Арсеньевские вести - газета Приморского края Книги от издательского дома Водолей
архив выпусков
 № 45 (608) от 4 ноября 2004  
перейти на текущий
Обложка АрхивКонтакты Поиск
Почтовый индекс по России: 15543Online подписка на Арсеньевские вести
ПОСИДЕЛКИ

Ванька-Каин - «злой гений сыска»

Дмитрий Знаменский

Он стал предшественником впоследствии получившего мировую известность Видока и первым в мире и Российской империи профессиональным «сыскарем». Вернее, - профессиональным «агентом-резидентом» криминальной полиции. Печально знаменитым Ванькой-Каином и его непростой историей очень живо интересовался Александр Сергеевич Пушкин.

Потом о Каине издал лубочный роман писатель-самородок Матвей Комаров. Для полной достоверности рассказа о Каине мы заручимся именно его свидетельствами, поскольку он лично встречался со своим «героем», которого впоследствии не раз называли «русским Видоком» и «злым гением сыска».

Настоящее имя Каина - Иван Осипов. Как свидетельствуют документы русской полиции, с которой он долгое время плодотворно сотрудничал, Иван родился в 1718 году, при правлении Петра Великого, в семье неимущих и сильно пьющих крестьян, сумевших всеми правдами и неправдами выбраться из помещичьей деревеньки в московские пригороды.

В 1731 году родители определили Ваньку в услужение к богатому московскому купцу Петру Дмитриевичу Филатьеву. Шустрый подросток уже в ранние лета весьма отличался хитростью и сметливостью, но и тогда же стал весьма нечист на руку - в купеческом доме Каин воровал по мелочам на вино, к питью которого пристрастился еще в малолетстве, в отчем доме. Ворованное он без стеснения нес в «кружало», как тогда называли кабак, и спускал там за выпивку.

Именно в кабаке Осипов и познакомился с отставным матросом по кличке Камчатка - тот тоже любил пображничать, не брезговал воровством и мелким разбоем. Камчатка присмотрелся к пареньку и предложил ему беспроигрышное дело: обокрасть в одну из ночей богатого хозяина и бежать с добычей.

- Добро найдем куды сбыть, а нас вовек не сыщут, - убеждал пьяница-матрос.

Долго уговаривать Осипова не пришлось: судя по всему, он и сам уже примерялся, как бы обчистить богатея-купца. В одну из ночей Иван прокрался в горницу, вскрыл сундук-кассу Филатьева, туго набил карманы деньгами, а мешок барахлом и, пробежав через сад перемахнул высокий забор, за которым его с нетерпением ожидал Камчатка, предвкушавший радость легкой добычи.

Теперь надо было поскорее уносить ноги подальше от места преступления, да вот беда - как миновать караульные полицейские будки с рогатками, где их свободно могли задержать? Хитрый Осипов подумал и нашел оригинальный выход. Приятели тут же, не долго собираясь, совершили вторую кражу - на этот раз у жившего по соседству с купцом священника. Иван и Камчатка нарядились попом и дьячком и благополучно миновали все караулы. Духовные лица считались вне подозрений.

Путь воров лежал к Каменному мосту. Под ним у жарко пылавших костров обычно собирались люди московского дна, всевозможный уголовный сброд и бродяги. Камчатка там кое-коего знал и дал атаману ватаги денег на водку. За это «честная компания» воров, разбойников, попрошаек и грязных проституток с радостью приняла в свои ряды беглецов. Осипов улегся спать пьяным, и в полной уверенности, что все его злоключения позади, а начинается веселая, разгульная жизнь.

Однако на следующий же день, потерявший от радости и с похмелья всякую осторожность Осипов глупо попался рыскавшим по городу в его поисках людям купца, и те немедля притащили малого к разъяренному Филатьеву.

- Не давать поганцу ни воды, ни хлеба! - приказал торговый человек. - Приковать его к столбу на дворе!

Это было страшное дело: у столба, вместо цепной собаки, у купца сидел... медведь! Лохматый и здоровенный.

Однако изворотливый Осипов и тут нашел, как вывернуться - его начала подкармливать дворовая девка, приставленная кормить зверя. Сытый мишка не трогал молодого вора, а уж что там Ванька наговорил девке, осталось тайной. Но от нее он по секрету узнал, что в заброшенном колодце за двором купца лежит труп убитого солдата.

Как только Ваньку поволокли со двора на расправу за совершенную им кражу, он во все горло заорал:

- Слово и дело! Государевы слово и дело!

В те времена это означало, что человек хочет сделать донос, и его надлежало хоть с плахи снять, но доставить живым в Тайную канцелярию. Страшась ответственности, купец скрепя сердце отдал Осипова полицейским, а те под конвоем препроводили вора в Преображенское и поставили перед грозными очами Московского градоначальника графа С.А.Салтыкова. В результате конфиденциальной беседы с графом Осипов получил вольную, а у купца начались крупные неприятности - доносительство оказалось удивительно выгодным делом!

Счастливо обретя свободу, Осипов вновь сошелся с Камчаткой. Совершив в Москве множество краж, они вовремя успели перебраться в Нижний Новгород, где некоторое время промышляли на Макарьевской ярмарке, а потом примкнули к шайке знаменитого волжского разбойника Михаила Зари.

В конце 1741 года Осипов вернулся в Москву с твердым намерением изменить образ жизни - несколько раз он уже чуть не лишился головы и больше так рисковать не желал. Поразмыслив, он написал челобитную хозяину первопрестольной князю Кропоткину: каялся в прошлых грехах, просил простить, а за это обещал помочь полиции изловить всех «лихих людишек». Генерал-губернатора заинтересовало предложение отпетого уголовника, каким, не дотянув еще и до четверти своего века, уже стал Каин. На пробу, князь послал ночью Осипова в город с командой солдат.

Результат вылазки превзошел все ожидания: за одну ночь изловили множество преступников. О небывалом случае князь доложил в Правительствующий сенат. Оттуда указали доставить к ним Ивана Осипова. Сенат амнистировал преступника и назначил его «официальным доносителем Сыскного приказа». Так началась карьера Осипова-доносчика, выдавшего множество бывших друзей, за что они и прозвали его Каином.

Год или два Иван честно выполнял обязанности, но потом природа взяла свое: за взятки Осипов выхлопотал у Сената бумаги, дававшие ему большую полицейскую власть, и открыто начал заниматься самоуправством и вымогательством. Доходами он щедро делился с чиновниками Сыскного приказа и ничем не брезговал: брал деньги с воров, вымогал «подношения» у купцов, раскольников, мелких торговцев. Венцом его карьеры стал получивший в Москве широкую известность «Увеселительный дом» в Замоскворечье - прототип современного казино с публичным домом, где «клиенты» играли в бильярд, карты, кости, пили вино, выбирали даму на любой вкус и могли получить другие развлечения. Каин и его подручные обирали там посетителей до нитки. Сам Осипов ходил в «немецком» платье, богател день ото дня и даже принудил выйти за него замуж приглянувшуюся ему красавицу.

Деятельность «злого гения» московского сыска продолжалась восемь лет и рухнула в одночасье. По ходатайству генерал-полицмейстера А.Д.Татищева, возмущенного засильем воров и частыми пожарами в Москве, назначили особую комиссию для расследования мошенничеств Каина. Дознание вели методами, не оставлявшими Осипову никаких шансов отвертеться или откупиться: палач так обрабатывал Каина кнутом и железом, что тот вынужденно говорил правду. Наворотил Осипов столько, что следствие по его делу тянулось аж шесть лет! Наконец, в мае 1755 году «русскому Видоку» вынесли смертный приговор. Но, учитывая, что он выдал множество преступников, смертную казнь милостиво заменили вечной каторгой - палач вырвал Каину ноздри, выжег на лбу и щеках литеры В-О-Р, и заковал в кандалы. Вора, коррупционера и доносчика-рецидивиста сослали в эстонский город Рогервик, а оттуда в Сибирь, где он и скончался...

Дмитрий Знаменский.


Другие статьи номера в рубрике Посиделки:

Высказать свое мнение о статье:
Ваше имя:

Ваш комментарий: (не более 1500 знаков)    
Любой пиар и антипиар с форума будет удаляться. Просим писать по существу и не переходить на личности.
-- Редакция "АВ".
Разделы сайта
Политика Экономика Защита прав Новости Посиделки Вселенная Земля-кормилица



Rambler's Top100