Главная страница Политика Молчать! Бояться!

Молчать! Бояться!

17.11.2021
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фотоНоябрь, говорят, самый депрессивный месяц. Лето не то чтобы закончилось – оно давно закончилось. Заканчивается и осень. Впереди – только зима, сокращение светового дня, холод, снег, гололедица… Не говоря уж том, что за тепло в доме придется платить бешеные бабки – и не факт, что тепло действительно будет. В общем, кошмар.

А тут еще Достоевский. Родился он в ноябре, самом депрессивном месяце. И что, он стал певцом добра и света? Нет, он стал исследовать самые глубины человеческой вообще и русской в частности души. И нарыл…

И вот 200 лет со дня рождения. Юбилей. Писатели, как полагается, разразились статьями, литературоведы тоже, и даже президент наш Владимир Владимирович Путин речь сказал. На открытии музея вроде бы. Много лестных слов сказал и даже моральную победу писателя одобрил. Вот, говорит, играл Достоевский в рулетку, а потом бросил.

Любит президент наш что-нибудь такое сказануть. Моральное. А уж соответствует оно действительности или нет – неважно… Впрочем, Достоевский действительно бросил рулетку – потому что умер. Умер – и оставил нам дивные истории, произошедшие в городе Скотопригоньевске, сентенцию «Красота спасет мир» и провокационный вопрос «Тварь я дрожащая или право имею?»

Достоевский умер, а Россия живет. И как раз под юбилей писателя всё больше походит на Скотопригоньевск. Не скажу насчёт красоты, но всякая тварь очень интересуется, какое именно право она имеет.

А чего тут интересоваться? Если тварь мелкая – то никаких. Ну не то, чтобы совсем никаких. Имеет, например, право вакцинироваться от ужасной Ковидлы суперсильным Спутником V, нашим замечательным изобретением. Получить при этом QR-код и гулять где вздумается – хоть в музее, хоть в ресторане.

А остальные – только в продуктовом магазине. Потому что если и в продуктовый магазин пускать по QR-коду, то публика осядет по домам и скажет: ну кормите нас, носите нам продукты… А кому это надо? Начальникам – точно нет.

Кормить народ – вот ещё! Это народ должен начальство кормить, ведь народ – наша вторая нефть, ещё когда это было сказано! Проболтался товарищ. Вообразил себя преемником. Вот и сослали его на природу. В смысле – на защиту природы. Президент наш любит тигров, стерхов и прочих лосей, так что ссылка почётная. Но больше никто подобных откровений не допускал.

А тут ковидла.

Сначала наши начальники решили, что это мелочь, что-то вроде гриппа, и поспешили сообщить об этом населению. Потом оказалось, что нет, посильнее, и объявили нерабочие дни. За чей счёт? Ну как же, пиво за счёт заведения… Компенсация? Денежки? Нет-нет, это вредно. Мало ли что другие государства платят, мы не будем, мы жадные. То есть про жадность никто не говорил, но такие вещи без слов понятны.

Потом приблизилось что-то вроде референдума, и ковидлу мы срочно победили. Потом выяснилось, что не очень победили. Зато изобрели вакцину, ура, мы первые! Щас всех как привьём! Потом и другие придумали свои вакцины. Наши начальники стали говорить, что у них – шмурдяк, наша лучшая… Но в это как-то слабо верилось: мы что, совсем тупые и не можем отличить их «мерседес» от нашей «лады»? Потом мы снова победили. Потом снова не победили. Потом…

В общем, теперь у нас вводятся QR-коды для вакцинированных нашим замечательным Спутником, и отвалите. И желательно всех 65+. Интересно, как? В Москве есть социальная карта для пенсионеров: либо вакцинируйся и езди по ней, либо не вакцинируйся и плати в транспорте по полной.

А во Владивостоке, в Приморье? Да и в других местах, не таких богатых? Какой стимул? И как быть тем 65+, у кого телефон кнопочный, а не смартфон? Ах, СМС-кой… А если телефон вообще только домашний, проводной? Ах, бумажкой… Которую надо получить в очереди, где никакой социальной дистанции… Столько условий, столько трудов – и всё для чего? Чтобы в ресторан сходить? Ну-ну…

А что с переболевшими, у них же образовался иммунитет? А плевать, положено твоей социальной группе вакцинироваться – предъяви код!

Дело, видите ли, в деньгах. Кто-то обмолвился: Файзер столько на своей вакцине заработал – никакому Билу Гейтсу не снилось! А изобретатели Спутника сколько? И ещё обмолвился уже другой: создатели другой нашей вакцины, эпиваккороны (на самом деле, по моему мнению, фуфломицин обыкновенный) рассчитывали, вероятно, что пандемия закончится раньше, чем правда об их вакцине вылезет, так что заработать успеют…

В общем, страна в раздрае. Прям Скотопригоньевск какой-то. Президент против обязательной вакцинации – но без неё только за хлебушком. Президент привился (неизвестно как и неизвестно чем, и привился ли), но сидит в бункере, а гостей на карантине держат. Это даже у нашего буйного соседа, последнего диктатора Европы, напрямую говорят. И о бункере, и о ботоксе. Не сам Александр Григорьич говорит, но разрешённые люди. Публично.

Ну, Александр Григорьич – товарищ экстравагантный. Он и ковидлу не признаёт, и маски запрещает. Он – в сложной ситуации сейчас, после того как проиграл выборы президента Беларуси домохозяйке и сел на штыки, чтоб удержать власть. Мир, в основном, не признаёт его президентом… а ему хочется! Это же так удобно – двух маток сосать, и нашим, и вашим… А тут одна матка отпала. Что делать? Полностью подчиниться второй, то бишь Кремлю и Путину? Нет, срочно надо вернуть первую!

фотоИ запустил Лукашенко в страну мигрантов. Типа беженцев. Одно нехорошо: нет у него общих границ ни с Ираном, ни с Пакистаном, ни с Курдистаном… То есть с Курдистаном ни у кого нет границ, нет такой страны, хотя курды очень даже есть… Строго говоря, беженцами его мигранты не являются, поскольку нет у них на родине войны, не от войны они бежали, а, похоже, за приличные деньги прилетели в Беларусь, чтобы добраться до хорошей жизни в Германии… А тут какая-то Беларусь, какая-то Польша, которая почему-то стоит на пути и не пускает в Германию! Нехорошо! Мигранты создали палаточный лагерь на границе Беларуси и Польши, Кусачками и срубленными деревьями пытаются колючую граничную проволоку снести. Поляки усилили контингент пограничников военными силами.

А холодно! Ноябрь же. И будет ещё холоднее. А среди мигрантов, как принято, есть женщины и дети. Гуманитарная катастрофа! И.о. канцлера Германии Ангела Меркель обращается к Путину. Тот отвечает: а чо я, чо я? С Лукашенко разговаривайте! И министр Лавров о том же: с Лукашенко беседуйте, не хотите мигрантов, так деньги ему платите, Эрдогану же платили! Ну да, платили. Эрдоган тоже говорил Европе: у меня столько беженцев, щас я как пропущу их в Европу! Но у него были настоящие беженцы. Турция ведь граничит с Сирией, в которой действительно война – гражданская с иностранным участием. И Европа заплатила, чтобы беженцы остались в Турции. Они и остались. А Беларусь тут при чём? А при том, что денег хочется, разговора хочется. А то мы газ перекроем! Э, мы так не договаривались, мы об этом не говорили! – тут же воскликнул Путин на обещание Григорьича. Газ-то российский, и труба Газпрома! Какое перекрыть?

А вот договаривайтесь, разговаривайте, а то…

В общем, устроил Александр Григрьич заварушку на пустом месте, и чем она разрешится – неизвестно…

В России тоже ноябрь и Достоевский. Силовики наши тоже задались вопросом: тварь я дрожащая или право имею? Конечно, имею!

И суд постановляет судить бывшего губернатора Хабаровска Фургала в Подмосковье. Все свидетели – в Хабаровске, 7 часов разницы, тысячи километров расстояние? Тем лучше!

Суд отправляет ректора Шанинки Сергея Зуева из больничной палаты в СИЗО. Подумаешь – нельзя по закону… Вот был такой Франко, он говорил: друзьям – всё, остальным – закон. Мягкотелый был этот каудильо, надо иначе: друзьям – всё, остальным – беззаконие! А что у Зуева был гипертонический криз, операция на сердце, сын-инвалид и родители старые – так это даже лучше: захочет жизни и свободы – всё скажет, чего хотим. А хотим мы, и, в первую очередь, заказчики, денег. Бабло побеждает добро!

Суд отправляет в СИЗО Лилию Чанышеву, молодую женщину, беременную на раннем сроке. Она же была координатором штаба Навального (запрещены в РФ) в Уфе, а это – экстремизм! Ну да, когда она была координатором, это ещё не было экстремизмом. Но Госдума ещё в мае приняла закон, что экстремизм распространяется на три года взад. Ну и что, что уж сотни лет принято, что закон обратной силы не имеет! Как захотим, так и сделаем. Первый раз, что ли?

Прокуратура обратилась в суд с требованием уничтожить иностранного агента Мемориал*. То есть там два иноагента: сам Мемориал* как международная организация и правозащитный центр Мемориал*, и обоих ликвидировать. Потому что правозащитники имеют дурную привычку называть политическими заключенными в том числе экстремистов – значит, сами они экстремисты и экстремизм оправдывают и поддерживают. А главный Мемориал* – это ваще! Память ведь возрождают. И ладно бы репрессированных, так ещё и палачей упоминают! А у нас что? Нет, жертв репрессий мы помним, но у нас же не только они были жертвами! А война? И, вообще, главное – победы! Победы! А Мемориал*? Память? Нет, такая память нам не нужна…

Писатель Людмила Петрушевская в знак несогласия с закрытием Мемориала* отказалась от Государственной премии. То есть премию она получила давно, она отказалась от звания лауреата Госпремии. Кому не от чего отказываться, пишут петиции в защиту Мемориала*. Даже Лиза Пескова, дочь пресс-секретаря Самого, высказалась в защиту Мемориала*. Но, скорей всего, Мемориал* всё-таки закроют, потому что, скорей всего, это решение Самого, а он точно не тварь дрожащая, и право имеет. По крайней мере, он сам так считает. И с ним согласны прочие любители власти. Остальные? Сложно сказать.

фотоСложно даже сказать, сколько нас, остальных. На прошедшей неделе перепись населения закончилась, всероссийская. И какой-то начальник сказал, что перепись охватила 99% населения. Многие удивились. Журналист Плющев на «Эхе Москвы» немедленно запустил голосовалку по соцсетям и телефону под лозунгом «Почувствуй себя одним процентом». И что? Одним процентом неохваченных переписью оказались от 40% до 70% проголосовавших. Независимый социолог Ракша сказал, что это возможно, что в городах это бывает, переписчики просто переписывают данные паспортных столов – и это всё-таки лучше, чем из головы выдумывать, что тоже бывает.

Конечно, не надо было проводить перепись во время пандемии, считает Ракша. Один раз перенесли, надо было ещё раз перенести. Но не ожидали явно третьей волны, деньги выделили – значит, надо срочно освоить. Но в результате – мы так и не узнали, сколько нас.

Ноябрь перевалил за середину. Юбилей Достоевского ушёл в прошлое. Количество иностранных агентов ещё не стало таким же, как в 30-е годы ХХ века (о которых помнит Мемориал*), но движется в ту сторону. Есть темы, на которые спорить и, вообще, иметь мнение, отличающееся от начальственного, запрещено. Молчи, скрывайся и таи и чувства, и мечты свои!

Впрочем, это уже не Достоевский. Впереди зима, декабрь, Солнцеворот.

Да, в декабре солнце повернёт на лето. День начнёт увеличиваться. Выйдем ли мы из депрессии?

Марина ЗАВАДСКАЯ.

* – Минюстом РФ внесен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что вы думаете про ревакци-нацию Путина?

Всего проголосовало
7 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года