Главная страница Политика Павленский и «Приморские партизаны»

Павленский и «Приморские партизаны»

27.07.2016
Марина ЗАВАДСКАЯ.

Не скажу, что так уж разбираюсь в современном искусстве – скорее нет, чем да. Но художник Петр Павленский обращает на себя внимание. Он акционист, то есть не рисует, не лепит, а устраивает акции, у которых есть название и смысл. Причем смысл скорее философский. Ну это на мой дилетантский взгляд. Но там, наверху, кажется, очень хорошо смысл его акций понимают.

Вот смотрите: поджег он дверь ФСБ. Акция «Угроза». Убегать не стал, и его через короткое время там же, у пылающей двери, и задержали. Стали судить. А он: требую, говорит, судить меня за терроризм! И что бы вы думали? Отказали! В суде он проявлял неуважение суду, не выполнял ритуальных действий. И что бы вы думали? Обвинение в неуважении к суду ему не предъявили! Штраф, который ему присудили, платить не собирается и поклонникам запрещает собирать для этого деньги. И снова ничего!

Отреагировали другие. Human Rights Foundation присудила Петру Павленскому премию имени Вацлава Гавела 25 мая. Церемония прошла на Freedom Forum в Осло. Художник стал лауреатом в номинации «За креативный протест». Среди других лауреатов премии 2016 года оказались иранская художница Атена Фаргадани, которую приговорили к 12 годам лишения свободы за карикатуру на иранских чиновников, и документальный режиссер из Узбекистана Умида Ахмедова, которую осудили за клевету и оскорбление после публикации ее серии фотографий о гендерном неравенстве и репрессиях в отношении девушек.

Павленский и из этого сделал акцию. Он заявил, что денежную часть премии перечислит «приморским партизанам». То есть не им, а их адвокатам. И… Помните, когда-то Пусси Райот (они тоже получали премию Гавела в 2014 году) песенку пели «Путин зассал»? Ну вот это самое и случилось с раздавателями премии. Сначала они долго не перечисляли Павленскому деньги, а потом вообще аннулировали награждение. Потому что оргкомитет выступает исключительно за ненасильственный протест, а «приморские партизаны» – протест однозначно насильственный.

То есть тут возможны, конечно, варианты, в таком решении оргкомитета. Олег Козырев не то чтобы одобряет действие Human Rights Foundation, но относится к нему с пониманием: «Может быть для кого-то это покажется новостью, но вообще-то да, у правозащитников, как правило, есть убеждения. Есть среди них люди, которые поддерживают в некотором виде насильственный протест. Есть люди, которые принципиально за мирные способы борьбы. Эта линия разделения вызывает много споров, критики с двух сторон. У каждой из точек зрения есть своя ярая армия поклонников. Но очевидно и бесспорно, что за право ненасильственного протеста слишком много людей отдали свои жизни, чтобы теперь не уважать эту точку зрения. Ганди, Мартин Лютер Кинг – не пустые люди, не так ли?» – написал Козырев в своем блоге.

Иного мнения придерживается журналист Олег Кашин: «Комиссия, в которой Россию представляет Гарри Каспаров, сочла недопустимым использование имени Гавела для поддержки «партизан», и ни на кого не подействовали аргументы Павленского в том духе, что «партизаны» сейчас – это не вооруженная группа, а российские заключенные, помещенные в нечеловеческие условия учреждений ФСИН, неоднократно (некоторые эпизоды были засвидетельствованы в ходе судебного процесса) подвергавшиеся пыткам и в силу многих причин лишенные даже права на квалифицированную защиту в суде».

Кашин видит причину «отобрания» премии в том, что «Россия и Запад говорят на принципиально разных языках – западное общественное мнение сейчас больше обеспокоено терактами и беженцами, а вооруженное противостояние полицейским табуировано до такой степени, что никакие ссылки на особенности современной российской полиции сейчас просто не работают». Кашин упрекает Каспарова, единственного россиянина в оргкомитете премии, за то, что он не смог или не захотел объяснить остальным особенности современной российской полиции и ее специфических действий.

Всё это время, кстати, во Владивостоке шел суд над «приморскими партизанами». Краевой, конечно. Суд присяжных. Шел, потому что Верховный суд вернул в край один эпизод из списка преступлений, которые совершили «партизаны».

И вот когда история с премией Павленского завершилась аннулированием премии, как раз завершился и суд во Владивостоке. Присяжные посчитали недоказанным этот эпизод, «партизан» – невиновными в этом преступлении, и двоих из них отпустили на свободу. Освободили в зале суда.

«У Павленского – фантастическое чутьё на несправедливость и подлость власти, – в тот же день написал в своем блоге Антолн Носик, – он же не мог знать, сидя в московском СИЗО в мае этого года в ожидании собственного приговора, какой вердикт вынесут сегодня присяжные Приморского крайсуда. Просто он понимал, что люди, обвиняемые по этому делу, не могут рассчитывать на справедливое рассмотрение по существу, что суд против них предвзят и предубеждён, а у них при этом элементарно нет денег на нормальную юридическую защиту, что адвокаты по назначению – те же прокуроры, действиями своими они поддерживают обвинение и не мешают дознавателям пытать их подзащитных…»

Да, это решение присяжных и освобождение в зале суда двоих «партизан», которые, как выяснилось, формально никакими «партизанами» и не были, – это бомба.

Павленского, судя по акции «Премия», можно назвать великим художником. Она, конечно, не задумывалась как художественная акция, но спонтанно получилась идеально, как задуманная. Как себя чувствуют теперь в оргкомитете премии Гавела? Ничего особенного, как с гуся вода? Или имеют бледный вид и холодные уши? Двое молодых людей отсидели 6 лет, обвиненные в том, чего не совершали. И вот они вышли на свободу. Что после этого значит лепет о неприемлемости насильственного протеста? При чем здесь какие бы то ни было этикетки (приемлемый или нет) протеста, когда у парней украли 6 лет жизни – и, можно сказать, украли с особым цинизмом?

Этот эпизод, который рассматривался в Краевом суде, очень важен был для обвинения шесть лет назад. «Приморские партизаны» ведь позиционировали себя в качестве борцов с ментовским беспределом. А тут убитые – гражданские лица. Ага, значит, «приморские партизаны» – никакие не партизаны, а обыкновенные бандиты и ментов убивали только ради оружия, которым впоследствии убивали вполне обычных людей! И вот оказалось – нет. По этому эпизоду убийцы – не они. Значит… Ох, давайте не додумывать опасные мысли!

Акция «Премия» продолжается: Павленский собирает деньги на то же самое, на что хотел премию использовать, и надеется собрать столько же, сколько сэкономили на нем организаторы премии: 876 тысяч рублей. Сайт специальный создал. Сто тысяч с небольшим уже собрал.

«Юридическая защита «приморских партизан» не имеет никакого отношения к вопросу о допустимости вооружённого насилия, – пишет Антон Носик. – Это история про людей, которые, возможно, сидят за чужие преступления. Про людей, которых Верховный Суд РФ и Приморский крайсуд уже признал ложно обвинёнными в убийствах, которых они не совершали.

С Павленским можно соглашаться, можно спорить, но деньги он собирает не на закупку оружия для новых нападений на милиционеров. Он собирает деньги на то, чтобы люди в России не получали пожизненные сроки за убийства, при которых они даже не присутствовали. На то, чтобы независимые адвокаты мешали пытать и калечить подозреваемых, выбивая из них признания. По-моему, это достойная цель».

НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Зачем Путин подписал закон о продлении полномочий до 2036 г.?

Всего проголосовало
18 человек
Прошлые опросы

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года