Главная страница Политика Журналист Татьяна седых враг района, собеседник президента

Журналист Татьяна седых враг района, собеседник президента

09.01.2014
Анна Селезнева

фото

Татьяна Седых – лауреат премии «Общественное признание», премии имени Артема Боровика «Честь. Мужество. Мастерство», премии имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок». Все эти титулы она теперь использует при обращениях к властям.

За решением своих проблем жители Ванинского района все чаще обращаются именно к Татьяне, а не в официальные органы власти.

ТАТЬЯНА СЕДЫХ:

«В основном я пишу о проблемах частных людей и счастлива, когда мне удается им помочь. А власти мной недовольны, считают, что писать вообще ничего не надо. Глава района говорил про меня: «Седых — враг района. Она выносит сор из избы, она позорит район, ухудшает его имидж!» Такая, знаете, установка — нужно улучшать имидж района и края. В общем, никто не болеет, не умирает, все довольны и счастливы».

Конец прошлого года превратил Татьяну Седых в знаменитость

Красивая, утонченная женщина в первом ряду переполненного зала, настолько захватила внимание президента страны, что говорила с ним о проблемах жителей далекого дальневосточного порта Ванино почти 15 минут, а после беседы с ней в дальний край немедленно отправились из Москвы и прокуроры, и следователи, и другие правоохранители… И хотя кто-то сразу же распустил слухи, что мощный президентский «десант» не нашел никаких нарушений законности, но тщательные проверки продолжаются.

Кто такая Татьяна Седых из далекого Ванино? Редактор небольшой частной газеты «Мое побережье». Редактор непростой, да и газета, судя по тому преследованию, которому подвергался редактор, не простая.

Кто такая Татьяна Седых? Инвалид с детства, по образованию – швея-моторист, портниха, которую родители не пустили в журналистику, но она туда пришла сама, человек талантливый, смелый и очень сильный, лауреат нескольких российских премий.

ххх

Признание в столице ее мастерства, таланта и гражданской позиции не улучшает ее местного имиджа. В комментариях ее не раз называют «скандалисткой», угрозы продолжаются, власти не дают ни жилья, ни защиты газете (хотя и сами иной раз за защитой идут именно к ней).

И вдруг – именно вдруг – она, невысокая красивая интеллигентная женщина оказывается на большой пресс-конференции президента. Занимает деньги на билет у знакомой (да-да, она не воспользовалась своим законным правом получить деньги официально), находит место в первом ряду, но задать вопрос никак не удается.

И тогда она поднимает свой костыль с прикрепленным к нему листком бумаги, на котором написано «Порт Ванино». И президент внимательно слушает ее – о проблемах жизни людей в далеком от столицы поселке, о безработице и нарушении прав людей, о коррупции, о конфликтах силовиков…

Она говорила перед всей страной почти 15 минут, слушали ее внимательно, и сразу после разговора с ней в далекое Ванино отправились комиссии – следователи, прокуроры, сотрудники Министерства внутренних дел. (Правда, чуть ли не через день в интернет вывалились сообщения, что ничего, дескать, не подтвердилось – там все о'кей!). Но до о'кея далеко – проверка по президентскому поручению продолжается.

А Татьяну Седых попросили в Москве задержаться и пригласили в Администрацию Президента, хотя Татьяна и не оглашает нюансов конфиденциальных разговоров: «Я, конечно, удивилась, так как в своей журналистской работе не вижу подвига».

«Мы ей памятник поставим за ее работу!»

На пресс-конференции Татьяна рассказала о том, с чем к ней обратились земляки: о сокращениях работников порта; о невыплате заработной платы и трудной ситуации, в которую попал прекрасный местный лесозаготовительный комбинат и что ему очень нужна поддержка государства; о ненаказуемой коррупции, когда, например, закупленный дизель-генератор для котельной не работает, а чиновники смеются, мол, эка невидаль – агрегаты-развалюхи стоимостью всего в несколько миллионов…

Не президентское это дело – в таких мелочах разбираться… «Ванинских депутатов с их документами и доказательствами прокуроры словно в упор не видели, похоже, закрыли глаза две прокуратуры и два отдела по борьбе с экономическими преступлениями на жалкие ванинские 4 миллиона, хотя… – для скромной казны, где мышь повесилась, где не хватает средств на ремонт дорог, домов, школ, детских садов, – это огромнейшие деньги», – поддерживают Татьяну журналисты популярного «Хабаровского экспресса».

Виновных, истративших миллионы на утиль, так и не нашли... Тогдашний глава Богдан Мусянович, подписавший конкурсные документы, получается, не виноват, фирму, с которой он рассчитывался, найти… не могут, – примерно так отвечали из прокуратуры края те, кто должен бороться с экономическими преступлениями. На том и поставили точку.

Теперь эта точка, по воле Президента и по обращению ванинского журналиста Татьяны Седых, превратилась в многоточие. Послание путинским проверяющим пришло сразу – от хабаровчанина Романа К.: «Уважаемые журналисты! Дизеля эти действительно были куплены на Камчатке – в компании «Судо... сервис» за один миллион рублей через посредника Джа-ва Гаджи Гусейн-оглы, уроженца села Закаталы, насколько я знаю, Азербайджанской ССР.

Он – бывший житель Ванинского района, связан с такими фирмами, как «Манч-р» и «С-компания». Ныне проживает в Хабаровске. А семь миллионов были благополучно распилены между ним и тогдашним «главой». Это – слова самого Дж-ва из приватной беседы…». Если следствие действительно заинтересовано в справедливости, то эти сведения могут пригодиться...» (Полные названия фирм и фамилии фигурантов имеются).

Люди, в отличие от некоторых прокуроров и следователей, видят лучше!

ххх

Конечно, нынешним властям – от бывших руководителей района до бывших руководителей края – любить ее не за что. Слишком смела, слишком остра на язык, слишком независима.

Татьяна Седых рассказывает о беззащитности людской, об инвалидах и о проблемах коренных народов, о коррупции, об «авторитетах»-«богомольцах», о наступлении монополий и разорении предприятий и рабочих, безответственности чиновников, о находке на торговом судне радиоактивной ветоши, когда ее обвинили за публикацию чуть ли не в шпионаже…

Она может рассказать о жизни старой лошади, подвозящей грузы в тюремные бараки, о том, как на глазах охотинспектора погибает переплывший бухту лосенок, о том, как люди спасают лебедей.

Она требует обеспечить несколько дней томящихся на вокзале без транспорта пассажиров хотя бы водой, хотя бы накормить их, хотя бы пустить в туалет бесплатно… Она привозит сама воду и немного еды, она поднимает на ноги ванинские власти, которые тоже начинают помогать брошенным пассажирам… И она обо всем этом прекрасно пишет!

Сейчас в Ванино работают несколько комиссий, в том числе – из Генеральной прокуратуры. Действующий глава района Николай Ожаровский на срочно созванной пресс-конференции заявил, что «за работу журналиста Татьяны Седых он ей памятник поставит». Так и сказал…

«При жизни хоть, надеюсь, – грустно шутит Татьяна. – Памятников не надо. Пусть вернут для начала деньги, которые были потрачены на мертвый дизель-генератор». «Мы на них детский центр построим», – заметил коллега из хабаровского «Грандэкспресса».

Откуда она такая?

«Родилась я в порту Москальво, это самая северная точка Сахалина. В 11 лет со мной случился несчастный случай. Местные врачи не позволили родителям вывезти меня на Большую землю, в провинциальной больнице мне ампутировали ногу, и только благодаря родителям, которые воспитывали меня в спартанских условиях, я научилась пользоваться протезом, как домашними тапочками. Утром надела, вечером — сняла.

Через боль, через мучения научилась ходить на лыжах, бегала на коньках и даже пыталась играть в баскетбол. В 15 лет я написала письмо в газету «Молодой дальневосточник»: мечтаю быть журналистом, но родители не разрешили мне поступать на журфак. В душе надеялась, что из газеты мне ответят, дескать, да, можно и нужно быть журналистом, и мама разрешит. Вместо этого мне написали, что родители мои правы, и разных профессий на свете много.

Пришлось после школы выучиться на мастера по пошиву дамской и детской одежды. Потом вышла замуж, долго ездила с мужем по гарнизонам, пока в начале 1990-х годов не оказалась в Хабаровском крае — в поселке Ванино. И очень скоро устроилась сначала внештатным, а потом штатным корреспондентом в местную районную газету «Восход»…

«Не лезли бы журналисты не в свое дело», – сказал ей судья

«Среди моих статей для «Восхода», которые цензурировала районная администрация, была статья о том, как квартиры пенсионеров попадают в руки соцработников. Одна из журналисток тайком взяла в корректорской еще не опубликованный материал и вынесла из редакции, чтобы показать чиновникам. И тогда я, по наивности, написала в край.

Приехала комиссия в лице одной чиновницы, которая меня же и обвинила, мол, нечего писать, все по закону. Такая нехорошая, скользкая тема, но моя попытка придать эти факты гласности помогла — массовые «наследства» остановились.

Разбираясь с жалобами жителей района, я наживала себе все больше врагов со стороны чиновников. От редактора потребовали, чтобы он меня уволил — спасибо, отстоял. А по одному из дел, которое разбиралось в суде, я проходила в качестве свидетеля, и судья мне сказала: «Вот если бы такие журналисты, как вы, не лезли бы не в свое дело, то и суду бы спокойно жилось!»

Перессорившись с местными чиновниками и не желая подчиняться цензуре, она ушла из районной газеты. А спустя время, в силу сложившихся обстоятельств, создала собственную независимую газету «Мое побережье». И началось…

Покушения и угрозы

«Мой дом сожгли в начале 2004 года вместе с первым тиражом газеты. Было так: в типографии отпечатали десять тысяч экземпляров, мы сфальцевали газеты, а утром собирались развести по магазинам. Все сгорело — и тираж, и машина, и все имущество. Дом подожгли в четыре часа утра, когда мы с дочерью спали. Я расцениваю этот поджог как покушение на жизнь — если б нас с дочкой не разбудили вовремя соседи, если б на одном окне не было решеток, то мы бы точно задохнулись и сгорели. Надо ли говорить, что дело о поджогах до сих пор не раскрыто, из милиции Ванино даже никто не приехал к месту пожара, хотя я звонила туда несколько раз, умоляла приехать, посмотреть, что еще следы видны, которые оставил поджигатель».

Было еще одно покушение на Татьяну Седых. В то время она выпустила серию репортажей о поджогах на местном рынке. Благодаря им удалось к скандалу в Ванино привлечь внимание силовиков из Хабаровска. И ее, в отместку, попытались сбить автомобилем… Именно после этого состояние здоровья журналиста ухудшилось: после падения и сильного ушиба спины вскоре стали отниматься ноги. Сейчас у нее вторая группа инвалидности, и самостоятельно она может ходить только благодаря корсету и костылям. А вообще, рекомендуют врачи, чтобы поберечь остатки здоровья, лучше пользоваться инвалидной коляской.

За 10 лет существования газеты много еще чего произошло в жизни редактора газеты «Мое побережье»: в День российской печати было совершено нападение на съемную квартиру; прошел выпуск фальшивых номеров – двойников газеты; Татьяна регулярно получает оскорбления и угрозы в Интернете и по телефону; ее онлайн-материалы периодически удаляются, и т.д. При этом ни одно из преступлений не раскрыто. С 2004 года, после того, как был сожжен дом Татьяны Седых, она и ее дети прописаны на пепелище, жилье погорельцам до сих пор не предоставлено, а теперь оно требуется еще и с учетом доступной среды (хотя несколько журналистов – по распоряжению хабаровских властей – получили квартиры. Татьяна в их число, естественно, не попала).

Без поддержки

«Когда против меня совершили несколько преступлений, я обратилась за помощью к депутату и журналисту Борису Резнику (тогда – зампреду комитета по информационной политике Госдумы от фракции «Единая Россия»). Он лишь прислал отписку в две строки через помощника: мол, преступников установить не удалось. И все, больше никакого интереса, хотя дважды в свите губернатора он потом бывал в Ванино.

А мне, как воздух, нужна была информационная поддержка. Я просила помощи у коллег. Ведь для меня эти годы были действительно страшными. Из столичных журналистов мне не помог никто. Но на журналистов, ни на столичных, ни на местных, я сейчас уже не обижаюсь. Мне их очень жаль…

За годы, что я и коллектив «Моего побережья» подвергались нападкам, гонениям и преследованиям, никто и ни разу из моих коллег по цеху открыто не выступил в поддержку. Зато, когда молчали журналисты, нас активно поддерживало население, наша газета нужна людям».

Она продолжает помогать людям

К ней пришла слава защитника: к ней обращаются в отчаянной и безнадежной ситуации жители из разных уголков России. Она публикует статьи и пишет письма начальству – от близкого Ванинского или Хабаровского до Забайкальского, недаром до нее дошло письмо со странным, просто невероятным адресом – «станица Кущевская, порт Ванино, получить журналисту Татьяне Седых». В таких письмах она указывает все свои лауреатские регалии.

Заголовки и отклики:

«По следам пресс-конференции Путина в Хабаровске запахло керосином, а в Ванино дорожают гостиницы». «Татьяна Седых взорвала эфир, зампрокурора РФ проведет прием граждан в поселке Ванино».

ххх

Женщина на инвалидности (отсутствует нога, больной позвоночник) не только тащит на себе правозащитное издание, но и выдерживает многолетнюю травлю. Одно перечисление всего, что вынес этот удивительный человек, заставляет склонить голову.

Что изменится в жизни Татьяны Седых после ее беседы с президентом России, покажет ближайшее время: «Как я могла, объяснила. Спасибо, что выслушали. Может быть, эти вопросы услышат такие руководители, как Колокольцев и Бастрыкин, и что-то решат».

А насчет того, оставаться людям на Дальнем Востоке или нет, – нужно не Седых спрашивать, а местных чиновников и правоохранителей, хотя она для них — настоящая кость в горле.

«Даже если они договорились между собой, я имею в виду полицейских, то я об этом напишу, — обещает главный редактор газеты «Мое побережье», – как мы умеем сглаживать отношения и не думать о будущем».

Кроме силовиков, комиссия МВД проверяла и крупнейшие предприятия района. Например, в порту работники пожаловались, что попали под сокращение. Ну а те, кто остался, недовольны условиями труда, даже называют себя «рабами угля». «Сейчас, зимой, даже отбойными молотками приходится выгружать этот уголь, по-другому он не выгружается из вагонов (он мерзлый)», — поясняет докер-механизатор. Бывшие сотрудники лесообрабатывающего предприятия «Аркаим», одного из крупнейших на Дальнем Востоке, — на грани голодовки: 600 человек отчаялись получить зарплату. «Предприятие «Аркаим» должно нам зарплату за 9 месяцев, — констатирует жена одного из сотрудников ООО СП «Аркаим» Анна Камышникова. — На этом предприятии существовала двойная касса, то бишь «черная» и «белая»…

Татьяна – не информатор, создатель информационного шума по правилам «второй древнейшей профессии». Она – настоящий защитник прав человека, и весь свой талант, способности и связи использует для защиты простых людей…

Комментарии

Владимир Бесчастный 03:55, 30.01.2016
Надеюсь мое мнение не будет скрыто...
ляля 16:28, 08.01.2017
седых татьяна александровна что это за чудо вылезло в интернет. гоните в шею эту свинью.
ляля 16:33, 08.01.2017
сейчас все журналисты пишут всякую хрень под диктовку правительства. если бы народ читал истинную правду, что у нас за правительство дурацкое, давно уже была бы война. все ширма. все не так как на самом деле. все против народа. А МОЖЕТ ПУТИН ЕЩЕ ОДНА МАРИОНЕТКА В РУКАХ МАССОНОВ.
ляля 16:38, 08.01.2017
НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ СНОВА РОДИЛИСЬ 90-ЫЕ ГОДЫ. ПОНАБЕЖАЛО КУЧА НЕРУССКИХ ОБЕЗЬЯН. СПЛОШНОЙ ХАОС, ГРЯЗЬ ОТ НЕРУССКИХ ЧЕБУРЕКОВ. ВЕЗДЕ ПОСУВАЛИ СВОИХ РОДСТВЕННИКОВ И ДРУЗЕЙ. РУССКИХ ПОВЫПЕРАЛИ С РАБОЧИХ МЕСТ. И РАБОТАТЬ НЕ МОГУТ. ОТСУТСТВУЕТ ИНТЕЛЛЕКТ. И ЗАСРАЛИ ВСЕ ВОКРУГ ЭТИ СВИНЬИ. И НАШЕЙ МОСКВЕ ПО Х...Й НА СВОИ ГОРОДА.

Добавить комментарий

:
:
:

Еще в рубрике «Политика»

Между Трухильо и Максимато. Латиноамериканист Татьяна Ворожейкина о том, на какой тип авторитарного режима больше похож российский режим Доктрина Помпео Большие висяки. 15 самых громких нераскрытых преступлений. Все они были на «личном контроле» От репрессий к террору Коронавирус путинизма Всенародное обсуждение или осуждение Госдума приняла закон о вольерной охоте Здесь паранойя правит бал ПЕТИЦИЯ против незаконных поправок в Конституцию РФ! Бойкот коммунистов в Думе города и срыв внесения поправок в Устав Владивостока! Карелия. Главному редактору муниципальной газеты не понравился агитационный текст кандидата в депутаты Кондопожского горсовета. И он его отредактировал «Систему ты *** сломаешь!». Что следователи на самом деле думают о российской наркополитике Выбор явно не богат: не хотите в рай? – попадёте в ад! Ради поправок «население не раздражать»
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Долвольны ли вы своим мэром?

Всего проголосовало
11 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года