Главная страница Политика Неадмиральский сквер, или, кого памятуем, а кого запамятовали?

Неадмиральский сквер, или, кого памятуем, а кого запамятовали?

20.01.2016
Юрий Трифонов-Репин

фото

В центре Владивостока, при прямом участии главы городской администрации установлен бронзовый памятник Владимиру Семеновичу Высоцкому, вполне достойному памяти горожан актеру и барду.

Но, как часто это бывает, помним одних и здесь же забываем о других. Два памятника оказались рядом, но по сути своей эти памятники антиподы. Я говорю о памятниках Владимиру Высоцкому и Сергею Лазо. Они жили в одном веке и в одном государстве, а вот прославились полярной идеологией. Диссидент и Большевик!

И вот здесь, на этом месте как нельзя лучше проявилось наше раздвоение личности. Памятник Высоцкому пристроен на садовую скамейку, а памятник большевику коммунисты-ленинцы водрузили на основательный, с царских времен установленный пьедестал памятника адмиралу Завойко, который с полным пренебрежением к госистории был заброшен.

В.С.Высоцкий прилетал во Владивосток не менее 4-х раз по приглашению друзей. Не знаю, что бы он сказал о своем памятнике, но предположить не трудно: – он бы ответил, что лучшим для него памятником было бы пение народом его песен и слагать песни о нем.

А вот что он сказал о стоящем на центральной площади Владивостока памятнике неизвестным народу борцам за Власть Советов: – «Впервые вижу, открыто стоящего партизана в офицерской шинели во весь рост. В сапожках хромовых с белых офицериков, в буденовке с громоотводом, с пионерским горном и пионерским красным знаменем в руках на древке с хромированным наконечником и стальной штампованной звездой...».

А потом, с хрипотцой в голосе добавил: «Это же не город, а какой-то то ли колумбарий, то ли живой некрополь, то ли мрачная железобетонно-гранитомраморная Книга Памяти – мартиролог».

Памятник Сергею Лазо, стоящий на фундаменте памятника адмиралу Завойко, под чьим командованием гарнизон Петропавловска-на-Камчатке обратил в бегство англо-французскую эскадру боевых парусных и паровых кораблей (от неожиданного поражения, командующий совместной эскадрой английский адмирал Прайс застрелился), подействовал на Высоцкого просто удручающе: в морском граде не чтят историю.

Не только нам, жителям Владивостока и Дальнего Востока, а всей России надо знать, что если бы не было Победы-Подвига гарнизона в Петропавловске-на-Камчатке в середине ХIХ века под руководством гения-полководца адмирала Завойко, не было бы у России ни ДВ, ни Владика!

По прошествии сорока лет, думаю и считаю, что слова песни «Эх ребята, все не так, все не так, ребята» – это о нашем городе и о нас, горожанах, серых мышках серого города, богом забытого провинциального края, именуемого сегодня землей леопарда или уссурийского тигра.

А открытый закрытый порт Владивосток если не первым, то одним из первых социумов страны, признавших Владимира Семеновича Высоцкого актером и артистом-песенником, исполняющим только им самим написанные песни и под аккомпанемент гитары самого композитора-музыканта, барда. Голос и песни Высоцкого и сегодня помнят, слушают и поют.

Памятник С. Лазо – история края, но стоять он должен там, где населенный пункт носит его имя, к тому же там и памятник стоит в виде целого паровоза с историей о том, что в топке этого паровоза живьем, с мешком на голове, белогвардейцами был сожжен Сергей Лазо, как непримиримый борец за власть Советов. И пусть эти памятники (практически уже целый музей под открытым небом на одноименной ж/д станции ДВЖД – Лазо), и станет меккой для членов КПРФ, пенсионеров и ветеранов КПСС.

Но тогда, соблюдая толерантность, необходимо поставить в Дальнереченске памятник тем, кто в Гражданскую войну разгромил партизанские отряды в верховьях рек Иман и Вака (сегодня Большая и Малая Уссурки), которые занимались разбоем и пьянством, сидя на шее сельского населения. Об этом очень подробно написано в романе А.Фадеева «Разгром».

После Гражданской войны, почти отвыкшие от крестьянского труда, партизаны пошли в милиционеры. При сталинской коллективизации они раскулачили и репрессировали все семьи казаков, не жалея ни детей, ни стариков. Эту «престижную» работу они выполняли днем и ночью. С огромным рвением и показным прилежанием, а порой и с немыслимой задумкой и обезьяньей сноровкой, с ненасытным аппетитом хищного зверя, а самое главное – упоенные своей властью и безнаказанностью.

Бывшие пленными партизаны – отец и сын из села Княжевка написали на моего деда доносы, в которых указали, что он отбирал у пленных партизан личное оружие и своей плетью заставлял их петь: «Боже царя храни» – гимн царской России. И за это он был осужден тройкой ОГПУ в 1928 г. по ст.57-3, отсидел, но его ждала коллективизация, которую ни ему с семьей, ни семьям его 4-х братьев и четырех сестер обойти не удалось. Трое были расстреляны, а около 20-ти перенесли ИТЛ и спец. переселения. А в родовом селе моего деда-атамана Иманского казачества до сих пор живет погранотряд.

А кто сам-то А.Фадеев? Август 1919 года: 17-летний Саша отложил учебу в коммерческом училище Владивостока и подался в партизаны. По поддельному паспорту А. Булыга, с отрядом Петрова-Тетерина, из-под Сучана драпает таежными тропами, где-то под Ариадном перевалили сопку и оказались в Имано-Вакской долине.

Из истории г. Имана узнаем, что Тетерин-Петров демагогически выступал среди деморализованных партизан, сгруппировав вокруг себя конный отряд в 2-3 десятка человек, не согласуя своих действий ни с кем, ушел через Вангоу в Иман. Сепаратизм довел его до положения маленького «батьки», причем для борьбы с белыми он со своим отрядомдобывал средства путем «очистки» крестьянских кооперативов, «контрибуций и конфискаций».

Вот так они и партизанили, «голодное брюхо к дисциплине глухо» – поговорка оттуда.

Люди мечутся. Одни толком пока ничего не знают, а другие – полностью «красные» – знают, что делать. Проводили «скремент» над народом.

Белые – злыдни, особенно офицеры – «повальные садисты». Дворянский лоск у господ поручиков и штабс-капитанов улетучился, осталась «бешеная ненависть к большевикам». В их языке изобилуют выражения типа «садить по мухе каждому меж глаз» или «сделать на голову ниже».

Ну а партизаны что? В сентябре 1919 года совершают «очередное турнэ по Приморью». От Сучана до Имана с «плантаторов» – сеяльщиков мака корейцев и китайцев – собирают дань, невероятное по своей жестокости вымогательство. Немало опиекурильщиков было как среди крестьян, так и среди красных партизан – выходцев из тех же рабочих и тех же крестьян.

В Имано-Вакской долине отряд Иванова-Тетерина (с Сашей Булыгой), присоединился на время к отряду партизан Милехина. Оказалось, бывший красногвардеец И.Милехин скрывался в Цемухинской долине (Петровка, Царевка, Речица, Романовка), сегодня долина реки Суходол, куда в то время, включая и Шкотово, были стянуты все партизанские отряды. Оттуда отряд Милехина и был направлен в Иманский уезд, где за 60 и более верст революцией и не пахло. Крестьянство и домострой здесь первобытно-оседлые. Ярые революционеры после падения Советов от колчаковской контрразведки далеко не убегали, скрывались поближе к городам. Поэтому в глубинке Иманского уезда в организаторы партизанского движения выдвинулись бывший учитель Морозов (Думкин-Морозов) и бывший эмигрант Гурко, который больше чем другие грешил анархией, нечистоплотностью, батьковщиной.

Ближе к зиме 1919 года здесь находились партизанские отряды Морозова, Гурко, Мелехина, Лунева (Рекворта) и Певзнера, которые «квартировали со столом» в селах: Малиново, Ариадное, Боголюбовка, Лобановка, Ракитное, Ясная Поляна. Лишь отряд Иосифа Певзнера был единственным дееспособным.

В Ракитном Булыга-Фадеев был политруком и редактором партизанской газеты «Шум тайги». А командир Левинсон в романе А.Фадеева «Разгром» и есть Иосиф Певзнер. Вот этот отряд и разгромил-разогнал с отрядом иманских казаков атаман Е.Репин, за что и был осужден в 1928 г.

фотоПервый крестьянско-казачий съезд Иманского уезда 11 марта 1918 года провозгласил: – «Всем саботажникам и врагам революции трудящихся объявить беспощадную борьбу». И как прикажете быть тем, кто по другую сторону баррикад? Ждать, пока придут и поставят к стенке? Казаки какое-то время надеялись, что советская власть оставит их в покое, блюли нейтралитет и просили не вмешиваться в их традиционный уклад жизни.

Но секретная свердловская директива подтолкнуть расказачивание уже делала свое дело. Среди казаков Имана произошел раскол.

Март 1922 года. В Иман входит Народно-революционная армия Дальневосточной республики, но на Дальнем Востоке, и в Приморье, Гражданская война 1922-м годом не закончилась. Стали возникать крестьянские восстания, вызванные первыми раскулачиваниями и расказачиванием.

В Приморье, одном из первых субъектов РФ, для борьбы с крестьянскими восстаниями был создан ОМОН (Отряды Милиции Особого Назначения) и ЧОН (Части Особого Назначения) для борьбы с бандитами – «врагами советской власти”. В Иманском уезде полковник А.Ширяев, как кровавый опричник Григория Семенова и ставленник атамана Уссурийского казачьего войска (казачьевойско–орда) Ивана Калмыкова, дескать, лично пытал в подвалах контрразведки снятых с «поезда смерти» коммунистов, и вместе с казаком-бандитом Бочкаревым якобы приложил руку к кремированию в топке паровоза Сергея Лазо, Алексея Луцкого и Всеволода Сибирцева.

А куда же делись не плененные партизаны из разбитых отрядов? Налегке, по наитию, или по им известным тропам, драпали без оглядки по морозцу через Яковлевку и Татьяновку в Спасск.

А.Фадеев оставил нам в наследство внебрачную дочь Маргариту Алигер, любимицу вождя, которая после смерти Сталина и Фадеева эмигрировала из СССР, и роман «Разгром», несомненно книгу документальную, 1928 года издания. Написана по горячим следам, так что страницы еще, образно говоря, дымятся от боев и стычек. И автор, участник событий, пока не ангажирован, не куплен-не продан, не репрессирован, и помнит все до мельчайших подробностей, достоверно!

Юрий Трифонов-Репин Председатель

ППРОПЗОО «Российский Мемориал”

Памятник Лазо во Владивостоке.

s30116489994.mirtesen

Рисунок https://yandex.ru.

Комментарии

Рабочий 12:47, 23.01.2016
Как известно, имеется всего два взгляда на одну и ту же проблему.Дворцы не прониают, что нужно хижинам. Хижины не могут понять, идёт такое эффективное грабительство хижин. Геринг, в своё время тоже утверждал: "Мы будем грабить и грабить эффективно...", Сталин его успокоил. Внук атамана не любит Сталина и правильно делает, а я, как внук крестьянина- солдата первой мировой войны, погибшего в 15 г.и оставившего своей жене трёх малолетних девчёнок,-хорошо его понимаю и уважаю...
Рабочий 13:13, 23.01.2016
Кстати,у меня тоже есть своя книга памяти.Дело в том, что я был в оккупации,ребёнком, и из одного из колодцев вытащили 29 трупов,они были как живые только синие. Вот некоторые из них:Зелинский Тимофей, Комисар Юрий Петрович, Сахаров, Головко. Филипчак Матрёна Моисеевна, Барагов Сергей Омилианович-15лет, Голубенко Дмитрий-15 лет, Солодовников Дмитрий Дорофеевич-бывший комсомолец и т д. Полицаи арестовали их 30 человек, но один из них сумел вырваться, зато жену его загрызли полицайские овчарки.Это был 43год, все полицаи из Украины разбегались как крысы, прятались в том числа и в Приморье...
Сергей 15:19, 24.01.2016
В документально-художественном сборнике «Лёд и пламень» (Владивосток , 1977) опубликованы воспоминания бывшего чекиста А.В. Проценко «Нейтральная зона» – о службе в 1921 году начальником военно-контрольного пункта Госполитохраны ДВР. Автор пишет, что перед ним стояли две первоочередные задачи: розыск и ликвидация японской агентуры и «расследование обстоятельств гибели на станции Муравьев-Амурской товарищей Лазо, Сибирцева и Луцкого». Однако рассказывает Проценко только об операции против резидентов японской разведки: история занимательная, но ничтожная по масштабам и результатам. О Лазо – ни слова. На самом деле перебравшийся в Белгород полковник госбезопасности написал в 1975 году подробные воспоминания: 22 листа машинописи под копирку. Возможно, текст уже публиковался, но т.к. я его нигде не встречал, считаю нужным выложить здесь информацию об обстоятельствах гибели Сергея Лазо.
… В августе 1921 года нами был задержан белогвардейский казачий офицер, который назвал себя хорунжим Михайленко. Он переходил из японской зоны оккупации в нейтральную зону. Михайленко показал, что состоял на службе в белобанде Бочкарева, которая находится в японской зоне, и что он дезертировал из этой банды и теперь пробирается к себе на родину в Амурскую область, чтобы там замести следы своей службы в белогвардейских отрядах сначала у атамана Калмыкова, а затем в банде Бочкарева.
При обыске у Михайленко были обнаружены и изъяты зашитые под подкладкой кителя: фотокарточка атамана-палача Калмыкова с надписью «На память другу», Георгиевский крест и справка на имя хорунжего Михайленко.
Эти «сувениры» дали основания заняться задержанным хорунжим более основательно и целеустремленно.
Михайленко рассказал следующее:
После предательского выступления японцев 5 апреля 1920 года в пригороде Имана – поселке Белая речка была организована белобанда под руководством бежавшего с Балтики морского офицера Бочкарева (в прошлом Бочкарев – уссурийский казак, житель поселка Графского). […] Главарями банды были упомянутый Бочкарев, белогвардейский каратель есаул Овечкин и такой же каратель хорунжий Михайленко.
Вся эта троица и есть непосредственные участники самого страшного преступления японской военщины. Руками этих трех выродков с черной совестью и были сожжены в паровозной топке на станции Муравьево-Амурская товарищи Лазо, Сибирцев и Луцкий.
После месячного содержания в своих застенках японцы увезли Сергея Лазо и его товарищей из Владивостока на станцию Уссури и там передали белобанде Бочкарева. До станции Уссури товарищей везли в товарном вагоне, перегороженном надвое колючей проволокой. На одной стороне находились узники, у которых вместо постелей была на полу полусгнившая солома, а на другой, за временной перегородкой, охрана, состоявшая из чинов японской полевой жандармерии во главе с капитаном, который хорошо владел русским языком.
Из Имана на станцию Уссури были вызваны бочкаревцы, взять «живой груз». Так были зашифрованы арестованные большевики. За ними выехали на паровозе с одним классным вагоном главарь белобанды Бочкарев, есаул Овечкин, хорунжий Михайленко и два рядовых белобандита, здоровых и пьяных бородача.
В служебной комнате коменданта станции Уссури, японского офицера, Бочкарев официально, под расписку, принял от японского жандармского капитана «живой груз» заочно, а с наступлением сумерек все пошли смотреть узников в вагон, который был поставлен в самый дальний тупик, наглухо закрыт и без наружной охраны.
При свете фонарей бандиты увидели в вагоне товарищей Лазо, Всеволода Михайловича Сибирцева и Алексея Николаевича Луцкого. Бледные, изможденные, обессиленные, в разорванной одежде, с синяками и кровоподтеками на лицах лежали они на полу. У одного из них, вероятно, у товарища Лазо, был выбит глаз и он закрывал глазницу грязной тряпкой. Все трое были без обуви, с распухшими ступнями ног, и стоять не могли.
После осмотра тут же возле вагона жандармский офицер провел совещание, на котором решили узников зашить в мешки, а затем вагон подать на середину железнодорожного моста через реку Уссури и сбросить их в реку, которая имеет быстрое течение.
Принесли мешковину и брезент, нитки, иголки, все вошли в вагон, и началось отвратительное по жестокости издевательство над измученными товарищами.
Сначала все вошедшие в вагон японцы и бочкаревцы набросились на узников и рукоятками пистолетов и пинками привели их в бесчувственное состояние. Особый садизм и зверство при этом проявили бочкаревцы. Они, как, впрочем, и все остальные, включая и жандарма-капитана японской императорской армии, были пьяны.
Затем приморских большевиков стали заматывать и зашивать каждого в отдельности в принесенный брезент. Закончив эту зверскую расправу, японцы ушли на вокзал, но вскоре двое из них возвратились и заявили бочкаревцам, что они тщательно обсудили предполагаемую казнь и решили узников в реку не бросать, так как такой метод убийства русских большевиков нельзя признать тщательно законспирированным. Лучшим методом японское командование считает: сжечь их в какой-либо топке, возможно, в топке паровоза, чтобы у большевиков не было никаких доказательств и в будущем они не могли предъявить японцам свои претензии и обвинить в жестокости к военнопленным.
«Это самый лучший и проверенный метод, когда неугодные политические враги бесследно исчезают, – с улыбкой добавил японский жандармский капитан. – Сожгите и не оставьте следов». Через несколько минут был подан бочкаревский вагон, и зашитых в мешки товарищей перенесли из японской теплушки в классный вагон, бросив их в проходе вагона на пол.
«Поезд смерти» скорым ходом пошел на станцию Муравьев-Амурскую. Японские жандармы и бочкаревские палачи торопились: майские ночи короткие и надо было успеть совершить это страшное убийство до рассвета. Кроме того, станция Муравьев-Амурская сравнительно далеко отстояла от японских оккупационных войск и находилась в районе влияния белой банды Бочкарева. С бочкаревцев, дескать, и спрос!
«Поезд смерти» на станцию назначения прибыл незадолго рассвета, из депо был подан паровоз-декапод №ЕЛ-629 и поставлен рядом с вагоном узников.
Белогвардейцы прогнали с паровоза машиниста, оставив одного кочегара-китайца, которого заставили усиленно шуровать топку, а затем по одному переносить по вагонам на паровоз полузадохшихся товарищей и заталкивать их в топку паровоза в зашитом состоянии. Последним был брошен в топку кочегар, которого предварительно оглушили ударом по голове.
Все эти данные нами были добыты в процессе следствия по делу хорунжего Михайленко. Показания давал он сам и свидетели, среди которых был и машинист паровоза, ездивший с бочкаревцами на станцию Уссури за нашими товарищами.
Хорунжий Михайленко и еще двое белогвардейцев-бочкаревцев, арестованных нами в процессе следствия, по приговору военного трибунала 2-й Амурской армии были расстреляны.
Лия 14:24, 22.12.2018
У меня есть своя правда мой дед был председателем коммуны всего не описать. В 1925 г на их село напали банда белогвардейцев (регулярно они нападали на приграничные села грабили убивали) . О нападении на села дедушке передали он побежал к воротам и там двое жителей села сцепились в драке один хотел открыть ворота а другой недавал открыть. Бандиты вошли в деревню грабили ,взяли молодых мальчишек активистов .и решили наказать одного убили вскрыли грудную клетку (это был старший брат моего отца Василий) Тимофею одели обруч и сжимали пока череп нетреснул . Дед побежал на погранзаставу предупредить пограничников. А бабушка в своем доме окруженными бандитами отстреливалась с ней были 6 детей и сама она беременна . Среди жителей деревни были и бандиты ,днем колхозники вечером грабители
Лия 21:35, 06.05.2019
Село в котором казнили мальчишек была Колхоз 1-ое Мая (коммуна 1-ое мая) нападение на село было и в дальнейшем в 1928г. сожги дом моего деда . мСоседом моего деда был Бочкарев Иван Александрович(1902г. рожд.) по фото сделаном 1927г. он очень похож на Вениамина Бочкарева ( сейчас можно найти в интернете) и много других данных белый офицер ,семья болела туберкулезом в 1925г. родился сын Владимир . Шевченко Г.М. в1923г. в Гродеково на переходе Сосновка узнал Бочкарева Вениамина . В дальнейшем Бочкарев жил во Владивостоке работа связана была с пароходством. В1925г. в нападении на село организовано бандой Овечкина .

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Какое главное событие произошло в начале августа?

Всего проголосовало
12 человек
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года