Главная страница Политика Штурмовики в Мемориале

Штурмовики в Мемориале

20.10.2021
Татьяна Романенко.

фото

Дорогие читатели! Благодаря законам, принятым Российским двухпалатным парламентом и подписанным Президентом, практически любые граждане и организации могут быть признаны или уже признаны ИНОСТРАННЫМИ АГЕНТАМИ. Их список постоянно меняется.

Поэтому, на всякий случай, мы оповещаем вас, что все люди и организации, о которых мы говорим, ИНОСТРАННЫЕ АГЕНТЫ. Действующие или потенциальные. Включая тех, кто за этот закон голосовал и подписал.

«Мемориал»* — неправительственная организация, основной задачей которой изначально было исследование политических репрессий в СССР. Сейчас это содружество десятков организаций в России, Германии, Казахстане, Италии, Чехии, Бельгии, Франции, Украине, ведущих исследовательскую, правозащитную и просветительскую работу.

«Википедия»

«Мемориал»* одним из первых стал иностранным агентом

Недавно в «Мемориале»* открылась выставка, посвященная ГУЛАГу.

Выставка не прошла не замеченной российскими государственными СМИ. По словам журналиста Сергея Пархоменко, «на эту выставку пролились тонны дерьма, огромные чаны говна вылили на эти маленькие вещички и штучки, на эту память, на эту трогательную и одновременно сильную коллекцию, связанную с мощью человеческого духа и с тем, как человек может противостоять злу, насилию над собой. Все наши федеральные телеканалы отметились на этом».

Пархоменко рассказал об одной из провокаций: «Рано утром в «Мемориал»* пришла одна девушка, представилась Александрой и сказала, что у нее репрессированы прадедушка и прабабушка, она не знает их судеб. И вот она очень бы хотела что-то о них узнать. И она попросила показать эту выставку. Она все время крутила в руках телефон. Ее спросили, не снимает ли она. Она сказала: «Нет-нет, я не снимаю. Я просто тороплюсь, мне предстоит свидание, поэтому я смотрю на часы в телефоне. Вы извините».

В общем, ее персонально провели до открытия этой выставки рано утром, потому что она попросила, все ей показали. И одна из кураторов этой выставки рассказала, где тут, что и как. Провела такую кураторскую экскурсию. Это, в общем, большой труд и это чрезвычайно интересно, когда кому-то удается вот так пройти по выставке вместе с ее создателем.

А потом появился репортаж этой девушки. И репортаж ее был о том, что никто не пришел, что выставка пустая, что там нет посетителей, что, судя по кадрам с места событий, не наблюдается ажиотажа, хотя, казалось бы, и рекламы хватило, и анонсировали не иначе, как уникальные экспонаты. И, в конце концов, обещали в очередной раз «какую-то там правду» о сталинских лагерях. А посетителей — считанные единицы.

Ну, вот это и есть провокация, когда приходит человек — человека этого звали Александра Перфильева».

14 октября в «Мемориале»* походило очередное мероприятие, просмотр фильма об американском журналисте Гарет Джонс, который в 30-е годы оказался в Советском Союзе в Украине и своими глазами увидел там голод и рассказал об этом.

Просмотр был организован совместно с Польским культурным центром, потому что фильм сделан польским режиссером и согласован по линии МИД РФ.

Во время демонстрации фильма в офис ворвались несколько десятков человек в масках. Вломившиеся в помещение прокричали собравшимся «мордой в пол!», захватили сцену, провозглашали оскорбительные лозунги, провоцируя на конфликт сотрудников центра и зрителей. В руках у двоих нападавших, задержанных до приезда полиции, были камеры НТВ.

После приезда полиции находившимся на тот момент в офисе сотрудникам и пришедшим на кинопоказ зрителям запретили покидать помещение. От всех сотрудников и оставшихся гостей потребовали заполнить форму объяснения в полиции, указав при этом подробные персональные данные и наличие судимостей.

Дверь в здание полицейские заблокировали снаружи с помощью наручников, а гости и сотрудники «Мемориала»* фактически оказались в статусе задержанных. Адвокату удалось залезть в офис через окно. Офис организации был разблокирован лишь после часа ночи.

На следующий день в «Мемориал»* пришли уже другие правоохранители с требованием предоставить им документы, никак не связанные с происшедшим.

Председатель правления «Международного Мемориала»* Ян Рачинский считает, что цель операции – по возможности, максимально затруднить работу организации, «потому что наша деятельность, к сожалению, плохо согласуется с общим вектором движения страны сегодня».

Но досмотреть кино все же удалось!

Признак фашизма

О налете на «Мемориал»* президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ» Георгий Сатаров в программе «2021» на радио «Эхо Москвы»: «Сигнал очень нехороший, потому что – я рискну определить это так, как я это делаю для себя, – это признаки фашизма. Это типичный пример выхода штурмового отряда, поддержанного властью, организованного выхода, потому что там присутствовал, так сказать, куратор в штатском, которому заранее был известен сценарий, который все это осуществлял. Туда зачем-то против горстки пожилых людей подтянули то, что гордо называется Росгвардией. Российская, считается, Росгвардия. И это омерзительно, с моей точки зрения.

И это начинает объяснять вещь абсолютно смешную – вот это клеймо иностранного агента, которые начинают размножаться так, что скоро в час-пик не столкнуться в метро с иностранным агентом будет просто невозможно. Вот куда ни ткнешь – локтем в иностранного агента опираешься.

Если не рассматривать этих штурмовиков, это выглядит очень странно, потому что в стране огромное количество иностранных агентов, которые продолжают выполнять свою агентскую функцию. Единственное, что накладывается на них – усиленная вот эта самая отчетность. Но, на самом деле, это, получается, как кресты белые во время Варфоломеевской ночи. Людей надо стигматизировать, надо поставить эти белые кресты, и тогда штурмовым отрядам будет понятно, с кем и что можно делать. Вот демонстрация чего, по сути, это есть, что эти кресты, эти метки ставили не зря, их ставили под будущее, которое на наших глазах начинается.

Это называется «фашизм». И я это заявляю здесь открыто. И я готов за это отвечать в суде. И я готов приводить соответствующие свидетельства, соответствующие аналогии и так далее, и так далее. Я к этому подготовлен».

Коммунисты против фашизма

В Государственной думе депутаты от фракции КПРФ предложили провести парламентское расследование пыток в колониях. Фракция «Единая Россия», имеющая в Госдуме большинство, проголосовала против этой инициативы коммунистов.

В прошлом году коммунисты довольно неожиданно проголосовали против поправки Терешковой, против путинского «обнуления». Они голосовали против и в Госдуме, и в ходе всенародного голосования, которое Кремль организовал в прошлом году. В этом году в предыдущей Думе они голосовали против многих репрессивных законов, которые Дума быстро принимала после зимних протестов.

Политолог Аббас Галлямов: «Коммунисты получили почти в два раза больше голосов и мандатов, чем во время предыдущих выборов, благодаря оппозиционности, благодаря протестным голосам, и они это прекрасно понимают. Невзирая на сопротивление Кремля, который усиленно прессовал компартию в ходе избирательной кампании (отказали в регистрации Грудинину, одному из лидеров партийного списка, изо дня в день «мочили» их на федеральных телеканалах), тем не менее коммунисты вдруг вместо обычных своих 12-13%, что они получали, например, в 2016-м году, в этом году набрали 19%. И это по минимуму.

На самом деле, они набрали, конечно, гораздо больше, значительную часть голосов у них административный ресурс украл. То есть они знают, что, благодаря протестным настроениям, они и являются теми, кем являются. Коммунисты сидят в Госдуме не благодаря Путину, не благодаря Кремлю, а благодаря протестному избирателю».

Каждая пятница – новый пакет «иноагентов»

На этот раз – издания «Росбалт»** и Republic***.

Аббас Галлямов: «Кремль оказался на очень сложной развилке. Он может, конечно, формально продолжать прессовать всех, объявляя все больше и больше людей «иноагентами», применять другие репрессивные меры. Но ведь это, в конце концов, приведет к полной делегитимации режима. Очевидно, что гражданам этот курс не нравится. Уже сейчас порядка 60% российских избирателей, отвечая на вопросы социологов из «Левада-Центра»**** о том, чего люди боятся, говорят: «Мы боимся государственного насилия». Более 50% населения прямо говорят: «Мы боимся, что в стране возродятся массовые репрессии». С одной стороны, вроде ты сильный, играешь мускулами, врагов караешь – это красиво. Но, с другой стороны, твоя социальная база подвергается страшной эрозии. Людям же этот страх не нравится».

«Социологи сейчас даже уже отказываются мерить электоральные рейтинги Путина, потому что они точно ниже 50%, их сейчас уже не публикуют. Последний раз, когда замеряли его электоральный рейтинг, он был в районе 42-43% (если я не ошибаюсь, ФОМ мерил полтора года назад). С тех пор он вряд ли вырос. Скорее всего, снизился еще больше. В нынешней ситуации Путин не может никаким другим образом удерживать власть, кроме как за счет силы, поэтому сейчас режим становится все более и более брутальным, репрессивным, жестоким».

Грезы Володина и Милонова

После того, как стало известно о присуждении Дмитрию Муратову Нобелевской премии мира, спикер Госдумы Вячеслав Володин написал в своем телеграм-канале, что должна быть процедура отзыва Нобелевской премии мира.

Руководитель программы «Российская внутренняя политика» Московского центра Карнеги Андрей Колесников на радиостанции «Эхо Москвы» прокомментировал высказывание спикера российского парламента: «Это типичное для Володина экзотическое высказывание. Он естественным образом рождает афоризмы. И эта глупость, которую он произнес, тоже относится к ряду его словесных изысков, потому что смысла в этом нет – естественно, Россия не может на это влиять».

«Слава богу, что он это сказал, потому что бытующее у части нашей демократической общественности мнение, что эта премия коррумпированная, и вообще ее Муратову купил лично Путин, теперь отойдет на второй план. Володин ясно дал понять, что власть, по крайней мере, в его лице, не очень довольна, что демократический журналист и борец за права человека получает такого рода премию. Естественно, он имел это в виду, иначе почему он вдруг озаботился этой Нобелевской премией? Но относиться к этому всерьез невозможно – просто как к еще одному очень плохому симптому по поводу того, как устроена наша власть».

Политолог Екатерина Шульман в программе «Статус» на радиостанции «Эхо Москвы» напомнила, что журналисты получают Нобелевскую премию чрезвычайно редко, последний раз (до Муратова) это было в 1935 году: «Это был немецкий журналист и пацифист редактор Карл фон Осецкий, который в момент присуждения премии находился в концлагере. Это было, как вы понимаете, середина 30-х. Гитлеровское правление, еще до Мировой войны дело не дошло, но все к этому катилось. Он был пацифистом. А его, собственно говоря, отправили в концлагерь за то, что он предал гласности информацию о том, что Германия перевооружается, заново нарушая положение Версальского договора, в связи с чем, естественно, был объявлен национал-предателем. Тогда, когда он оказался в концлагере, то Лига борьбы за права человека и Пен-клуб собирал подписи в его защиту, собрал 43 тысячи подписей. Тогда не было интернета и петиций, им казалось, что 43 тысячи – это много очень».

«Что еще в этой истории отзывается в нашем сердце. Когда ему эту премию присудили, нацисты возмутились, естественно. Все немецкие ученые в этом году по указанию Гитлера отказались от премий Нобелевских, которые были им вручены. Они получили только в конце войны.

Не так уж долго им пришлось ждать, по историческому счету. Германия требовала от Норвегии отменить это решение. Когда они Норвегию оккупировали, они репрессировали всех, кто был к этому решению причастен. Так что дотянулись в 40-м году, опять же ненадолго, но дотянулись. Учредили свои суверенные премии, что «мы свои будем вручать правильные и патриотичные, без всяких эти иностранных агентов на иностранном финансировании». Прессе было запрещено все это комментировать».

Программа «Невзоровские среды» на радиостанции «Эхо Москвы»

А. Невзоров ведущей Ольге Бычковой:

«Ты уже знаешь, что есть инициатива депутата Государственной думы Виталия Валентиновича Милонова, которая очень понравилась в российском правительстве и в Думе. Когда Муратов получил Нобелевскую премию за мир, Милонов сказал, что все, с этим надо кончать, необходимо вводить российскую, такую же престижную, такую же звонкую, громкую премию. И она, кстати, скорее всего, по автору должна называться Милоновская премия. Она должна будет вытеснить Нобелевскую».

* – «Меморил», по версии Минюста РФ, НКО, выполняющее функции иностранного агента.

** – «Росбалт» внесен Минюстом РФ в ресстр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

*** – Republic – внесен Минюстом РФ в ресстр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

**** – «Левада-Центр», по версии Мию.ста РФ, иностранный агент.

По материалам СМИ политобзор подготовила Татьяна Романенко.

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что вы думаете про ревакци-нацию Путина?

Всего проголосовало
20 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года