Главная страница Политика На родине «приморских партизан»

На родине «приморских партизан»

02.09.2015
Ирина ГРЕБНЕВА

фотоМы отправились в поселок Кировский со своими друзьями, журналистами из Италии, которые специально приехали в Приморье, чтобы снять документальный фильм о «приморских партизанах». Джанкарло отчасти говорит по-русски, и мы, хотя и с трудом, могли объясниться с ним.

Второй итальянец с почти русским именем Данило, которое он объяснил своими югославскими корнями, хорошо говорил по-английски, но совсем не понимал русский язык. Так что для общения с ним нам с Татьяной Демичевой пришлось изо всех сил возрождать свои скудные знания английского языка.

Но прежде чем добраться до Приморья, наши друзья испытали на себе приключения итальянцев в России в новом варианте. Еще в Москве они опоздали на самолет, и им пришлось добираться до Владивостока поездом. Да еще в плацкартном вагоне. Там их восприняли очень бурно и развлекали всю дорогу, чем отчасти компенсировали отсутствие комфорта. Но ради того, чтобы проехать через всю Россию, пожалуй, стоило потерять билеты на самолет.

Во Владивостоке мы познакомили своих новых друзей с нашими публикациями по «приморским партизанам», а затем вместе с ними отправились в поселок Кировский. Там, на автовокзале, итальянцы испытали настоящий шок и долго не могли поверить, что это и есть центр поселка Кировский, столицы «приморских партизан». Похоже, у них в Италии самая захудалая деревня выглядела более богато и комфортно, нежели этот районный центр.

Мы прибыли в поселок Кировский в нелегкое для его жителей время. Накануне нашего приезда произошел случай, всколыхнувший не только весь поселок, но и весь Приморский край. Пропала очень домашняя и послушная девочка, которая хорошо знала, что с незнакомыми людьми общаться не надо. Сразу было дано объявление в местную газету «Сельская новь», но к тому времени, как оно вышло в газете, ее уже нашли утопленную в болоте.

Тут же нашли местного жителя, у которого был обнаружен телефон этой девочки. После страшных пыток он оказался в реанимации. Однако экспертиза показала, что девочку изнасиловали и убили два человека, а тот схваченный полицией житель поселка, который подобрал телефон, очевидно, выпавший из ее кармана, пока девочку тащили в болото, оказался ни при чем.

фотоТогда, по словам местных жителей, у всех мужчин поселка стали брать мазок на анализ ДНК в поисках насильников, но ходят слухи, что такой мазок не взяли у отчима девочки, который служит в полиции. А практика показывает, что если к убийству причастна сама полиция (что, к сожалению, бывает нередко), то за ее поступок назначат отвечать совсем невиновного человека. Так что любой житель Кировского вполне может оказаться на скамье подсудимых.

Возможно, именно это событие, а возможно, большая работа, проделанная спецслужбами и силовиками, повлияли на результат нашей работы в Кировском, но только ни один из родственников «приморских партизан» не стал с нами общаться. Едва мы пытались завязать с ними хоть какую-то беседу, как слышали в ответ одну и ту же стереотипную фразу: интервью давать не буду. И на этой категорической фразе весь разговор заканчивался.

Да и далеко не со всеми нам удалось встретиться. У некоторых поменялся телефон и адрес за это время.

Помню, когда началась охота на «партизан» и прозвучали их имена, в нашу редакцию сразу же заявилась преподавательница школы, где учился Андрей Сухорада. Она взволнованно сообщила нам, что Андрей Сухорада – очень хороший парень, прекрасно воспитанный, и он просто не может быть террористом. Когда история получила свое развитие, она отказалась от публикации этого мнения.

В момент задержания «партизан» Андрея застрелили. Судя по количеству попавших в него пуль, в него, видимо, стреляли несколько человек, очевидно по заданию. Вместе с ним погиб и Александр Сладких. В некоторых средствах массовой информации именно Андрея Сухораду называют неформальным лидером группировки. Возможно, потому, что его неоднократно избивали в стенах местной полиции. А его мама наиболее активно общалась с прессой.

 

Нам удалось связаться с одним из адвокатов «приморских партизан», от которого мы и узнали о направлении дела на пересмотр в связи с тем, что один эпизод, из числа тех, которые были приписаны «партизанам», был признан недоказанным. Замечательно еще и то, что это, и только это деяние вменяется двум «участникам банды» – Алексею Никитину и Вадиму Ковтуну, которые были знакомы с «партизанами», но не входили в их группировку.

Вадима Ковтуна полиция «затащила в банду» только на основании того, что его брат Александр был участником группировки. Похоже, от него ждали яростного осуждения действий брата, да не дождались.

Алексея Никитина пригласили в прокуратуру сначала как свидетеля и тоже, по-видимому, ждали осуждения с его стороны. Но вместо этого он накатал подробное заявление в прокуратуру, где описал деяния полиции по крышеванию наркобизнеса, да еще и доказательства принес на компьютерном диске. Ему велели подождать, а сами вызвали из Владивостока работников ОРЧ-4, известных как заплечных дел мастеров. Алексея увезли и несколько дней пытали по его словам, так, что его явка с повинной оказалась заляпана кровью.

Отдельные снимки с того диска, который принес Никитин, были использованы на суде стороной обвинения. А когда сторона защиты захотела взять доказательства с этого диска, он оказался пустым. Никакой информации на нем уже не было. Более того, исчезло несколько томов уголовного дела «приморских партизан» с документами, в числе которых была и та самая «явка с повинной» Алексея Никитина, заляпанная его кровью.

Вспоминая все это, мы гуляли по поселку и попутно фотографировали его достопримечательности. Особенно нам понравились здания мирового суда и прокуратуры, построенные в оригинальном стиле и, по-видимому, совсем недавно. Джанкарло задержался возле прокуратуры, и там, за нашей спиной с него потребовали документы. Хорошо, что с нами была юрист Татьяна Демичева. Она быстро и грамотно заставила отступить работника правоохранительных органов.

Но больше всего в поселке Кировский нас поразила церковь. Такую богатую, новой и комфортной церкви и в городах-то малых редко встретишь, не то что в поселке. Нам рассказали, что она построена совсем недавно, и я подумала, что, скорее всего, громкий протест «приморских партизан» сильно повлиял на судьбу поселка и косвенно способствовал рождению этой прекрасной церкви.

Нам сообщили, что в полиции поселка Кировский не осталось ни одного полицейского из тех, кому «партизаны» объявляли войну. Но изменились ли порядки в этом здании? Чьей крышей все еще являются его обитатели? В почете ли здесь офицерская честь? Судя по поведению и словам местных жителей, далеко не все здесь благополучно...

Ирина ГРЕБНЕВА.

На верхних снимках церковь поселка Кировский снаружи и внутри;

На снимке внизу слева направо:

Татьяна Демичева (юрист «АВ»), Джанкарло Кастелли (журналист, писатель), Данило Личчарделло (оператор), Ирина Гребнева (редактор «АВ»).

фото

 

Комментарии

Ника 05:22, 04.09.2015
Пусть узнают и за пределами РФ, какие они полицаи в наше время,в глубинке.Раз дети превращаются в "партизан" в мирное время.

Добавить комментарий

:
:
:
НАВИГАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ

Как вы провели неделю голосования?

Всего проголосовало
24 человека
Прошлые опросы

▴ Открытый прямой эфир Дождя

Наши проекты

Издательский Дом "Водолей" - купить книгу или заказать издание своей

Суды и выборы - информационный сайт о выборах в Приморье с 1991 года