Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 40 (759) от 3 октября 2007  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
 
Защита прав

Бред и галлюцинации в суде и на следствии

Светлана АЛФЕРОВА

13 апреля 2007 года жительница города Б. Камень Светлана М. отправилась в прокуратуру по вызову старшего следователя Лобачева Е.Е. для опроса, как сказано в отмеченной им повестке. Но после совершенно спокойного разговора у следователя, на выходе её посадили в милицейскую машину и увезли в Уссурийск в психиатрическую лечебницу.

Когда родственники Светланы подняли шум, отыскивая её, а позже требуя возбуждения уголовного дела в отношении следователя, Лобачев стал искать пути придания законности лишения свободы человека без судебного решения и направления психиатра. И нашел! Два года назад против Светланы М. было возбуждено уголовное дело, о чем её как-то забыли предупредить. Это дело было совершенно уникальным. На неё жаловались два милиционера, которых она умудрилась избить. Одного в своей собственной квартире, другую по пути следования в дежурную часть милиции.

Правда, в этом уголовном деле не сказано, что оба «избитых» милиционера спокойно продолжали трудиться, тогда как Светлану М. прямо из дежурной части на скорой помощи отправили в больницу с сотрясением головного мозга и ушибами мягких тканей лица. Выпало из этого уголовного дела и то, что мама Светланы, которая по собственной наивности считала потерпевшей свою дочь, а отнюдь не милиционеров, заявившихся к ней домой в то злосчастное утро 23 апреля 2005 года, написала жалобу в администрацию города. Оттуда её жалобу переправили в прокуратуру, а там благополучно отказали в возбуждении уголовного дела против «избитых», так и не уведомив об этом заявительницу.

Сама же Светлана не стала и пытаться обжаловать действия милиции, так как на собственном опыте знала всю бесперспективность подобного мероприятия.

Все эти гнойники двухлетней давности вскрылись теперь с помощью следователя Лобачева, который и поднял то давнее уголовное дело, затеянное по заявлению «избитых» милиционеров.

Чтобы реанимировать дело двухлетней давности, нужна причина. И тут выяснилось, что то дело было приостановлено якобы по причине розыска подследственной. О, это блестящая мысль! Подследственная действительно тщательно скрывалась от милиции, сначала в больнице, где она залечивала раны от посягательства на жизнь стражей порядка, затем в собственной квартире, два-три раза на день выгуливая своего песика. Кроме того, в период своего «розыска» неоднократно наведывалась в органы милиции и прокуратуры (например, для оформления паспорта, выяснения проблем со своим автомобилем и т.д.), что подтверждается документально ответами из той же милиции, денно и нощно разыскивающей её.

22 июня 2007 года в прокуратуру г. Большой Камень неожиданно пригласили представителя Светланы М. и её адвоката для ознакомления с материалами этого уголовного дела. «Следствие закончено» - объявили им.

Тут и вскрылись все вышеописанные события, а заодно и свеженькая психиатрическая экспертиза, сделанная на основании красочного описания совершенного Светланой М. «избиения» двухлетней давности.

Когда это заключение экспертов-психиатров попало в руки Светланы М., она ахнула: оказывается, её направляли в Уссурийск на экспертизу после якобы совершенного ею только что, в апреле 2007 года (?!) избиения двух милиционеров. Тогда она направила в местную прокуратуру ходатайство следующего содержания:

«В материалах незаконно возбужденного и незаконно возобновлённого уголовного дела №60865 в отношении меня содержится Заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов № 749 от 18 мая 2007 г. В Заключении, в частности, говорится, что “23.04.2007 г. .. .М.С.В. причинила телесные повреждения сотруднику милиции Пихель А.О... В тот же день М.С.В. ... причинила телесные повреждения и оскорбила грубой нецензурной бранью сотрудника милиции Сторожук Т.С.” В выводах экспертов говорится, что я не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период времени, относящийся к инкриминируемому мне деянию.

Довожу до Вашего сведения, что инкриминируемые мне сфальсифицированные деяния датируются не 23.04.2007 г., как указано в Заключении “специалистов”, а 23.04. 2005 г. Предполагаю, что следователь Лобачёв осознанно для экспертов исказил фактические данные, предоставив им одно постановление о назначении амбулаторной суд.-псих. экспертизы с указанием даты от 23.04.07, а позже в материалах уголовного дела произвёл подмену постановления, указав дату 23.04.2005. Такие манипуляции Лобачёвым были произведены с той целью, чтобы оправдать моё незаконное помещение в психиатрическую больницу с 13.04.07 по 20.04.07 и получить от экспертов вывод о том, что я и в настоящее время не могу осознавать фактический характер своих действий и руководить ими”. Он, видимо, рассчитывал, что на дату в экспертизе никто не обратит внимания...

В связи с вышеизложенным прошу:

1. Заключение амбулаторной судебно-психиатрической комиссии экспертов считать недопустимым доказательством.

2. Обязать следователя Лобачёва дать мне ответ на моё ходатайство от 30 июня 2007 г. об ознакомлении с материалами дела и незамедлительно предоставить возможность ознакомиться со всеми материалами дела В связи с тем, что заключение суд.-псих. экспертов незаконно, отказ в удовлетворении данного ходатайства, является грубейшим нарушением моих прав.

3. Сделать запрос в краевую психиатрическую больницу №1 г. Уссурийска и просить о предоставлении данного постановления следователя прокуратуры Лобачёва о назначении амбулаторной суд.-псих. экспертизы. В случае подтверждения моих предположений возбудить уголовное дело но ст. ЗОЗ ч. З УК РФ в отношении Лобачёва Е.Е.

4. В случае, если фальсификация, то есть, замена даты, была произведена (с целью оправдания моего незаконного помещения в психиатрическую больницу) экспертами, прошу возбудить в отношении них уголовное дело за дачу заведомо ложного заключения и незаконное помещение в психиатрическую больницу.

13 июля 2007 г.»

Однако прокуратура не нашла нарушений действующего законодательства и, на основании этого заключения экспертов-психиатров направила дело в суд с постановлением для применения принудительных мер медицинского характера.

Впрочем, Светлана М. понимала, что вряд ли прокуроры остановят маховик собственной машины, тащившей её за решетки психушки. А потому 28 июня и 3 июля она забросила в суд несколько жалоб на действия прокуратуры по возбуждению и реанимации этого уголовного дела, а также якобы её розыску и назначению амбулаторной психиатрической экспертизы. Спустя две недели судья Калинина М.С. возвращает жалобы: дескать не приложены обжалуемые постановления. В тот же день заявительница вернула их в суд, указав, что она обжалует вовсе не постановления, а действия прокуратуры.

Рассмотрение этих жалоб судья назначила на 20 июля. Светлана надеялась, что действия прокуратуры по назначению психиатрической экспертизы судом признаются незаконными, так как для проведения амбулаторной экспертизы не требуется помещение лица в психиатрический стационар (для этого по закону обязательно судебное решение, которого нет). К тому же ни С.М., ни её законный представитель, ни её адвокат не были ознакомлены с постановлением о назначении суд.-псих. экспертизы и с правами, которые предоставлены законом при её назначении. Постановление о назначении экспертизы следователь Лобачёв датирует 16 апреля 2007 года, когда С.М. уже находится в ''психушке'' - с 13 апреля.

Но суд не состоялся. В назначенный день заместитель прокурора Красиков принес то самое уголовное дело прямо на заседание. Тут же судья Калинина выносит два постановления о прекращении производства по жалобам Светланы. По мнению судьи после поступления уголовного дела в суд, жалобы обвиняемой можно уже не рассматривать, «исходя из общих принципов уголовного процесса».

Это постановление было обжаловано в краевом суде, но судьи краевого суда — Чугункина Н.П., Аксюта Л.И. и Андриянов Ю.В. пошли ещё дальше: «Судебная коллегия находит необоснованными доводы заявительницы прежде всего потому, что все они являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую оценку суда».

Как?! Когда?! Дело же и не рассматривалось!

Впрочем, сколько бы Светлана М. ни обращалась в милицию, суд и прокуратуру «про Фому», она всегда получала ответ «про Ерему», так что её заявления и ходатайства принимали все более резкий характер:

"В Шкотовский районный суд

Ж А Л О Б А
(на отказ в удовлетворении ходатайства)

20.07.07 г. и.о. заместителя прокурора ЗАТО г. Большой Камень Р.В. Десяткиным был дан отказ на моё ходатайство о признании недопустимым доказательством заключения амбулаторной судебно-психиатрической комиссии экспертов. Как следует из ответа Десяткина, нарушений действующего законодательства не выявлено.

Я не сомневалась в том, что нашей прокуратурой никогда не будет выявлено никаких нарушений действующего законодательства, если эти нарушения совершаются ею самой, ибо то, как наши прокуроры сами возбуждают, сами следствие ведут и сами себя контролируют, давно уже стало притчей «во языцех». Поэтому выявлением нарушений «действующего законодательства» приходится заниматься мне, «невменяемой», что в данном случае и было сделано. Но, судя по ответам, г-н Десяткин не способен воспринимать получаемую им информацию.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ прошу:

1. Признать незаконным и необоснованным ответ Десяткина от 20.07.07.

2. Вынести по моему ходатайству законное и обоснованное решение.

3. Рекомендовать и.о. зам. прокурора Десяткину Р.В. поискать другое место работы в связи с несоответствием занимаемой должности.

Приложение:

1. Копия ответа Десяткина

2. Копия ходатайства.

Это заявление рассматривал судья Богомолов и отказал в исковых требованиях. Суд дал свою трактовку смысла ст.125 УПК РФ, согласно которой действия прокурора и дознавателя могут быть обжалованы в порядке данной статьи только в том случае, если ‘’права и свободы граждан не могут быть восстановлены при рассмотрении уголовного дела’’ в суде по существу обвинения.

Проще говоря: вот будут тебя судить, там и доказывай, что не верблюд.

Тем временм суд по обвинению Светланы М. уже начался. Но доказать, что она не верблюд ей там никак не удастся. Думаете, что обвиняемой затыкают рот? Нет, все гораздо банальнее: её вообще не пускают на суд. А чего пускать, она же невменяема! Там же в деле есть заключение экспертов, что у неё бред и галлюцинации.

Да, в этом деле бреда и галлюцинаций сверх всякой меры. Вот только бред этот источает отнюдь не обвиняемая, а другая, противная сторона. Одни путают даты, другие невменяемость вдруг узрели по событиям двухлетней давности, третьим вообще привиделся суд, которого не было. И ладно бы бредили у себя дома, как это приписывается Светлане М. (она же дома “избивала” служителей порядка), ан нет: весь бред выплескивается прямо на документы, да ещё какие! По которым решается судьба человека.

Вполне понятно настроение самой Светланы, которая мечтает отправить на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу всех тех, чьи действия она безуспешно пытается обжаловать.

Светлана АЛФЕРОВА.

Рисунок Е. Меркурьева.


Другие статьи номера в рубрике Защита прав:

Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100