Главная страница Политика Ходорковский вступает в борьбу: не за власть, а за свободу

Ходорковский вступает в борьбу: не за власть, а за свободу

25.12.2013
Марина ЗАВАДСКАЯ. Фото http://www.golos-ameriki.ru/content/russia-khodorkovsky-1st-update/1815431.html; www.bbc.co.uk

фото

Сначала этому не поверили. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! Таково было общее мнение, когда президент Владимир Путин, закончив 4-часовую пресс-конференцию, вдруг сообщил тихонько двум журналистам, но под телекамеру, что подпишет прошение о помиловании, которое прислал ему Михаил Ходорковский. Этак мимоходом…

А ЗА ЧТО ПОСАДИЛИ?

Да ну, не может быть! Больше 10 лет прошло, как нефтяного магната, хозяина успешной (самой успешной в России на то время) компании посадили. Налоги недоплатил. Многие (большинство) были согласны: недоплатил, конечно, но так же поступали и остальные – почему они не сидят? А, да тут личное! Про коррупцию ляпнул, а коррупция – это наше все, это государствообразующая деятельность…

Потом и компанию разорили, растащили по кусочкам – и тоже не без коррупции… В общем, интерес к делу ЮКОСа был большой.

Кому нужно, все поняли: это для устрашения бизнеса. Чтоб сильно не рыпался, а делал, что велят. А другие, кому тоже очень нужно было, поняли: можно бизнес отбирать, а прежних хозяев сажать. Хвала богам, законы такие придуманы, что зацепку всегда можно найти.

Потом случилась некрасивая история с Алексаняном: бывший ЮКОСовец в тюрьме стал инвалидом, ослеп, подхватил СПИД и туберкулез, да еще рак развился – а его держат в заключении! Хотя элементарная гуманность… Чего-чего? Гуманность? Не, такого у нас нету!

Тем временем выяснилось, что Ходорковский очень хорошо себя ведет. Своих не сдает, не прогибается. Вообще ведет себя с достоинством. Так что внимание к нему не ослабевало.

Когда общее мнение стало склоняться к тому, что дело Ходорковского – политическое, случился второй суд как воплощение абсурда: первый суд обвинил его в недоплате налогов (положим, все так делали, а осудили за это только одного человека – ну ничего не поделаешь, такое уж у нас избирательное правосудие), второй же обвинил в том, что Ходорковский украл всю нефть. У себя же украл.

Но как так может быть: если налоги уплачены, то нефть существовала официально и украдена быть не могла (с украденного не платят налоги), а если нефть украдена, то какие могут быть налоги? Как бы правдоподобия хочется!

Ничего, правдоподобие – это не наш путь. Ходорковский получил второй срок, и все поняли, что он – враг Путина номер один и из тюрьмы не выйдет, тем более что забрезжил и третий срок…

И вдруг! Помилование! Освобождение!

Не может быть!

ПУТИН? НЕ СТОИТ БЛАГОДАРНОСТИ

Дальше события развивались стремительно. Ночью после неожиданного заявления Путина Ходорковского разбудили. Из колонии его вывез начальник управления ФСИН по Карелии (потому что только он может вывезти человека «без бумаг»), на самолете доставили в Питер, пересадили на другой самолет, вручили загранпаспорт – и высадили в Берлине. Появилось первое фото: Михаила Ходорковского в Берлине встречает бывший министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер, на заднем плане – политолог, специалист по России Александр Рар.

В тот же день Рар дал эксклюзивное интервью RTVi, в котором обозвал колонию в Сегеже концлагерем и объяснил, что переговоры по «тайным каналам» немецкой дипломатии шли два с половиной года, и вот – увенчались успехом.

Сам Ходорковский сделал заявление:

– 12 ноября я обратился к президенту России с просьбой о помиловании в связи с семейными обстоятельствами и рад положительному решению. О признании вины вопрос не ставился.

Я хотел бы поблагодарить всех, кто следит все эти годы за делом ЮКОСа, и за ту поддержку, которую вы оказывали мне, моей семье и всем, кто был несправедливо осужден и до сих пор преследуется. Я очень жду минуты, когда я смогу обнять моих близких и лично пожать руку всем моим друзьям и коллегам.

Я постоянно думаю о тех, кто еще находится в тюрьме. Я отдельно благодарю господина Ганса-Дитриха Геншера за его личное участие в моей судьбе.

Прежде всего, я собираюсь отдать мои долги моим родителям, моей жене, моим детям и очень жду встречи с ними. Жду возможности отпраздновать наступающие праздники в кругу семьи. Я желаю всем счастливого Рождества и Нового года.

Обратите внимание: Ходорковский благодарит всех… кроме Путина. И в дальнейшем ни разу его не поблагодарил. А на вопрос корреспондента «Эха Москвы» по этому поводу ответил:

– Понимаете, все эти годы окончательные решения в отношении меня принимались одним человеком, Владимиром Владимировичем Путиным. И сегодня мне очень трудно сказать, произнести, что я ему благодарен. Я долго думал над тем, какими словами я должен правильно выразить то, что я ощущаю. Я рад его решению. Вот, наверное, вот это вот будет наиболее точно.

ПЛАНЫ ХОДОРКОВСКОГО

Разумеется, случился грандиозный ажиотаж. В маленький зал музея Берлинской стены, где на следующий день Ходорковский давал пресс-конференцию, набилось корреспондентов битком. 10 минут пришлось устроителям их рассаживать и упрашивать освободить проход, и 10 минут они только и делали, что фотографировали самого знаменитого экс-зека.

За первые 36 часов на свободе Михаил Ходорковский, помимо двух пресс-конференций, раздал немало интервью. Первое – Евгении Альбац из The New Times, где он полседнее время был колумнистом, затем «Дождю» (кстати, «Дождь» брал деньги с тех, кто желает посмотреть это интервью в Интернете – 30 рублей за просмотр, и поднял на этом неплохие деньги), РЕН ТВ, «Снобу»… Так что мы можем теперь знать – в первом приближении, конечно, потому что слишком мало времени прошло – и о планах, чем Ходорковский собирается заняться, и о его прошлом, и о его характере, и о его отношении к разным людям.

Сразу он заявил (поскольку это всех интересовало), что не собирается никому мстить, не собирается требовать обратно отобранные у него активы ЮКОСа:

– Я не брал на себя никаких обязательств в отношении оспаривания приговоров, – говорил Ходорковский на закрытой пресс-конференции. – Более того, я убежден, что если сейчас это даже не удастся сделать, это все равно наступит время, когда это сделать удастся.

И я буду над этим работать, и я уверен, Платон Леонидович над этим будет работать. То есть да, в этом отношении мы будем предпринимать усилия.

Но это именно касается уголовного преследования. То, что касается активов компании, эта тема меня не интересует.

Еще он не собирается заниматься политикой. «Я не буду заниматься политикой в том смысле, в котором это означает борьбу за власть, – объяснил он на пресс-конференции. – Но если мы говорим о том, буду ли я продолжать бороться за то, чтобы те люди, которые сегодня еще находятся в тюрьме, вышли на свободу (я имею в виду политзаключенных не только по делу Юкоса, но и)... А как я могу себя вести по-другому? Я не думаю, что даже наша власть ожидала, что я на эту тему не буду ничего говорить или делать».

фото

БЕЗ СВОБОДЫ ЭКОНОМИКА ПАДАЕТ

И еще одним очень важным делом он собирается заняться. Наиболее полно об этом сказано в интервью на snob.ru:

«Я неоднократно в своих статьях писал, что я готов соглашаться с целями, которые ставит Владимир Путин…

Я не согласен с его методами, я считаю, методы не приводят к достижению общественно-значимых целей, вот, наверное, следует так сказать.

И ключевая-то проблема: у него отношение к обществу, к российскому обществу нашему — патерналистское. И очень многим это нравится, и за счет этого у него 60-процентная постоянная поддержка. Людям в России хочется, чтобы был этот патернализм. И Путин полностью соответствует ожиданиям.

А я считаю, что настоящий лидер страны в нынешней ситуации обязан не идти за этим запросом, а наоборот, развивать в обществе стремление к самоуправлению, умение самоуправляться. И если на этом пути будут проблемы, потери, то платить за это, естественно, придется лидеру, в том числе и своим политическим капиталом.

Но это та цель, на которую надо тратить политический капитал. А Путин политический капитал для себя только накапливает, оставляя страну и общество, в общем, в зародышевом состоянии.

Это зародышевое состояние общества не дает возможности развивать современную экономику. Потому что современная экономика — экономика знаний, — не постиндустриальная, это слово мне не нравится, а именно экономика знаний. Она базируется на творческом труде свободного человека. А если из свободного человека делают обслуживаемого, то эта новая экономика и не развивается».

Собственно, еще до ареста он занимался примерно этим же – вспомним «Открытую Россию», лицей в Кораллово, распространение образования, в том числе компьютерного (и ДВГУ получал компьютеры от Ходорковского!). Так что конфликт его с Путиным не только по вопросу о коррупции, но и о самоуправлении, о свободе…

БИЗНЕС, ЛЮДИ И... АХЕДЖАКОВА

Будет ли Ходорковский заниматься бизнесом? Пока не собирается. Он уже создавал лучшую компанию, повторять ему неинтересно. Чем-нибудь другим, например, компьютерами? Нет. Времени жалко!

Самое большое, что он потерял в заключении – 10 лет жизни. Эти 10 лет оторваны, прежде всего, от семьи, и теперь их надо компенсировать. А самое большое приобретение – это иной взгляд на людей.

«Мне всегда нравилось заниматься промышленностью, – говорит Ходорковский в интервью «Снобу». – Очень нравилось заниматься промышленностью! А момент, когда до меня доперло, что промышленность — это хорошо, но люди важнее, наступил позже. А раньше я просто не мог понять, почему Ахеджакова меня не любит? Я же так хорошо занимаюсь промышленностью!»

А ПОЧЕМУ ОСВОБОДИЛИ?

ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?

Разумеется, неожиданное и стремительное освобождение Ходорковского и высылка (будем правильно оценивать факты) его из России оживили в памяти события советского прошлого: высылку Солженицына (о нем вспоминал Александр Рар после встречи Ходорковского в аэропорту Берлина), обмен Буковского (от этого события осталась и частушка: «Обменяли хулигана на Луиса Корвалана. Где б найти такую ***, чтоб на Брежнева сменять?»), возвращение из ссылки Сахарова.

Не является ли и это фееричное событие… чем? Почему? Что за этим последует?

«Я, все-таки, считаю, что мой арест был не поворотной точкой, а символом поворотной точки, потому что сам поворот – он, все-таки, был властью предрешен, – говорил Ходарковский на пресс-конференции. – А является ли сейчас мое освобождение символом поворота в обратную сторону – думаю, нет.

Думаю, что это символ того, что российская власть и, в частности, президент Путин всерьез озаботились имиджем России как демократической страны, демократического государства. Проистекут ли из этого более глубокие реформы, это сейчас, как мы можем судить, в частности, по выступлению зам. генерального прокурора Звягинцева, является предметом дикой драки. Дикой драки.

Ну, вот, я себе оцениваю это так. Может быть, я ошибаюсь. У меня сейчас недостаточно информации».

Да, в первый же момент, когда Путин сообщил о своем решении помиловать своего главного врага, Андрей Илларионов очень коротко высказал мнение об этом событии: «Меркель». Не в том смысле, что Меркель уговорила Путина отпустить Ходорковского (хотя она уговаривала), а в том, что Олимпиада приближается, а главы государств отказываются приезжать на официальное открытие – а вот Ангела Меркель еще свое решение не обнародовала. То есть помилование – да, для улучшения имиджа – и в перспективе, и на ближайшее будущее.

Ходорковский только что обрел свободу после 10-летней отсидки и потому пребывает, вероятно, в некоторой эйфории. Этим объясняется, судя по всему, и его сдержанный оптимизм.

ВТОРОЙ ПРОЦЕСС «ЮКОСА» – ЯДЕРНЫЙ ВЗРЫВ В СИСТЕМЕ ПУТИНА

Александр Морозов, когда-то начинавший строить олимпийские объекты в Сочи, но не согласивнийся на безумные откаты и потому пребывающий в эмиграции, думает иначе. Он думает, что поздно улучшать имидж:

«Второй процесс Ходорковского был обнаружением самого страшного, что можно только себе представить: страшны не «русский бунт», не «заговор в немецком Генштабе», не «издержки борьбы за власть», не «дефолт и галопирующая инфляция» — хотя все это и страшно. По-настоящему страшно, когда власть себя самообнаруживает с прямым обращением к обществу: «А теперь, друзья мои, ВОЗМОЖНО ВСЕ. Никаких “крайних норм” больше нет».

Так это и было всеми прочитано — и у нас, в России, и в Европе, и в остальном мире». Кстати, если Рар прав, что переговоры о Ходорковском длились два с половиной года, то начались они именно тогда – после «второго процесса».

Последствия этого «ядерного взрыва», считает Морозов, неустранимы:

«Через два дня после освобождения не так важно, что именно говорит Ходорковский. Ясно, что сейчас он должен сказать слова благодарности за поддержку. На самоопределение потребуется время.

Но вот ясно, что происходит с точки зрения общества и что на данный момент сделал Путин. Он просто экспортировал второй процесс Ходорковского за пределы Российской Федерации… Даже если теперь Ходорковский примет буддизм и молча удалится в Шаолинь, в центре политической системы просто зияет воронка от ядерного взрыва.

Право, мораль, этика госслужбы, судебная система, политический рационализм — все это не просто провалилось в яму (такое иногда случается во время политических кризисов). Хуже. Второй процесс обнаружил, что сама эта воронка, яма — и является главной конструктивной особенностью всего политического режима».

фото

Кстати, последнее сообщение. Ангела Меркель не едет на Олимпиаду в Сочи.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Для чего, по вашему мнению, минздрав Приморья предложил ввести QR-коды?

Всего проголосовало
23 человека
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года