Главная страница Экономика Советник президента фонда «Сколково»: в России слишком любят вкладывать в квартиры

Советник президента фонда «Сколково»: в России слишком любят вкладывать в квартиры

08.04.2015
Анастасия Попова

фото

Мы посетили стартап-тур фонда «Сколково». Увидели много интересных проектов. Диву даешься, что у нас, на Дальнем Востоке, придумывают такое. В частности, Дмитрий Киба из Комсомольска-на-Амуре представил проект по энергосберегающей интеллектуальной системе освещения. Система будет экономить свет за счет «умных датчиков» движения, освещенности, а также за счет того, что светильники объединены друг с другом с помощью беспроводной сети. Этот проект рассчитан на крупные офисные здания, гостиницы — места, где есть большие пространства, освещаемые большим количеством светильников.

— Есть места, где люди не ходят, а светильники горят. Есть также места, где свет из окна попадает, а светильники горят с той же яркостью, как в дальних уголках учреждения. Мы экономим электроэнергию за счет того, что режим работы лампы меняется в зависимости от уровня освещенности за окном, в зависимости от того, сколько рядом находится соседних ламп, — говорит Дмитрий Киба.

Алексей Ким представил проект для птицефабрик. Согласно его проекту, с помощью специальных установок получится перерабатывать навоз и птичий помет в удобрения и получать почти бесплатную энергию.

Александр Ульянов представил разработку в области медицины.

— Этот проект направлен на то, чтобы врач-анастезиолог смог подключить пациента к аппарату искусственного дыхания, вставляя в трахею трубку не вслепую. Сейчас этот процесс выполняется на глаз, что может привести к повреждению дыхательных путей. Мы визуализируем процесс ввода — врач видит на мониторе область ввода и подключает человека к искусственному дыханию, не травмируя глотку и гортань, — говорит Александр.

Но, пожалуй, самым интересным моментом была лекция советника президента фонда «Сколково», бизнес-ангела Пекки Вильякайнена. В своей лекции он рассказал, как профинансировал инновационную разработку Тома Соммардала, который придумал, как перевозить сжиженный газ.

Этот пример Пекка привел потому, что российские предприниматели совершают те же ошибки, что и Том. Главные из них: хотят владеть всей компаний, когда гораздо эффективнее привлечь бизнес-ангелов, которые не только инвестируют в компанию, но и, понимая лучше в бизнес-процессах, просто смогут наладить нормальную работу компании.

Вторая ошибка — ориентироваться на определенную компанию или только на свой регион — надо думать о том, насколько твой проект будет востребован в мире.

Третья ошибка — сначала пытаться изготовить продукт, а потом его продавать. Тем компаниям, для которых он предложил свою разработку, дали много дельных советов в технологическом плане.

И самая главная ошибка – приходить к инвестору с огромным, насыщенным технологическими терминами текстом. Надо излагать свои мысли понятно и, главное, объяснить, среди кого товар будет востребован. С этим уникальным человеком у нас состоялась интересная беседа.

— Почему советником при президенте «Сколково» назначили именно вас?

— Это было мое первоначальное назначение, но как показывает пример стартап-тура, это стало далеко не единственным моим предназначением. Я уже, наверное, стал советником для всего правительства за это время. Медведев, я думаю, хотел видеть ситуацию не изнутри, а снаружи. Он начал процесс модернизации экономики, будучи президентом. Тогда основался фонд «Сколково», получила финансирование компания «Роснано». Наверное, хотели, чтобы советником стал человек из бизнес-среды. Особенно в области знаний высокотехнологичного сектора. Российские предприниматели, особенно если говорить об олигархах, свой бизнес строили в области нефти и газа. Я думаю, что Медведев хотел, чтобы появился человек, у которого была бы доверительная, простая история для предпринимателей, таких как те, которые наполняют аудитории сегодня.

— Как вы сами начали свой бизнес?

— Я на свой первый компьютер заработал деньги рыболовством. Я охотился на небольших крабов в финских озерах, мне было тогда только 12 лет. Я начал в середине 80-х, IT-сфера в середине 80-х только начала развиваться. Я стал обучать людей, консультировать, я хотел быть программистом. Я был заучкой и человеком технологического склада.

А потом, когда я поступил в технологический университет, я понял, что из меня гениального программиста не выйдет. Я стал нанимать на работу лучших из лучших и сконцентрировался на том, что бы наладить отношения с потребителями. Это дало толчок на создание сервисной компании.

Основной прорыв выпал на 1994 год, когда моя компания смогла создать новое приложение в области интернет-банкинга. Нас было 16 человек, через год – 116 человек, через два года – 400 человек, через 10 лет – 20 000 человек.

— Как пришла идея стать бизнес-ангелом?

— Такая идея мне не приходила. Я думаю, что это не ведущая моя роль. У меня в области финансов строгий принцип – я могу инвестировать только 20% в рискованные проекты. Из-за того, что они являются рискованными, это, возможно, приведет к потерям, но положительный эффект будет огромный.

У меня сформировался принцип, если все, что я смогу сделать в плане инвестирования – дать денег, я не участвую. Я участвую, если могу быть полезен с точки зрения знаний, мне близка эта сфера. Предприниматели и вообще люди научного склада, безусловно, нуждаются в каких-то суммах денег, чтобы продолжать свою деятельность, но еще больше они нуждаются в примерах тех предпринимателей, которые добились успеха, пусть даже это не смежные с ними отрасли.

К сожалению, у инновационной модели есть две проблемы. Первая – экономика развивается очень быстро. А когда экономика развивается быстро, люди хотят становиться очень быстро богатыми. Они не понимают, чтобы вырастить компанию, нужно пять или семь лет.

Я думаю, это лежит в российской ментальности – люди думают, что если возврата денег не произойдет через год, это слишком медленно. А еще второй момент – россиянам свойственно инвестировать в квартиры. Каждый хочет, чтобы у него на черный день была отложена достаточная недвижимость. А это опасно для экономики.

— Почему?

— Потому что деньги, которые потрачены на квартиры, ничего не создают. В реальной экономике, может возврат произойдет пяти-шести процентов, но если вы подумаете хотя бы об экономике регионального масштаба, вместо того, чтобы довольствоваться, эти ребята могли бы 50-60% получить, если бы создали новую компанию. Перегретая экономика создала иллюзию, что недвижимость постоянно растет в цене, прибавляя по 10%, а это настолько не реалистично для реальной экономики. Поэтому я даже радуюсь, что сейчас произошло замедление.

Если вы поедете в США, Японию, Лондон... Конечно, какую-то сумму люди инвестируют в недвижимость. Но в основном инвестирует большими или малыми долями в компании. В России есть либо олигархи, либо простые люди, которые думают о квартирах и больше ни о чем. Этому поколению предпринимателей не выжить, если не будет бизнес-ангелов среднего уровня. И если не будет матерей и отцов, которые готовы инвестировать в бизнес своих детей.

— Вы начали про российский менталитет. Российский предприниматель – не самый лучший в мире?

— Ментальность, которая есть у предпринимателей, она хорошая, потому что для России свойственно стремление заниматься бизнесом. Помню, когда СССР прекратил существование, я поехал в Выборг. Спустя пару недель там открылось столько магазинов, видов бизнеса – все уже работало. Я не могу сказать, что в российском менталитете отсутствует предпринимательская компонента.

Но существуют слабые области. Большая часть примеров, где люди зарабатывали деньги, не относится к области знаний. Второе – вопрос финансирования. Очень слабая культура бизнес-ангельской поддержки на среднем уровне. Третье – относится к университетам. Есть плохие примеры, когда в университетах считают, что предпринимательство, собственный бизнес для России вредны.

– Почему?

– В таких университетах, считают, что студенты должны думать о дипломах. Не надо болеть сумасшедшими идеями по зарабатыванию денег – работать надо на правительство, федеральные учреждения, эти университеты. А я должен сказать, как наполовину русский, что высокотехнологичный бизнес будет создавать новые рабочие места. Будет ли успешен стартап-тур – показатель того, насколько это можно развивать в регионах.

Вот пример: моя теща живет в Петербурге, она мне сказала, что в Петербурге существует два хороших вида бизнеса. Первое – квартиры, второе — хорошие рестораны. Другого ничего не существует. Это было два года назад.

Тогда много денег поступало в экономику от нефтегазового сектора. Тогда был ресторанный бум, каждый год стоимость квартир увеличивалась на 20%. Была такая красивая жизнь... Сейчас я прочитал в ведомостях, что половина ресторанов обанкротилось, и теща сказала: «Ты можешь поверить? Квартиры подешевели».

— Надо ехать, покупать...

— Никто не знает, к чему эти тенденции. Если даже моя теща, ей 76 лет, она в экономике не разбирается. Даже она видит изменения, то, я полагаю, ситуация изменилась.

— У нас правительство готовит закон – выдавать для жителей Дальнего Востока 1 га под сельское хозяйство. С чего начать предпринимателю?

— У меня есть похожий пример в Финляндии. Это пример не столичный, а небольшого городка. Там висели объявления: «За 1 евро пространство вместе с домом». Наверное, для отдельных примеров это эффективно, кого-то привлекало. Не знаю, какие здесь порядки, но для того, чтобы что-то развивать, получив участок, у вас должен быть бизнес-план, идея. План того, что вы в ближайшие три года будете на этом участке делать.

Это настолько индивидуально, что дать рецепт не получится. С региональной точки зрения у меня такое мнение: есть глобальная конкуренция, куда людям переместиться, где им жить. Исторически так сложилось, если вы поставите завод – крупное производство, вы уже никуда не уедете, вы будете привязаны здесь. В Европе есть такие фабрики, которые по 200 лет стоят. Или стоит нефтяная вышка в Тюмени, и все вокруг нее аккумулированы.

Но истории бизнесов нового образца будут отличаться. Появляется другая миграция. Каждое региональное правительство задумывается, что делать, чтобы людям хотелось здесь оставаться и никуда не перемещаться.

Если взять Китай или регионы РФ, кто-то предлагает налоговые поблажки. Но появляются другие ценности, например, люди думают, какие школы доступны, какие детские сады открыты, какие дома. И сейчас на первый план выходит уровень жизни — произошло изменение в умах.

На примере своего или более раннего поколения скажу – люди думали о том, где они получат больше зарплату. Или была привязка к тому, что я должен жить, где моя мама или из патриотических идей. Наверное, люди остаются патриотами, но уже не так много связывают с местом своего проживания. Сейчас легче переносят необходимость перемещений.

Сейчас эта конкуренция не только в том, кто даст земельный участок. Здесь должен быть баланс во всех областях жизни. Мы на каждом этапе разговариваем с местным правительством, мы делимся своими взглядами на компании.

К примеру, фонд «Сколково» создавался не для того, чтобы создать элитное объединение в Москве. Идея и цель – приобрести новые знания в разных областях и распространить на все российские регионы.

Анастасия Попова.

На снимке бизнес-ангел Пекка Вильякайнен. Фото автора

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Почему росгвардия 9 часов не могла захватить одного стрелка в Мытищах?

Всего проголосовало
18 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года