Главная страница Экономика Налогоплательщики и медицина

Налогоплательщики и медицина

04.06.2014
Татьяна РОМАНЕНКО.

фото

Налогоплательщица в поликлинике...

Светлана Куприянова шесть недель ходила к травматологу, насмотрелась всякого, набеседовалась с соседями в очереди на тему: имеет ли право пациент встретиться с врачом на приеме в назначенное время или обязан несколько часов ждать. Однажды мужик махал на нее костылями, кричал, что он к 12 пришел и вот уже два часа ждет, «и ты в 14 не пройдешь».

Случилось так, что травматолог направил ее на обследование и пришлось опять ковылять в поликлинику уже к другому врачу, к тому, который, как следовало из расписания, один раз в неделю с 14-00 до 15-00 записывает больных на МРТ.

У кабинета она обнаружила толпу таких же как она, жаждущих быть записанными в специальный журнал. Очередь шла медленно. На этот раз Света решила права не качать, не ругаться, а терпеливо дождаться свой очереди. Пошла сдавать пальто в гардероб и здесь обнаружила тетку, которая возбужденно выговаривала гардеробщице, мол, что это за безобразие, непонятно, к кому идти, чтобы решили проблему и прекратили издевательства над пациентами.

Темперамент правозащитника взыграл, и Светлана предложила разгневанной даме сходить к заведующему поликлиникой. Пошли наверх, тетка и там начала скандалить – что это такое, почему, безобразие... А врач ее успокаивает – ну что вы хотите, вы же не 80-го года рождения, а гораздо старше, вы же привыкли к очередям, ну и постоите чуть чуть, часик-полтора.

От таких слов про ее прошлую жизнь с очередями женщина как-то сразу затихла и успокоилась. Не зря говорят, что хороший врач лечит словом.

А Светлана от таких слов, наоборот, возбудилась и стала доказывать заведующему, что она честно платит налог 13 процентов и другие сборы и пошлины, но раньше, в советское время, за этот налог люди получали квартиры, дети ездили бесплатно в лагеря, бесплатно учились и лечились, а сейчас, платя налоги, не могут получить нормальное медицинское обслуживание.

А он ей на это отвечает:

– А вы знаете, что у меня на 40 процентов не хватает вообще народу?

– Так закройте поликлинику, – говорит Светлана, – пусть это будет какой-то определенной бомбой для ваших начальников. Вы вообще-то администратор и вы должны думать о том, что у вас нет врачей, вот ровно одного травматолога не хватает, поэтому к нему то живая очередь, то не живая очередь, и травмированные пациенты костылями машут в гневе.

Вы очень слабый руководитель, поэтому вам вообще тут не место. Фигурально выражаясь, вы работаете на таком трамвае, который может довезти до кладбища. Почему запись продолжается только один час и происходит только раз в неделю? Люди приходят с одним заболеванием, а уходят с двумя, потому что все на нервах, все начинают выяснять, кто первый, кто второй, кто стоял, кто не стоял.

И почему, записавшись на МРТ в Курортном районе, нужно ждать не меньше четырех месяцев? Люди приходят с черепно-мозговыми травмами, показаниями на онкологию, так долго ждать нельзя, этого быть не должно.

Заведующий как мог отбивался, и говорил, что квоту выделяют всего на восемь бесплатных МРТ. А Светлана, развивая тему дальше, вышла на уровень внутренней экономической политики государства и обращалась к заведующему поликлиникой как к представителю государства:

– Мы ведь в нашей стране живем, я получаю зарплату ровно на три МРТ, которая стоит 4 с половиной тысячи, так нельзя, либо вы зарплаты подтяните, либо стоимость МРТ к нашим зарплатам, я например, могу 30 рублей заплатить за это обследование.

Вот в таком стиле, то повышая, то понижая тон, они воспитывали заведующего поликлиникой. Не дождавшись адекватной реакции, женщины покинули администратора и спустились вниз, туда, где перед кабинетом с заветным журналом по-прежнему толпился народ.

Минут через 10 заведующий тоже спустился со своего административного уровня на первый этаж к пациентам, оценил ситуацию, познакомился с расписанием, возможно, увидел он его не впервые, но под влиянием беседы, что-то понял, потому что сказал – ладно, так и быть, мы решили, что будем записывать людей пять раз в неделю по будним дням с 9 утра до 8 вечера в 23 кабинете.

А буквально через два дня Светлане позвонили из медицинского центра о том, что ее через неделю ждут на обследование.

Ну, вот пока не заорешь… А другие люди ждут. Может быть, они просто своих прав не знают, сидят тупо в очереди, и если бы поактивнее...

...и на операционном столе

Еще история. И тоже от Куприяновой. С раздутой щекой (флюс) она отправилась в 15-ю городскую больницу на операцию. Всех пациентов одевают в халаты, которые висят при входе в хирургическую смотровую. Халаты все в дырках. А люди приходят с улицы. Пришел грузин какой-то, надел халат, потом какой-то мужик, пьяница, течет с него кровь, надел тот же халат. Потом и ей такой-же халат дали. Оказывается, и те, кто лежат в больнице – все одни и те же халаты надевают.

Когда на операционном столе уже разрезали опухоль и изо рта кровь хлестала практически фонтаном, вспомнили, что не измерили давление.

Стали принимать меры. Кровь хлещет, больная сплевывает, кровью захлебывается. Врачи говорят: да лежите вы, не дергайтесь, дайте в вену попасть. Вы зачем сплевываете? Вы сейчас тут все кровью испачкаете.

Света мычит – господи, что вы тут в операционной, крови никогда не видели? Ну тут все забегали, зашили рану, кровь перестала идти. Слезает она с этого стола операционного, все лицо в крови – кофта, руки. Ей говорят: не выходи в смотровую, там люди сидят на операцию, испугаются.

Помыла лицо, давление за полчаса в два раза снизилось, естественно, ей плохо, бабочки перед глазами летают. Повели в палату. Коридор забит сраными и ссаными матрасами, кровью проеденными, рваными. Люди спят в коридоре, все три заняты, ну чисто фронтовой госпиталь, 41 год.

Это был четверг, после операции ей укололи антибиотики. В пятницу сделали обезболивающие. А в субботу отек пошел уже по шее, по тому месту, где щитовидка. Испуганная женщина, подозревая, что если она в пятницу никому не была нужна, то в субботу – тем более, обратилась к медсестрам, – пожалуйста, будет ли сегодня врач?

Медсестры сидят чай пьют. Одна из них встала, отвернулась к шкафу и объясняет ему (шкафу), когда придет врач. Света говорит: эй, я здесь!

Через полчаса пришел дежурный врач и по поводу сильного отека на шее успокоил: ну, у вас могло и до груди все отечь.

– Так это как, плохо или хорошо?

– Вот придет эндокринолог в понедельник, у него и спросите!

А тут сестра идет, которая со шкафом разговаривала, несет какой-то раствор: это у вас рот разрезан?

– У меня.

– Ой, хотела вылить, но, думаю, отдам вам.

Расстроенная Светлана (все болит, опухоль) позвонила знакомой:

– Я не знаю, как тут расходуются деньги, куда они идут, но то, что больница, по крайней мере челюстно-лицевая хирургия, 3-й этаж, где проводятся операции, в таком жутком состоянии, что просто даже стыдно об этом говорить.

Когда за дверь в туалет страшно взяться, когда ржавый унитаз и ржавый бачок, в котором даже крышки нет, загаженные окна серые все, деревянные, которые не закрываются, когда страшное белье.

А я шестой день лежу на топчане, который прогибается, как в Крестах на шконке, то есть я лежу, я здесь всю задницу отлежала, и мы пошли в пятницу попросили у них матрас, что лежать невозможно, жестко очень, нам сказали, что для вас у нас матрасов нет.

По моему, в этой больнице правило – не наговорил гадостей пациенту, просто день мимо прошел. Мы идем в больницу со своими полисами, они за нас деньги получают, почему такое скотское отношение?

В общем, пожаловалась и облегчила душу.

Первый в этой больнице встреченный ею человек, который не хамил, не орал, была медсестра Олеся. Она пришла в субботу, к каждому подошла, спросила, вот действительно медицинский работник, а еще Лариса Григорьевна, уборщица.

В понедельник подходит мужчина и говорит

– Здравствуйте, я ваш лечащий врач.

– Здорово! Хоть познакомилась перед выходом. Давление у меня уже сегодня 120, литр крови слили с меня.

– Ну вот и хорошо, давление подправили вам.

И жизнь постепенно стала налаживаться. Та соседка, которая заплатила за право спать на новой подушке и на нормальном новом матрасе, стала выписываться и отдала матрас и подушку Светлане, которая последний день в больнице спала, как барыня. И опухоль постепенно спала, вопреки прогнозам врача. В общем все устаканилось.

Новость от законодателей

Состоянием медицинской помощи в России вдруг озаботились госдумовские коммунисты. Они внесли на рассмотрение Госдумы поправки в закон о государственной службе с запретом чиновникам (в том числе, депутатам) и членам их семей лечиться за границей. Авторы законопроекта уверены, что в этом случае у чиновников будут больше заинтересованности в создании качественной системы здравоохранения.

Довольно странно. Как же тогда быть больному человеку, пусть даже чиновнику? Не нарушает ли это право на жизнь? Депутаты это конечно понимают. А может быть и не понимают, поскольку авторы – коммунисты, для которых люди – это щепки, и они летят, когда рубят лес, в смысле, никого не жалко, если идет борьба за всеобщее мировое счастье.

Но есть еще засада – правоприменение. Ведь для того, чтобы такой закон действовал, нужно как-то контролировать жизнь чиновника на иностранной территории. Вдруг он поедет на отдых, а на самом деле начнет лечиться?

Следовательно, если законопроект будет утвержден, следующим депутатским законодательным шагом должен стать полный запрет чиновникам и приравненным к ним депутатам, а также членам их семей, покидать пределы Российской Федерации, чтоб, не дай Бог, никто из них не посетил в загранице зубного врача. Всем прочим в заграницу можно, а чиновникам – подписку о невыезде. Или можно по другому – как только заболел, так сразу становишься невыездным.

Депутат Федоткин, предложивший законопроект, возмущается, безобразие, говорит, при хорошем оснащении специальных клиник для чиновников, они все равно едут за границу и оплачивают лечение иностранным медицинским учреждениям. Ему жалко, что деньги уходят к буржуям, и их буржуйская медицина с каждым новым платным пациентом из России процветает, модернизируется, и улучшает качество жизни своих граждан, то есть наших заклятых врагов. Возможно, в этом все дело. Процветание соседа – наше горе.

При этом все мы, и депутаты, и не депутаты, понимаем, что национализированная элита, вынужденная лечиться в России, постарается осовременить и оснастить, в лучшем случае, свои ведомственные больницы и поликлиник, где «слуги народа» и их семьи будут лечиться за государственный счет. Так уже было, и мы это помним. А поскольку денег в бюджете конечное количество, на народную медицину останется еще меньше, ровно на то, что пойдет на лечение и обслуживание слуг народа, которые в настоящее время пока еще ездят в заграничные медицинские туры.

Потому что за границей они все сейчас лечатся за свои деньги, а если такое несчастье случится и закон примут, то лечить их будут в России за бюджетные деньги, отнимая их у того здравоохранения, которым пользуются остальные граждане, гораздо менее богатые.

Понятно, коммунисты – за бедных. Поэтому вношу встречное предложение – всем чиновникам и их семьям, депутатам и приравненным к ним министрам, и вообще всем богатым, запретить лечиться в России. Пусть едут со своими болячками за границу, экономя деньги бюджета Российской Федерации для малоимущих. А от налогов их не освобождать! Налоги пусть платят в нашу казну. Вот это будет по справедливости.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Зачем Путин подписал закон о продлении полномочий до 2036 г.?

Всего проголосовало
0 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года