

13.03.2019
Иван Воронин, Юрий Лебедев. Радио Свобода. Москва.

фото

Из передачи «Время свободы» от 04 марта 2019 года на радиостанции «Радио Свобода»

Ассоциация экологических журналистов России обратилась с письмом к председателю Верховного суда РФ по поводу состояния грунтов на будущей набережной Европы в Санкт-Петербурге. Экологи считают, что судьям предстоит жить и работать на токсичной земле.

Корреспондент Татьяна Вольтская:

Красивое название «Судейский квартал» скрывает под собой длинную историю. Больше 90 лет, здесь, в центре города на Петроградской стороне, проработал ГИПХ, созданный в 1919 году Государственный институт прикладной химии. В конце 2011 года корпуса ГИПХа начали сносить, чтобы затем построить на их месте дворец танцев Бориса Эйхмана и здание для Верховного и Арбитражного судов, которое было решено вслед за Конституционным судом перевести в Петербург.

Перед строительством предполагалась рекультивация и обеззараживание территории, вывоз грунта и замена его на новый. И вот именно здесь оказался камень преткновения. Еще в 2013 году экологическая Ассоциация Беллона писала о том, что в советские годы ГИПХ разрабатывал химическое оружие, новые виды взрывчатки, ядерную бомбу, а также чрезвычайно опасное для человека при любом соприкосновении ракетное топливо гептил.

На переезд ГИПХа на новую площадку в Капитолово были выделены немалые деньги. Куда они делись под руководством тогдашнего гендиректора Института Александра Шаповалова можно только гадать.

Вместо двух лет переезд, похожий на авральную эвакуацию, занял две недели. Гостарбайтеры выкидывали из окон и оборудование, стоившее десятки миллионов рублей, и приборы с ртутью, литрами лившейся на землю, и химреактивы без маркировки. Горы загубленного добра высились до второго этажа и в них очевидцы видели брошенные контейнеры со знаком радиации. А в последнее время стало понятно, что грунты заражены еще и гептилом, страшным для человека даже в самых мизерных, трудноуловимых количествах.

Но удивительнее всего, что в первые годы после сноса ГИПХа проведенные экспертизы показывали, что заражение грунта очень серьезное, первого класса. Но как только площадка перешла в ведение Управления делами Президента, экспертизы поменялись как по волшебству. И грунты первого класса опасности превратились в грунты четвертого и даже пятого класса, то есть в те, что можно вывозить на обычные полигоны.

Ассоциация экологических журналистов Петербурга направила письмо главе Верховного суда, спрашивая, хотят ли судьи жить на зараженной территории. По словам сопредседателя Ассоциации Лины Зерновой экологов чрезвычайно беспокоит прозвучавшее в конце прошлого года заявление управляющего делами Президента РФ Александра Колпакова о том, что строительство судебного квартала начнется уже в мае-июне, а закончится в 2021-22 году.

Зернова: «В 2016 году пришел новый заказчик — Управление делами Президента РФ. И вот была большая надежда на то, что ситуацию действительно поправят. Определят, какие отходы, какого класса опасности, где они еще остаются на площадке, куда будет вывезено то, что уже лежало на поверхности, а там, как все помнят, лежали огромные кучи, что все это будет разложено по полочкам, повешены бирочки опасности, и то что вредно будет переработано и показано общественности, что данная площадка чиста.

В конце концов на этой площадке будут строить здание Верховного суда, здания для судей и все это безусловно должно соответствовать законодательству. Потому что это центр города. К сожалению, ситуация пошла несколько иным путем, это строительство было засекречено, и от общественности теперь вся информация скрыта.

Стали вывозить эти отходы с площадки, и по документам, которые были получены в 2016 году, оказалось, что эти отходы, которые раньше были особо опасными, они оказались четвертого и пятого класса опасности. Вот такое чудо случилось.

Общественность не поверила, нашлась группа журналистов, которая решила взять дополнительные анализы, как какие-то подпольщики ползали под забором, собирали грунты. Территория охраняется, она секретная, ходит военизированная охрана, которая знает свое дело, которая гоняет всех.»

По словам Лины Зерновой, экспертиза 2011 года показала, что заражение грунтов простирается на 5 метров в глубину, а местами на 10 с половиной метров, и что две трети площадки загрязнено химическими элементами и веществами в чрезвычайно высокой концентрации.

Зернова: «Ученые сделали такое предложение: можно изъять все вредные грунты, то есть выкопать на этом месте яму глубиной 5-6 метров, завести туда чистый грунт и спокойно строить то, что нужно строить по проекту. Безусловно, это удорожает проект, переработка грязных грунтов — это тоже дорогое удовольствие, а с другой стороны — а что делать, другого-то нам не остается, если у нас такое наследие.

Как мы помним ГИПХ занимался исследованием химических веществ, химического оружия и гептила, это ракетное топливо является исключительно опасным веществом, причем продукты его распада, которые в почве могут находиться десятилетия и даже столетия столь же токсичны или даже может быть еще вреднее, чем первоначальное вещество гептил, от которого страдает сегодня Дальний Восток со своим космодромом и Байконур, окрестные жители.

Вот это происходило все в центре Петербурга. Поэтому, конечно же, загрязнение есть. Самое любопытное, что на маркеры гептила грунты вообще не подвергались анализу. Это совершенно странная история, когда институт производил самые опасные вещества, а на них почвы не исследовались даже в первой экспертизе, которая проводилась в 2011 году. Но специалисты, которые проводили эту экспертизу, они намекнули на то, что в отчете нет этих маркеров, это не говорит о том, что их нет на самом деле. Просто здесь нужны более широкие исследования.

Мне говорили люди, которые участвовали в этом проекте, что первый заказчик не дал денег на эти маркеры, поскольку это тоже дорогое удовольствие. И вот эти тенденции, когда наши заказчики, строители пытаются обойтись по дешевке, являются очень опасными тенденциями, которые будут еще сказываться на здоровье не только нынешних петербуржцев, но и на многие поколения. Вот в чем эти трагедия.».

По мнению Лины Зерновой, хотя многие горожане выступают за то, чтобы ничего на этом месте не строить, а разбить там столь нужный Петроградскому району парк, это площадку не спасет: «Все газоны будут опасны со временем. Все деревья будут высасывать воду и с водой эта химия пойдет. И листья, которые будет падать по осени, они будут содержать эти отравленные вещества.

От этого никуда не уйти, это все будет разноситься с пылью, люди будут этим дышать. Просто будет жить опасно на этом месте. Вот в чем дело. Этого конечно нельзя допускать. Все-таки Петербург — это мировой культурный центр. Я в Хельсинки была, и там нам рассказывали о том, что построили жилые дома, а потом замерили грунт. Оказалось, что он загрязнен там тяжелыми металлами. И эти дома снесли. И убрали тяжелое наследие, которое было под этими домами. Нам о таком мечтать не приходится, а мы строим целый квартал и отправляем в будущее посылку, начиненную этим химическим могильником.»

Сергей Грибалев, руководитель лаборатории общественного контроля Петербурга и Ленинградской области, один из тех людей, которые тайком брали пробы на уже засекреченном объекте.

«Мы приезжали вместе с телевидением осенью прошлого года, на территорию нас, естественно, не пустили. Там стояла полувоенная охрана, которая абсолютно не была заинтересована в том, чтобы люди знали правду о состоянии этого объекта. Поэтому мы запустили квадрокоптер, посмотрели, где идут основные протечки с этой территории, и потом отбирали уже за забором пробы в местах, где как раз с данной территории сброс сточной воды и могли расползаться грунты и токсичные вещества растекались за пределы этой площадки.

Отобрали пробы. Сначала мы сделали экспресс-анализ, используя методы экспресс-индикации, выяснили, что там были превышены ряд загрязняющих веществ, которые относятся к токсичным веществам, это и тяжелые металлы, бензапирен. Затем мы отобрали почву, растительность и воду и отвезли в лабораторию, аккредитованная лаборатория химическая, потому что у меня передвижная лаборатория, мы как разведчики-пионеры действуем, там уже проанализировали. Тоже обнаружили превышения по загрязняющим веществам, которые превышают предельно допустимые концентрации. Это за забором, понимаете, что там внутри происходит!

Когда независимые журналисты стали .расследовать эту ситуацию, выяснилось, что сейчас все эти данные засекречены, у телевизионщиков 78-го канала уже нет этих данных, в лаборатории говорят, что у них эти данные все изъяли, ничего предоставить не могут. Таким образом мы опять сталкиваемся с тем, что гарантированное Конституцией право на достоверную экологическую информацию, в очередной раз нарушено и данное право мы реализовать не можем. То есть, нам врут, загрязнения химические, опасные вещества вообще скрываются.»

А в Москве, в районе Лефортово, часть новых домов по программе «Реновация» власти намерены построить на территории бывшего металлургического завода «Серп и молот». Эта промзона сейчас активно застраивается коммерческим жильем и офисными зданиями. При этом муниципальный депутат Александра Андреева утверждает, что из-за промышленного загрязнения почвы строить там тоже небезопасно.

Передает наш корреспондент Иван Воронин:..

«В московском районе Лефортово, где по программе реновации должны быть снесены сорок домов, одной из стартовых площадок для переселения будет участок на территории бывшего завода «Серп и молот». Почти 90 лет здесь велось тяжелое металлургическое производство. В советский период завод был крупнейшим в центральной России. Теперь московские власти перепрофилируют промзону в микрорайон на 19 тысяч жителей.

Два участка в центре бывшего завода отдали под дома для реновационных переселенцев. Муниципальный депутат Лефортово Александра Андреева уверена — строительство здесь незаконно. Это противоречит Генеральному плану города и проекту планировки территории, которые предусматривают здесь только нежилые строения. К тому же предполагаемая плотность застройки превышает городские нормы. Но страшнее всего может оказаться наследие деятельности металлургического завода.

На публичных слушаниях в 2015 году жителям района так и не озвучили результаты экологической экспертизы, рассказывает Андреева. Вкупе с гигантским перекрестком из шоссе Энтузиастов и третьего транспортного кольца, считает депутат, получается этакая газовая камера на химическом полигоне:

«Эта почва на много метров пропитана всей таблицей Менделеева. Теоретически может быть на таких территориях жилье строить можно, если для этого провести очень дорогую рекультивацию земли. То есть тут надо снимать всю землю, не знаю на сколько — 10, 15 метров вглубь.

Я прекрасно видела как велось строительство ныне уже существующих корпусов Из окон здания, где находится управа Лефортово обзор открывался великолепный и естественно никакой рекультивации там не проводили. Да, там выкапывали землю под котлован и все»

В числе потенциальных переселенцев в бывшую промзону жительница Лефортово Надежда Корзун. Ее пятиэтажка построена еще в 19-м веке, но последние надстройки были уже при Хрущеве, что и позволило включить дом в программу реновации.

Большинство соседей Надежды Корзун за переселение, В доме много коммуналок, их владельцы рассчитывают на улучшение жилищных условий. Надежду Корзун дефицит информации и об адресе переселения и об экологической обстановке в бывшей промзоне настораживает:

«На Генплане там ничего нет, и какая-то причина для этого должна быть. Хотелось бы узнать почему силами коммерческой застройки не стали ничего застраивать, а для реновации там нашлось место и возможности. Самое страшное при реновации состоит в том, что ты соглашаешься неизвестно на что. Никто не говорит, куда тебя переселят, никто не говорит, какая у тебя будет квартира. Ты знаешь точно что ты теряешь, но не знаешь, что получишь.».

Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы не ответил на вопрос Радио Свобода о рекультивации земли и экспертизе на территории бывшего завода. Реорганизация промзоны уже идет полным ходом. Вдоль шоссе Энтузиастов растет жилой комплекс. Это коммерческое жилье. В прошлом году сдали первый дом. Тогда же жилая застройка на территории завода «Серп и молот» вошла в тройку лучших строительных объектов Москвы.

Официальный сайт московского стройкомплекса сообщает, что при выборе победителей учитывалось в том числе заключение службы экологического надзора. Тем временем жители Лефортова пишут обращения в мэрию, требуя отменить документы для строительства реновационных домов в промзоне.

Иван Воронин, Юрий Лебедев. Радио Свобода. Москва.

svoboda.org

Рисунок Hodor.lol

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:

Еще в рубрике «Экономика»

Повышение квалификации сварщиков НАКС Что такое и для чего нужно техническое задание с целью проведения аудита Как выбрать дизельгенератор для бизнеса Актуальные жилищные вопросы Успешная женщина и профессиональный предприниматель: Эльвира Гаврилова Особенности и преимущества сотрудничества с Центром Биржевых Технологий Преимущества онлайн-покупки авиабилетов в Кыргызстане Как зарабатывать на кликах Что нужно знать о банкротстве застройщика при долевом строительстве Автоматическая рассылка SMS-сообщений: роскошь или необходимость ЖК Спутник от застройщика Самолет Девелопмент – космические квартиры для вас Покупайте террасную доску из ДПК в интернет-магазине www.parketti.ru SOS. Тайга просит о помощи Бабушка, живущая в сети: зачем российские и зарубежные пенсионеры осваивают компьютеры
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему Сердюкову снова доверили большие деньги и без-опасность авиа-пассажиров в России?

1. Пилить бюджет чужому не доверишь.
2. Классный специалист, о чем вы?!
3. Этот авианосец непотопляемый.
4. Потому что Васильева – суперженщина, круче суперджета!
5. Завидуйте молча.
6. Потому что никто из специалистов возглавить такой проект не согласится.
7. Потому что с него взятки гладки.
 

Всего проголосовало
24 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года