Главная страница Экономика Перевозчики края: «Скоро мы сможем возить только памперсы»

Перевозчики края: «Скоро мы сможем возить только памперсы»

03.02.2016
Анастасия Попова

фотоНа круглом столе уполномоченного по правам предпринимателей Марины Шемилиной представители предприятий, имеющих грузовики, принципиально заявили о дискриминации. Как оказалось, из-за дорожных знаков, большегрузному транспорту очень тяжело перемещаться по Владивостоку, ничего не нарушая и не платя взяток. В общем, круглый стол был на тему: бизнес против абсурда чиновников.

У мэрии Владивостока экономика не в приоритете

После приветственных слов первым выступил Петр Куприянов, помощник председателя «Транспортных перевозчиков Приморского края». Он обозначил следующие проблемы:

1. Наладить контроль за недобросовестными перевозчиками, которые работают без разрешений, не платя налогов и не имея транспорта.

2. Перевозчиков не устраивает такое огромное количество знаков, запрещающих проезд большегрузов. «В этом году я получил разрешение, где прописан маршрут. Оно мне позволяет ездить по Океанскому проспекту и проспекту 100 лет Владивостоку». Однако, дорожные знаки этого не позволяют.

3. Состояние и содержание дорог. Куприянов продемонстрировал фотографии дорог в ямах и добавил, что введение весенне-осенних ограничений привело к тому, что «федеральная» трасса весной теряет нагрузку на 40%, а «региональная» — на 60%. Разница между «летним» и «весенним» периодом в два-три раза.

На вопрос ответил Максим Акульшин, заместитель начальника Управления дорог и благоустройства администрации Владивостока:

– Мне представляется, что представителем перевозчиков сказано: «Мы, перевозчики, хотим, чтобы наш транспорт двигался по любой дороге города Владивостока. Потому что нам так удобно и близко». Мы, как орган, которому федеральный закон предоставил полномочия, организовываем движение так, что бы обеспечивать безопасность. По закону, безопасность в приоритете перед достижением экономических результатов. В угоду каких-то прибылей нельзя поступаться безопасностью людей! Мы организуем дорожное движение, даже ГИБДД не вправе этого делать. По поводу знаков. Надо понять, кем и на каком основании они туда поставлены. У нас есть участки, где из-за уклона двигаться большегрузной технике не безопасно.

Мэрия: «Мы менять ничего не будем»

– А на «Тещином языке» можно! – прозвучала реплика из зала.

– Для примера, гораздо проще грузовику проехать по Алеутской, но это невозможно без выезда на встречную полосу. 90 градусный поворот, если он грузовик поедет. я, как человек, который отвечает за организацию движения, понесу ответственность. Недобросовестные перевозчики везут груз, уверенные в своей безнаказанности. Нам поступило письмо из ГАИ, они рекомендовали некоторые участки дорог исключить из маршрутов для движения грузовиков, ссылается ГАИ на анализ своей отчетности. Более того, с порта выезжает транспорт, и это, однозначно, приводит к разрушениям дорог.

Шемилина: «При организации дорожного движения необходимо учитывать интересы всех. Вы говорите, приглашаются при разработке схем перевозчики. Какие компании?»

Акульшин: «Это исключительно наши полномочия. В качестве консультативного органа у нас ГАИ. Условно говоря, мы не будем спрашивать каждого гражданина, можно ли нам сделать что-то. Конструктивные предложения изменения маршрута мы готовы рассмотреть. То, что я обозначил, мы, однозначно, менять не будем».

Шемилина: «Вы меня не слышите. Сейчас на первом месте взаимодействие власти и бизнеса. Экономика тоже должна быть на первом месте, потому что без экономики не будет ничего. Нужно сделать коллегиальный орган, при организации движения у перевозчиков может быть другое мнение, которое будет отвечать требованиям безопасности, просто оно кому-то в голову не пришло, а перевозчики считают, что им так будет удобнее».

Акульшин: «У нас есть такой орган — комиссия по безопасности дорожного движения. Если мы задумаем рассмотреть вопрос изменения схемы дорожного движения, что могло бы ухудшить положение перевозчиков, пригласим представителя ассоциации. Пока ничего подобного не планируем».

В итоге Шемилина уболтала чиновника, чтобы мэрия Владивостока выслушала представителей этого бизнеса.

Чиновник ПК: «Постановлением» установлено, что 10 тонн — это 6 тонн»

– Абсурдных знаков много, но их исправляют очень медленно — на это уходит год-два по Уссурийску, – прозвучала реплика из зала.

– «Постановлением» были введены новые ограничения. Получается, что можно будет возить только памперсы. Вот разрешения на весенне-осенний период. Без ограничений можно было возить 6,5 тонн, сейчас — 3,5 и 4 тонны. Нам что, на велосипедах кататься? – спросил бизнесмен Юрий Калинин.

фотоПредставитель администрации края Николай Шемчук: «Ограничение действуют с апреля — разница в нагрузках связана с тем, как они изначально были рассчитаны».

Калинин: «Вы не поняли мой вопрос. В прошлом году ограничения были 5 тонн, в этом году — 3,5 тонны. Мы скачем от того, сколько дорога выдержит?»

Шемчук: «В соответствие с положением 2 «правил», автомобильные дороги, построенные под нагрузку 6 и более тонн, считались как дороги, построенные под нагрузку 10 тонн. До прошлого года снижение составлялось, исходя из того, что дороги считались 10 тонн, с июня «постановлением» установлено, что дороги – шесть тонн. Дороги, построенные под 10 тонн, — это дороги, построенные под 6 тонн».

Твою мать! Дважды два было четыре, а «постановлением» установлено, что дважды два — три. Вот, что сказал Шемчук, как я понимаю.

Далее он продолжил: «На вопрос: «Нам нельзя будет даже возить продукты питания». Это не так. Данные ограничения не распространяются на перевозку продуктов питания, лекарств, и всех жизненно необходимых продуктов, а также на аварийные и ремонтно-восстановительные грузы».

Калинин: «Вы просто подтверждаете, что не рассчитываете, какую нагрузку выдержит дорога, занижаете на определенный процент?»

Шемчук: «В постановлении до 2011 года нагрузка была ниже, нагрузка 6 тонн, стали считать и оказалось, что такие дороги выдерживают 10 тонн. Департамент не имел возможности уменьшать, относительно шести, а уменьшал относительно 10 тонн».

Калинин: «Дорога стала хуже?»

– Та же самая дорога, – реплика из зала.

– Все равно занижаете и продуктам питания, – последовала другая реплика.

– Не понятно, почему цифры занижаются не по факту, а занижаются из какой-то цифры? – не унимались бизнесмены.

Калинин: «Нормативное состояние должно отвечать состоянию дороги. Ограничение для чего? Для того, чтобы сохранить дорогу. А у вас расчеты просто из цифр — шесть тонн, значит, пять... Ниже ехать просто смысла нет — пустая машина будет нарушением».

Шемчук: «А вы предлагаете на каждый участок дороги делать расчеты?» Если честно, я думала, коль стоит знак, запрещающий возить больше определенного количества тонн, значит, замерили и пришли к такому выводу. А они, оказывается, наставили знаков «от балды».

Перевозчик: «Платим другим и возим»

Один из перевозчиков: «Послушаешь вас, все правы. Но мы все равно возим грузы. С нарушениями, но возим. Или встаньте возле порта и остановите все движение. Есть заключение Минэкономразвития. Почему «федеральные» трассы не ограничивают на весенне-осенний период? Потому что Минэкономразвития запретил, а в нашем, Приморском крае... Мы готовы платить. Вы не хотите брать деньги у нас, а мы все равно возим. Платим другим... Но мы возим».

фотоКалинин: «Почему вздыбил «Платон» всех перевозчиков? Строгость закона компенсируется его необязательностью. Пока можно объехать. Но, когда объехать будет нельзя, будут забастовки, перекроем дороги. Также всплыло, что, по статистике, проезжает столько-то, а в реальности – в три раза больше. Других альтернатив нашему транспорту в крае нет. Если вы надеетесь на ж/д транспорт... Не железная дорога распоряжается контейнерами. Получить контейнер из Владивостока до Уссурийска другим транспортом невозможно».

Перевозчики возмутились, что им слишком дорого платить. Выгоднее не возить большегрузы, а разгружать товар на площадках. Беда в том, что на участке дороги от Владивостока до Хабаровска разгрузочных площадок нет.

Калинин: «Я, как бывший строитель, считаю, что разница в количестве разрешенного груза должна быть — подушка поменьше, например. Но одна дорога идет, просто дальше дорога «краевая». Перевозчики отметили, что раньше «весенние» ограничения были бичом Хабаровска, теперь это пришло и к нам.

Мосты должны обсчитывать перевозчики

Калинин: «Еще один вопрос. Сейчас идет слушание в общественной палате по 258 приказу Минтранса. Его нужно отменять. И там четко поставили в вину, что он позволяет обследование мостов взыскивать с перевозчиков. Этим пунктом злоупотребляют собственники дорог (администрации разных мастей, – прим. авт). Мост в Черниговском районе 6 метров, за которые мы сейчас судимся. Он выдерживает 40 тонн, наш автопоезд – 20 метров, 44 тонны. Нам выставляют: «Давайте, мы за ваш счет обследуем мостик», а это 348 тысяч рублей. Почему он не обследован?»

Шемчук: «В соответствие с приказом Минтранса, владельцы ежегодно проводят обследование, выставляют нагрузку. Вам предлагается обследовать мост, если вы хотите возить более установленного».

Калинин: «Если обследование проводится ежегодно, то почему усеченно — только для одиночных транспортных средств? Мы живем в крае, который перерабатывает 40-футовые контейнеры. У нас 20% машин – автопоезда. Но ни в одном вашем обследовании не отражена эта возможность».

Чиновник: «Она не отражена, потому что автопоезд, в отличие от тягача и прицепа, имеет разное состояние. Это невозможно».

Калинин: «Это филькина грамота, а не обследование».

Ругались также по вопросу волокиты — в Благовещенске необходимые разрешения даются за пару дней, а у нас ждать приходится неделю. И на каждый вопрос — одни отмазки.

От себя хочется заметить на речь мэрии о том, как они ставят знаки — ни о какой безопасности речи быть не может, потому что нет обязательной процедуры согласования с ГАИ. То есть, знаки ставятся, согласно тому, как Бог на душу положил господину Акульшину? Эти приколы краевой администрации «будем считать, что трасса десять тонн — это шесть тонн»... Это все от лукавого. Поставили знак, значит, должны иметь экспертное заключение, что дорога не может выдержать нагрузку большую, чем установлено знаком. Какой-то приказ минтранса не может устанавливать, сколько выдержит краевая дорога. По поводу вышибания «обследований» за 348 тысяч рублей. Считаю просто вымогательством. Общее впечатление — противно, как чиновники администраций Владивостока и края относятся к бизнесу. Кризис, господа, к концу года могут лопнуть банки, а в следующем году — муниципальные и краевые бюджеты, а, за ними, и федеральный. В этих условиях надо делать все, чтобы не загнулось то, что еще приносит копейку.

Анастасия Попова

Фото автора

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему ледовый коллапс нанес столь сокрушительный удар Владивостоку и Артему?

Всего проголосовало
14 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года