Главная страница Политика Рынок репрессивных услуг

Рынок репрессивных услуг

19.06.2019
Марина ЗАВАДСКАЯ.

фото

На прошлой неделе (начиная с конца позапрошлой) вдруг актуальной стала антинаркотическая статья в уголовном кодекса: как раз 6-го, когда начался Санкт-Петербургский международный жкономический форум, задержали журналиста-рассладователя «Медузы» Ивана Голунова за намерение сбыть наркотики.

То есть он не сбывал и не пытался, его задержали идущего по дороге, но в его рюкзаке обнаружили сколько-то пакетов с наркотикми – а зачем ему столько? Значит, намеревался сбыть!

Известно об этом стало только на следующий день, 7-го, когда на ПМЭФ должен был выступать с триумфальной речью президент Путин. Он и выступил, и речь его даже попытались назвать «второй мюнхенской», он там выступил против глобализации, что глобализация – зло. Это вроде как был реверанс в сторону Си Цзипина, который на форуме присутствовал – ведь как раз последнее время (впрочем, дольно длительное) на Китай ополчился президент Трамп – понятно, по экономическим мотивам. Но товарищ Си Путина не поддержал, он выступил после него и сказал, что ничего подобного насчет глобализации, а вовсе наоборот, глобализация – это очень хорошо, мы поддерживаем глобализацию…

Но и речь товарища Си, и речь президента Путина были поглощены шумом по поводу задержания журналиста Голунова.

Некоторые не слишком умные (может, просто торопливые) успели стать «первыми учениками», написали в сетях, что так наркобарыге и надо, наконец-то, да вся оппозиция наркоманы… Настоящие СМИ менее поворотливы, и потому далеко не все успели сказать…

И тут началось.

Вообще-то Иван Голунов работал в разных изданиях, его многие журналисты знают. Многие читали его расследования… и они не сказать чтобы такие уж оппозиционные. Впрочем, если считать, что раскрывать воровство на праздничном оформлении, вскрывать схемы отъема квартиры микрофинансовыми организациями или криминал в похоронном бизнесе – это оппозиционная деятельность, то да. Из такого понимания, впрочем, следует, что воровать на гирляндах, отжимать квартиры и драть деньги с родственников усопших – это и есть патриотизм…

Но, кажется, те, кто причисляет Голунова к оппозиции, не в состоянии предвидеть логичное продолжение своих слов: думать – это не про них. Ну да, логику в начальной школе не «проходят», а дальнейшее образование таких людей если и было, то, как говорится, не застав никого в мозгах, ушло…

В общем, друзья, коллеги и коллеги по цеху заявили: не верим! Голунов – не наркоман и не барыга! И не только друзья и коллеги по цеху. Тот, кто всерьез занимается журналистикой и, тем более, журналистскими расследованиями, знает, сколько времени и сил это занимает – тут не до наркоты. Но и они, и подавляющее большинство населения России знает, как легко полицейские подкидывают наркотики – и тем, кто им не нравится, и тем, кто не нравится кому-то из сильных мира сего, да и просто для «палок», чтоб выполнить план или получить благодарность и повышение от начальства.

Перед известным зданием на Петровке, 38, появились одиночные пикеты. Первых пикетчиков, среди которых был Виктор Шендерович, не журналист, а вовсе писатель, полицейские задержали. Но желающих пикетировать главное полицейское здание не убавилось! Образовалась очередь на пикетирование! Пикеты появились и в других городах – 20 городов отметились, в том числе Владивосток. Это только в России, заграницу не считаем.

В общем, выступили все против полицейского беспредела, который всех достал. И какой там Путин, какой там форум, не знаем мы никакого Путина…

А вот полицейских знаем! Пусть полицейские ответят! И за Голунова пусть ответят, и вообще за фабрикацию доказательств! Справедливости требуем!

Вряд ли Путину понравилось, что из-за действий каких-то там полицейских было сорвано, ушло вообще в ноль впечатление от его выдающейся речи. Тем более, что очень скоро выяснилось, что действия полиции были какие-то очень уж топорные. Фотки полицейские «слили» из нарколаборатории квартиры Голунова? Э, да это же не квартира Голунова! Ну да, признали полицейские, там только одна из квартиры, а остальные – случайно прицепились, ошибка, с кем не бывает… А скока-скока пакетов с какой-такой наркотой нашли, и где – в рюкзаке или в квартире? Две там и три там? Или три там и две там? Или все пять? Что за путаница!

Нет, сначала какой-то полицейский пресс-секретарь упорствовал в первоначальном замысле. Но потом…

Конечно, с одной стороны, полицейские растерялись: никогда такого не было, всегда же всё проходило на ять!

С другой стороны, защитники Голунова не сидели сложа руки. Адвокаты из «Агоры» действовали, «Медуза» действовала (Галина Тимченко и Иван Колпаков), Алексей Венедиктов и Дмитрий Муратов действовали – в мэрию пошли разговаривать... Да и омбудсмен Москалькова побеседовала с Путиным…

Говорят, что («Проект» сообщал) Кремль посчитал необходимым снизить градус недовольства, поскольку на 20 июня, совсем скоро, объявлена «Прямая линия», когда Путин будет отвечать на вопросы… Кто ж знал, что полицейские сделают такую лажу в непосредственной близости от «Прямой линии»! Мало того, что форум сорвали, так еще и это… В общем, сообщили источники «Проекта», администрация президента участвует в процессе как минимум с субботы — решение об отправке Голунова под домашний арест согласовывал глава АП Антон Вайно, а его первый зам Алексей Громов разрешил лояльным власти каналам и центральным газетам публично поддержать журналиста.

А чего ж не разрешить? Сделано полицией всё топорно, не то что белые нитки, а канаты из всех щелей торчат! А не следует недовольство оставлять только оппозиции и приближенным к ней людям и изданиям, разбавить надо и ультралояльными! Пусть все, пусть все! Раз уж эти «канаты» всем видны, так пусть все и выскажутся! Типа – мы тоже видим, мы тоже недовольны!

Так это было или не так – обывателям не столь важно. Но окончание недели завершилось освобождением Голунова под домашний арест, а в начале следующей недели министр Колокольцев со скорбным лицом, с каким прилично сообщать разве что о смерти Брежнева, сказал, что дело против Голунова прекращается «за недоказанностью», а он, министр внутренних дел, ходатайствует перед президентом об увольнении двух полицейскими генералов – один ведал округом, в котором замутили дело против Голунова, а другой ведал наркотиками (то есть борьбой с) по Москве.

Это уже относилось не к «Прямой линии», которая будет когда еще, аж 20-го, а к ближайшей дате: 12 июня, ко дню России, выходному, на который запланирована акция «За Голунова» - естественно, несогласованная. Срочно надо вообще освободить Голунова, чтоб повод для акции исчез!

фотоИ точно: И Тимченко, и Колпаков, и Бадамшин (адвокат, которого Тимченко привлекла на третий день вместо адвокатов «Агоры») заявили: давайте 12-го не пойдем, Голунов свободен, а мы – журналисты, мы наблюдать должны и описывать, а не заниматься активизмом, так что давайте лучше выпьем за…

Проблема в том, что фарш невозможно провернуть назад. Голунов свободен, но есть же еще немало – тысячи! – людей, осужденных по той же самой «народной» 228 статье – за наркотики, и там тоже, небось, множество село в результате полицейских «подбросов», да и вообще много…

Другая проблема была в том, что в заявителях акции были журналисты, а не активисты. Не политики. У нас очень боятся политиков. Против чего бы ни протестовали – обязательно считают своим долгом заявить: наш протест не политический!

А на самом деле, неполитический протест – это то же самое, что безалкогольная водка. Изобрели, между прочим, какие-то умники года два назад такую. Их быстро заткнули, и безалкогольная водка в производство не пошла. Безалкогольное пиво – куда ни шло, там же вкус есть, даже если градусы убрать. А в водке самое ценное – градусы! Потому что о вкусе говорить не приходится…

В общем, Венедиктову позвонили из московской мэрии и сказали: там заявитель акции – Илья Азар, дайте телефон, поговорить надо. Венедиктов сказал, что сначала спросит разрешения у Азара, и действительно спросил. И про вискарик сказал. Азар посмеялся, а потом у остальных спросил: а надо ли говорить с мэрией? В общем, когда из мэрии позвонили, Азар сказал, что переговоры возможны только открытые, и предложил «Дождь». Тогда посмеялись в мэрии и на этом закончилось. Позже все-таки перезвонили еще раз, Азар предложил: ладно, не на «Дожде» и не под камеры, но со мной придут еще люди. И снова всё закончилось, уже навсегда.

А что делать? Разве мог Азар сказать что-то иное? Журналисты привыкли всё делать открыто… Ну не все, но большинство нормальных журналистов. А чиновники не то чтобы не привыкли, им в голову не приходит договариваться «при всех». Политики-то об этом знают…

Так и осталась эта акция несогласованной и без каких бы то ни было договоренностей.

То есть акций запланировано оказалось две: 12-го – несогласованная, из устроителей которой часть вышла в связи с достижением цели (освобождение Голунова), а оставшаяся часть… скажем мягко… не знала, как это делается.

И 16-го была (появилась внезапно) согласованная акция – митинг – на Сахарова, вроде бы по той же теме. Заявители-устроители – Павел Гусев, «Московский комсомолец», и Екатерина Винокурова, больше известная по фразе «Всё было прекрасно, пока не появился Навальный». Там было почти столько же людей, сколько полиция «свинтила» на несогласованной акции.

В день России акция действительно состоялась, хотя пришли не все, кто собирались раньше – Голунова ведь уже освободили. Организации никакой – благо у нас народ способен и сам сорганизоваться. И вначале, говорят, всё было вполне мирно, полицейские даже движение перекрывали, чтоб марш (направлялись, естественно, к Петровке, 38) мог пройти. А потом появилась Росгвардия – и началось хваталово. Сначала в основном хватали только молодых людей (случайных), а потом чуть ли ни всех подряд (тем более случайных). Похватали 500 с лишним человек. Больше полтыщи.

Насколько случайны были задержания, видно по эпизоду, над которым смеялся весь интернет: к автозаку подводят несколько человек, и один из них считает нужным объясниться с росгвардейцем, который стережет дверь:

- I`m American…

- Американец? - переспрашивает гвардеец. Тот кивает.

- Кто привел американца? - вопрошает гвардеец практически в воздух, потому что кто ж признается в косяке… В общем – иди отсюда, американец.

Навального, конечно, тоже задержали. Он не вмешивался в предшествующую маршу историю – понятно, принцип «не навреди», а на марш пошел.

- Как я мог не пойти? – объяснял он свой поступок. – За меня же люди выходили, значит, и я должен…

Ну и что? Только он стал обустраиваться в камере, ожидая 15, как минимум, суток ареста, как ему говорят: вали отсюда… Да и многих отпустили. Да всех практически. В разных ОВД на ночь остались что-то около пяти человек.

Разумеется, все задаются вопросом: что это было? И кампания за освобождение Голунова, широкое освещение ее в СМИ, потом марш… «Всего за неделю люди успели ужаснуться новому уровню произвола, воодушевиться победой и немедленно поссориться», - пишет The Bell.

Стало ясно (второй случая после Екатеринбургской «церкви на драме», так что пока не закономерность), что если на власть хорошо надавить, то она поддается. Пока что – не по принципиальным вопросам, по частным, которые не касаются очень уж больших людей и очень уж больших денег. Вот если и Шиес победит планируемую свалку московского мусора, в каковом бизнес-проекте задействованы как раз очень большие и люди, и деньги, - тогда да, закономерность. Третий раз волшебный! А если Шиес не победит – тогда нет и нет.

Вот Алексей Чеснаков из Центра политической культур, соратник Суркова, мнение которого приводит The Bell, говорит:

«Система продемонстрировала, что она может запоздало, но правильно отреагировать. А на марше не было единой повестки. В этих условиях создавать механизмы уличного давления неэффективно и почти всегда чревато силовыми ответами. У власти не было возможности вести себя не жестко по отношению к тем, кто шел на нарушение закона, это бы создавало иллюзию, что так можно. Власть будет делать все, чтобы протест был помещен в некое узкое — или широкое, это вопрос тактики — русло, чтобы не было всплесков активности, которые не имеют под собой эффективного решения ни для одной из сторон».

Знаменательная фраза: «У власти не было возможности вести себя не жестко по отношению к тем, кто шел на нарушение закона, это бы создавало иллюзию, что так можно».

Вообще-то так – можно, об этом говорит 31-я статья Конституции. Основного закона! Но власть не может допустить, чтобы какие-то протестующие воспользовались Основным законом, а не «подментованными приложениями». Потому что позволь одному несогласованному маршу пройти «мирно, без оружия», как тысячи людей воскликнут: «А что, так можно было?» Тогда конец всему, конец повиновению и терпению…

«Дело Голунова» на этом не завершилось. Ну да, анализы показали, что Голунов наркотики не принимал, а на пакетиках, обнаруженных вроде бы у него, нет его отпечатков пальцев. То есть не принимал и не прикасался даже!

Но наркотики-то имеют место быть. Чьи? Ментовские? То есть менты – на самом деле наркобарыги? Закон-то однозначно говорит: подбросили – значит распространили. От 10 до 20 лет!

Так что же делать с законом, с этой 228-й, народной?

В Госдуме кто-то несведущий, полный благих намерений, внес законопроект: а давайте всех, кто идет на госслужбу, в депутаты и на другие важные должности, проверять на наркотики – не принимает ли… Госдума дружно ответила: НЕЕЕЕТ!!!! Закон умер на первом чтении.

И что мы теперь должны думать про депутатов? Ох, какой простор для фантазии! Тут и до неуважения к власти недолго…

Впрочем, не будем никого недооценивать. Ни депутатов, ни судей, ни граждан.

Вон в том же Екатеринбурге на днях судился один по делу об оскорблении полицейского. Ну и экспертиза установили, что слово «мусор», употребленное по отношению к сотруднику МВД, не имеет «лингвистических признаков неприличной формы выражения».

Марина ЗАВАДСКАЯ.

Комментарии

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Что такое экстремизм, по вашему мнению?

1.Это разговоры против власти или написать правду.
2. Призывы к отставке Путина.
3. Задеть случайно росгвардейца или бросить в его сторону бумажный стаканчик.
4. Организовывать референдум за ответственную власть.
5. Читать Конституцию РФ.
6. Требовать соблюдения прав человека.
7. Избивать мирных граждан на митинге.
8. Принимать и исполнять антиконституционные законы.
9. Никто не знает, даже законодатели не дали четкого определения.
 

Всего проголосовало
28 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года